Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

01 Марта 2009 Журнал "Планета Баскетбол"

Виды спорта: Баскетбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Волохов Юрий

Робертас ЯВТОКАС: «Пока играю, на мотоцикл не сяду!»

Робертас ЯВТОКАС: «Пока играю, на мотоцикл не сяду!»

Робертас ЯВТОКАС: «Пока играю, на мотоцикл не сяду!»

Он – основной центровой, опора и боевая мощь московского «Динамо». Представить один из ведущих российских клубов без этого добродушного литовского гиганта сегодня крайне сложно. Между тем, еще несколько лет назад дальнейшая спортивная карьера Робертаса Явтокаса находилась под большим вопросом…

Впрочем, наш разговор с Явтокасом начался не с событий лет минувших, а с вопросов о команде, цвета которой он защищает второй сезон. Этот год российской карьеры Робертаса, по праву считающегося одним из сильнейших центровых Суперлиги, обещает стать для «Динамо», а стало быть, и для него самого, весьма успешным: бело-голубые входят в число лидеров национального чемпионата и всерьез претендуют на победу в Кубке Европы.

Парадокс «Динамо»: меньше звезд – больше побед

– Робертас, в разгар сезона из «Динамо» ушла пара сильных легионеров, однако команда после этого заиграла еще лучше. В чем, на ваш взгляд, здесь причина?

– Когда уходят несколько баскетболистов, которые, в общем-то, являлись лидерами, то команда обычно еще больше сплачивается. Похоже, это и произошло с нами. Я не могу сказать ничего плохого о тех же Парго и Прайсе, покинувших «Динамо». Они были классными игроками, хорошими парнями и делу отдавались на сто процентов. Но такой вот парадокс – игра у нас почему-то не шла.

– Этот сезон в России и «Динамо» для вас уже второй по счету. В первом вы играли под руководством серба Светислава Пешича, требования которого, как говорят, порой доходили до абсурда…

– Действительно, Пешич любит жесткую, армейскую дисциплину. Но лично я не могу сказать про него ничего плохого. Он мне доверял, я много играл. А что еще надо баскетболисту? Тем более что я пришел в «Динамо» из «Панатинаикоса», где на меня почти не рассчитывали. Что же касается Пешича… Не скрою, многим ребятам не нравились методы его работы, и такое недовольство наставником, конечно же, чувствовалось. В прошлогоднем «Динамо» не было полного единения. И хотя, повторяю, меня тренер устраивал, все эти проблемы сказывались и на атмосфере в команде, и на результате. Поэтому называть прошлый сезон удачным для себя и команды я бы не стал.

– Теперь команду возглавляет Дэвид Блатт. После Пешича работать с этим наставником, наверное, одно удовольствие?

– Блатт тоже любит дисциплину и, как говорят по-русски, «напихать» тоже может так, что мало не покажется. И тренировки у него не легче, чем у Пешича. Однако в общении с игроками Блатт совершенно другой: он может и любит пошутить, старается много общаться с парнями индивидуально.

– Многие называют вас одним из сильнейших, если не самым лучшим, центровым российской Суперлиги. А вы лично кому отдадите предпочтение?

– Это сложный вопрос. Во-первых, слабых центровых в российской лиге нет. Во-вторых, каждый центровой из команды соперников хочет доказать, что он лучше тебя. Когда-то у него это получается, когда-то – нет. Идет нормальная борьба, спортивные амбиции и характер у всех есть.

– И все же, с кем из центровых лично вам наиболее тяжело бороться? Например, Каспарс Камбала физически очень мощный…

– С Камбалой, конечно, непросто, но я тоже не маленький и люблю потолкаться. У каждого свои козыри. Один – мощный, другой – высокий, третий – талантливый, четвертый – быстрый. Мне, например, на тренировках «Динамо» очень сложно играть против Дариуша Лавриновича. Высокий, руки длинные, цепкий и здорово умеет блок-шоты ставить – ну скажите, как через такого перебросить?! Хорошо, что Дариуш со мной в одной команде. (Смеется.)

С братом «рубились» так, что нас выгоняли с тренировок

– Вы как-то рассказывали, что в детстве не очень хотели заниматься баскетболом, мол, мама вас едва ли не силой заставляла.

– Было дело. Позанимался несколько лет, но потом надоело, остыл к баскетболу. Шататься по улицам с приятелями показалось более интересным занятием. Тогда было в моде карате, всякие единоборства, но родители мне запрещали этим заниматься. Сказали: либо баскетбол, либо никакого другого спорта. Почти два года пропустил, но родители настояли, и я вернулся в спортшколу.

– Два года, потерянных впустую…

– Так категорично я бы не стал говорить. Мне нравилась такая жизнь. Что-то в ней для себя новое узнал, чего бы, возможно, не узнал, если бы занимался баскетболом. О чем здесь жалеть? Другое дело, если посмотреть на это время с точки зрения овладения профессией баскетболиста, то, конечно, два важных года я упустил.

– Ваш старший брат Артурас – тоже в прошлом баскетболист, играл в свое время за пермский «Урал-Грейт». Знаю, что вы с ним соперничали с детских лет.

– С детских – вряд ли. Он старше на три года. В детстве и юношестве эта разница в возрасте ощущается сильнее. Он был мощнее, мастеровитее. Позднее, повзрослев, мы вместе играли за «Летувос Ритас». Вот тогда действительно на тренировках «рубились» не на шутку – позиция-то у нас одна. Артурас очень заводной и выкладывался на все сто. Для него в такие моменты было неважно, противостоит ли ему брат или еще кто-то. Я тоже не привык уступать. Так что искры летели…

– Говорят, вас даже с тренировки выгоняли?

– Было дело. (Смеется.) Но тренер старался чаще ставить нас в одну команду, опасался, что можем подраться.

– Артурас ведь очень мощный, с фигурой культуриста. Не опасались его злить?

– Ну, я тоже не слабый. (Смеется.) Нет, до драки не дошло бы никогда. Максимум – могли потом день не разговаривать. Мы с братом очень близки, каждый день созваниваемся, обсуждаем что-нибудь. Он мне помогает в жизни, я – ему.

Артурас ведь рано завершил карьеру: будучи по натуре максималистом, посчитал, что если чем-то заниматься, то обязательно надо быть лучшим. Но тренеры многих команд не видели в нем лидера, не доверяли много играть. И он ушел из баскетбола. Сейчас Артурас занимается бизнесом, и у него все нормально.

– И еще о ваших родных. Это правда, что ваша мама занимает какой-то большой пост в родном Шауляе?

– Да, она вице-мэр города.

– Ваша семья, полагаю, очень популярна в Шауляе: мама – вице-мэр, сын – центровой сборной Литвы…

– Мне трудно сказать, насколько я популярен в Шауляе. Я давно живу в Вильнюсе и в родной город выбираюсь летом лишь на пару дней.

– Неужели в Шауляе вас не узнают на улицах?!

– Узнают, иногда подходят, говорят какие-то слова. Просто в Литве баскетбол очень популярен. И в любом городе, будь то Шауляй, Вильнюс или Каунас, известного баскетболиста, тем более игрока сборной, узнают 98 человек из ста. В России же баскетболисты могут спокойно ходить по улицам, и никто внимания на них не обратит. И в этом, хочу сказать, тоже есть свои плюсы.

Сейчас мне грех жаловаться на судьбу

– Не могу обойти в нашем разговоре не очень приятную для вас историю с аварией на мотоцикле, которая произошла в Литве несколько лет назад и едва не стоила вам карьеры, а то и жизни. Насколько мне известно, тренер Йонас Казлаускас, возглавлявший тогда «Летувос Ритас», не хотел, чтобы вы ездили на мотоцикле, – и как в воду глядел…

– Скажу, что в контракте с «Летувос Ритас» такого пункта, запрещающего мне ездить на мотоцикле, не было. А Йонас действительно не одобрял моего увлечения. Я пару раз приехал на тренировку на мотоцикле, и он сделал замечание на этот счет. Мы с Йонасом всегда очень хорошо общались и сейчас дружим и часто созваниваемся. Это был не тренерский запрет, просто дружеская рекомендация. Чтоб его не расстраивать, я стал приезжать на тренировки на машине. Но от своего увлечения ездой на мотоцикле все равно не отказался. Пока однажды не случилась эта авария…

– После той страшной аварии врачи сказали вам, что о баскетболе надо забыть, – речь шла о том, сможете ли вы снова научиться ходить. Или я преувеличиваю?

– Да, так и было. На ноги я встал бы в любом случае. Ведь в аварии не столько ноги пострадали. У меня порвался нерв на руке, и я полгода не мог ее поднять. Хотя по всем правилам нерв должен был срастись за три месяца. Врачи уже разуверились, что моя рука когда- нибудь заработает. Но нерв все же сросся, и рука начала понемногу функционировать.

– Как отреагировал клуб на беду, произошедшую с вами?

– Руководство «Летувос Ритаса» сильно на меня рассердилось, считало, что я подвел команду. Ведь произошло это накануне суперфинала с «Жальгирисом». А это самое принципиальное дерби в Литве. В итоге клуб разорвал со мной контракт.

– Кто помог вам в этот непростой период вашей жизни, заставил поверить в себя и
вернуться в баскетбол?

– Семья, близкие, друзья, врачи. И американцы – клуб «Сан-Антонио», который до этого выбрал меня на драфте НБА. После аварии представители «Сан- Антонио» позвонили мне и предложили приехать к ним на лечение. Сделать это сразу я не мог. В Литве перенес две операции, потом почти полгода восстанавливался. И только тогда отправился в Америку. Почему «Сан- Антонио» помог мне? Думаю, никакой корысти здесь не было. Просто клуб решил помочь попавшему в беду игроку.

– До аварии специалисты называли вас едва ли не самым талантливым центровым Европы. Как считаете, случившееся серьезно повлияло на вашу карьеру?

– Не люблю я эти гипотетические рассуждения: вот не было бы, мол, аварии, и я стал бы таким суперигроком. Вполне возможно, что-то я и потерял. Конечно, хотелось в НБА поиграть. Но сейчас мне грех жаловаться на судьбу. Я доволен своей карьерой: играю в очень хорошем клубе, имею хороший контракт…

– То есть вас можно назвать счастливым человеком?

– У меня прекрасная семья, любимая работа, за которую хорошо платят. Думаю, я действительно счастливый человек. Если бы все люди были так же счастливы, на земле наступило бы полное благоденствие.

– На мотоцикл больше никогда не сядете?

– Никогда не говори «никогда». Но пока я играю в баскетбол, на мотоцикл точно не сяду! А потом – кто знает… Русский язык пришлось вспоминать заново

– Вы родились еще в Советском Союзе, а потому, как и многие ваши сверстники из Литвы, не испытывали языкового барьера при переезде в Россию, не так ли?

– Не совсем так. Когда я жил в Литве, то действительно неплохо знал русский. Но потом три года учился в Америке, постоянно находился в англоязычной среде. В общем, когда в прошлом сезоне приехал в «Динамо», русский язык пришлось вспоминать заново. Благо, много времени на это не понадобилось.

– Что вас удивило при первом знакомстве с Москвой?

– Когда собираешься уезжать куда- нибудь на долгий срок, обычно ищешь всю информацию о будущем месте работы. Так что о «Динамо» и Москве я знал все. Чем-то удивить меня было трудно. Автомобильными пробками, правда, пугали, и они оказались еще хуже, чем мне говорили. Но я живу недалеко от дворца, и, даже если попадаю в серьезную пробку, все равно дорога занимает не больше 15- ти минут.

– А как чувствует себя в российской столице ваша супруга?

– Вот ей приходится сложнее. Я все время занят – тренировки, разъезды, а она постоянно дома с дочкой. Зимой, когда холодно, даже погулять с ребенком не очень-то выйдешь…

– Знаю, что совсем недавно в вашей семье произошло пополнение – сын родился. Примите поздравления!

– Спасибо! Ребенок – это, конечно, большое счастье. Правда, у жены теперь еще больше забот прибавилось. Хорошо, сейчас родители приехали – полегче будет.

– Вы как-то говорили, что ваша жена любит театр, а вас туда не затащить…

– Все-таки затащила. (Смеется.) Но я с удовольствием сходил. Мне понравилось. Билеты нам жена Сергея Мони достала – на спектакль «Красавица и чудовище». Правда, не знаю, какой это был театр. В Москве их так много…

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle