Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

01 Июля 2009 Журнал "Московская легкая атлетика"

Виды спорта: Легкая атлетика

Рубрики: Другое

Автор: Николаев Петр

Преодолевая обстоятельства

Преодолевая обстоятельства

Преодолевая обстоятельства


Олег Диаздинов вспоминает, что с 13 лет мечтал стать тренером, когда еще только начинал заниматься прыжком с шестом. «Достижения у меня были не слишком высокими. Я был «крепеньким» мастером спорта с личным рекордом 5.40 м, но не более того. Когда оканчивал институт физкультуры, так получилось, что завершилась и моя спортивная карьера, - говорит Олег. -Но с тренерством пришлось повременить. Это был самый тяжелый 1992 год, рушилась вся прежняя система спорта. И я понимал, что тренерской работой не смогу прокормить семью. К тому времени я был женат, у нас родился ребенок. Чем только я ни занимался, пытаясь заработать! Должен сказать, что это вполне успешно у меня получалось на самых разных поприщах, вплоть до того, что на дому занялся пошивом изделий из кожи».

Будущий тренер переквалифицировался в портного по коже, да столь умелого, что к нему записывалась целая очередь желающих воспользоваться его услугами. Люди часто приносили старые вещи, и он их переделывал, создавая, по заверению Олега Вячеславовича, «эксклюзивные модели», хотя никто его этому не учил. «Наверно, так повелось у шестовиков еще с 60-х годов, -продолжает он свой рассказ. - Они умели прекрасно шить во времена вечных проблем с вещами и одеждой. Шили рубашки, брюки, костюмы, спортивные сумки. А в 2001 году как-то загрустил я на фоне своего довольно успешного бизнеса и решил все же попытаться поработать тренером, когда семья уже имела определенный финансовый достаток. Жена сказала: «Ну ладно, бог с тобой, иди хоть этим займись, чем сидеть и чахнуть». Позвонил своему бывшему тренеру, проконсультировался, и он направил меня к Анатолию Федоровичу Чернобаю, тренеру таких известных атлетов как Игорь Павлов и Павел Герасимов. Он взял меня на сбор и сразу переключил на работу с девушками, которые были у него в группе. Они были уже мастерами спорта, и получилось, что я сразу начал тренировать спортсменок довольно высокого уровня».

Однако, как показывает опыт, двум тренерам по прыжку с шестом ужиться вместе бывает сложно. Вот и здесь, как поясняет Олег, возникли у него некоторые «теоретические трения» с Анатолием Федоровичем по поводу того, как нужно тренировать. Ведь у каждого наставника шестовиков свое, индивидуальное видение прыжка. Вот почему у каждого известного тренера рождается своя школа. «Была спартаковская школа, связанная с именем Виктора Васильевича Осипова, - перечисляет Диаздинов, - динамовская школа Анатолия Александровича Ермакова, знаменитая иркутская школа Юрия Николаевича Волкова, не менее известная ташкентская братьев Коган. Сейчас в нашей школе МГФСО работают четыре тренера по шесту, и это четыре разные школы, хотя мы стараемся найти общие подходы и взаимодействовать друг с другом. Владимир Ильич Шульгин порекомендовал директору нашей школы Марине Александровне Кузиной, и меня взяли на испытательный срок. Год работал без денег: днем тренировал, ночью садился в машину и «бомбил».

К тому времени, когда Диаздинов появился в манеже «Трудовые резервы», у юной Юлии Голубчиковой уже была за плечами достаточно богатая спортивная биография. С 4 до 10 лет она занималась спортивной гимнастикой, после чего переключилась на прыжок с шестом в группе Евгения Бондаренко, тренируясь вместе со Светланой Феофановой и Еленой Беляковой. Но, как сегодня говорит Голубчикова, у нее с Бондаренко «появились разногласия», после чего она прекратила совместную работу.

«Целый год я не выступала ни в одном старте, полностью пропустила первый юниорский соревновательный год и на девять месяцев прервала всякиетренировки,- вспоминает Голубчикова. - Вообще-то я твердо решила закончить прыгать с шестом и вернулась совершенно случайно».

В ноябре 2001 года манеж ЦСКА оказался на ремонте. Тогда группа Бондаренко временно перебралась тренироваться в «Трудовые резервы». Однажды Елена Белякова, с которой продолжала дружить Голубчикова, попросила ее зайти к ней в этот манеж, так как Юлия жила совсем рядом, и для нее это не составляло труда. Она заглянула к подруге и разговорилась с тренером Шульгиным. «И вот я сидела с Шульгиным, разговаривала, - говорит Голубчикова. - Бондаренко заметил это и спросил: «Ты что же, решила к Шульгину уйти? И здесь у меня сорвалось с языка, наверное, чтобы досадить ему: «Да, решила». Хотя у меня вовсе не было намерения возобновлять тренировки. Таким образом, вопреки своим планам я снова оказалась в своем виде».

Однако Шульгин в то время тренировал только ребят и перенаправил Голубчикову к Диаздинову. Так с конца ноября 2001-го они начали работать вместе. Юлия имела в то время результат 3.70 м, который показала еще в 15-летнем возрасте. Она возобновила тренировки, проявляя безумную работоспособность, выполняла все тренерские требования, могла сидеть в манеже по восемь часов, что случается порой и сейчас. И еще они очень много обсуждали то, как нужно прыгать. Диаздинов и по сей день пытается избавить ученицу от прыжка, поставленного ей первым тренером, так же, как и Виталий Петров постарался создать свой прыжок в работе с Исинбаевой, переучивая ее.

Очень быстро трудолюбие и целеустремленность Голубчиковой принесли свои плоды. В январе 2002 года, уже на первой тренировке, она прыгнула на 3.80 м, причем несколько раз.

Тренер уже прикидывал, что летом она способна взять 4.20 м и вполне реально сможет претендовать на поездку на чемпионат мира среди юниоров. Она даже опередила этот график, в последнем зимнем старте одолев искомые 4.20 м. Благополучно прошла весенняя подготовка. На первых летних соревнованиях, под обрушившимся на стадион стеной ливнем, она взяла 3.90 м. А вскоре на «Мемориале Куца» прыгнула на 4.35 м, что было вторым в мире результатом среди юниорок. И на мировом юниорском первенстве на Ямайке Голубчикова заняла второе место с результатом 4.30 м. А ведь недавно казалось, ее совсем списали со счетов!

А затем состоялся первый коммерческий старт в Финляндии, где ее постигла большая беда. «Юля натолкнулась на порыв встречного ветра в разбеге, взлетела и пошла в обратную сторону, ее понесло немного вбок. Перед самой землей решила сгруппироваться и приземлилась на шею, получив односторонний вывих пятого шейного позвонка, - описывает случившееся Диаздинов. - Там, в Финляндии, ей сразу не могли сделать операцию, потому что наша обычная туристическая дешевая страховка совершенно не покрывала ее стоимости. Меня в Финляндии не было, но хорошо, что рядом находился Радион Гатауллин. Он сам медик и хорошо знал, что нужно делать. Приехала «скорая», Юлю положили на вакуумный матрас, установили шейный фиксирующий воротник. Каким-то образом ее нужно было переправить на родину. Радион добился того, чтобы организаторы соревнований хотя бы на машине «скорой помощи» довезли ее до границы. А там ее уже ждала наша «скорая» из Питера, где Голубчикову положили в областную больницу. Но я решил перевезти ее в Москву».

В этой-то ситуации и сыграло роль то, что жена Диаздинова работала в центре реабилитации Валентина Дикуля, а травмы шеи и спины как раз являются их профилем. Олег объяснил ситуацию супруге, и Дикуль положил Голубчикову до операции в одну из своих клиник. Тренер с женой в это время занялись поиском, в какой больнице ее оперировать. «Поездили мы по больницам, показали снимки, диагнозы. Чего только не наслышались от медицинских светил, - рассказывает Олег. -В одной больнице два уважаемых профессора заявили, что ей нужно делать резекцию позвонка, что фактически означало его удаление. Я им говорю: «Не понимаю, ведь там же просто вывих, достаточно поставить позвонок на место». А они мне: «Ну так вот мы позвонок удалим и вместо него поставим металлическую бобышку». Я им ответил, что это равносильно ампутации руки при вывихе плеча. После чего решили, что будем оперировать в нейрохирургии госпиталя имени Бурденко. Но там нам сразу дали понять, что мы по финансам не потянем те услуги, которые предложат нам в отделении спинно-мозговых травм госпиталя, а деньги там берут сумасшедшие! И мы через знакомого хирурга обратились в отделение сосудистой хирургии.

Оперировал Юлю замечательный хирург Алексей Бочаров. Операция длилась три с половиной часа. Помимо того, чтобы вправить позвонок, требовалось сделать все так аккуратно, чтобы не задеть спинной мозг. Нужно было осторожно обойтись и с мелкими связками, пострадавшими при вывихе. Врачи решили сращивать между собой пятый и шестой позвонки и закрепили их металлической проволокой, которая до сих пор находится у Юли в шее. Теперь она у нас девушка с головой «на проволоке». Заплатили за операцию 75 тысяч рублей. Юлька тогда была еще спортсменкой клуба «Луч», и через три месяца мне компенсировали эти затраты».

Голубчикова встала на ноги уже на следующий день после операции. На шее у нее был фиксирующий воротник, и если она наклонялась, то нагибаться приходилось всем телом. Тренер настоял на том, чтобы она не сидела дома, а приходила в манеж на тренировки и следила за ними. Но все врачи категорически были против ее возвращения в легкую атлетику. Они говорили: забудьте про спорт, ведь жизнь прекрасна и без спорта. Перед операцией родители Голубчиковой подписали договор, в котором оговаривалось, что доктора не несут ответственности за окончательный результат. Работали они с живой материей, и мало ли что могло случиться. Когда тренер и мать Юли прочитали этот договор, то мама воскликнула: «Да мы же все с ума сойдем, если она прыгать не сможет!».

Уверенность тренера в том, что возвращение состоится, и Голубчикова продолжит выступления, была стопроцентной. Но первые три месяца ей нельзя было заниматься физическими упражнениями, она не могла даже бегать трусцой в течение периода реабилитации. Голубчикова приходила в манеж, с грустью смотрела на тренировки своих подруг, общалась с друзьями и наставником, но это не могло заменить ей любимого дела. Два месяца таких «занятий» она вытерпела, а на третий заявила, что не может больше выносить такого состояния, когда все тренируются, а она не может ничего сделать. Через месяц она пришла отдохнувшая, прибавив килограммов шесть веса, и 3 декабря 2002 года тренировки возобновились, сначала с большой осторожностью, когда при прыжке она старалась приземляться на ноги, чтобы не травмировать позвоночник. Спортсменка продолжала наблюдаться у врачей, делались контрольные снимки оперированных позвонков, но восстановление было нескорым. За три месяца кость срослась лишь на 30 процентов. Организм плохо усваивал кальций, и срастание шло очень медленно.

В начале февраля 2003 года состоялось долгожданное первое соревнование. Вскоре она вернулась к тому, на чем завершила предоперационный сезон, и прыгнула на 4.30 м. Возвращение к прежним результатам происходило довольно быстро. Получалось, что Юлия второй раз возвращалась к прыжку с шестом, как это произошло после разрыва с Бондаренко.

Но Диаздинов столкнулся с новым осложнением. Спортсменка тяжело переносила ситуации, когда с ней поступали несправедливо. Например, когда при отборе на соревнования заслуженное место в команде доставалось другим. Это вызывало у нее апатию, вплоть до заявлений, что она заканчивает занятия спортом. «Я убеждал ее остаться и продолжать прыгать, - говорит Диаздинов - На фоне этой депрессии она получила «баранку» на молодежном первенстве России в Чебоксарах и не попала на чемпионат Европы среди молодежи, где могла занять призовое место. В 2005 году Голубчикова была лидером европейского сезона и уже фактически завоевала право поездки на молодежное Европейское первенство, но нас вынудили выступить в Казани на Мемориале братьев Знаменских чуть ли не в приказном порядке. Юля была немного травмирована, у нее возник спазм мышц задней поверхности бедра. В итоге в Казани она опять получает ноль, и мы сразу попадаем в черный список: мол, у нас отрицательная динамика результатов. Ее «отстегивают» от чемпионата Европы, а за 5 дней до отъезда сборной, на первенстве России она прыгает на 4.40 м, что было лучшим результатом среди молодежи в Европе.

Руководство команды мне говорит, пусть она прыгнет в следующем старте на 4.45 м, и тогда ее возьмут на «большой» чемпионат мира в Хельсинки. Она преодолевает 4.30 м, но взять 4.45 м на тренировочном ядре в «Лужниках», при сильном боковом ветре было нереально. А молодежное первенство Европы тогда выиграла украинка Наталья Кущ с результатом 4.30 м, то есть, у нас можно сказать, отняли «золото».

В 2006 году на матчевой встрече в Италии Юля показала личный рекорд 4.45 м, а на следующих соревнованиях покорила 4.60 м и с этого момента вошла в мировые лидеры. Ее стали приглашать на соревнования самого высокого ранга. В первом же состязании 2007 года она прыгнула на 4.65 м, установив личный рекорд для залов, а затем на чемпионате России достигла 4.70 м и на «зимнем» чемпионате Европы в Бирмингеме заняла второе место. В последней попытке Светлана Феофанова вырвала у нее победу. «Нужно отдать должное таланту Светы, боец она достойный, - признает Олег Вячеславович. -Идет ва-банк, переносит попытку, берет жестче шест и прыгает. В том же году Голубчикова впервые выступила на чемпионате мира. В принципе, она соревновалась в Осаке на своем уровне, показав 4.65 и попав в шестерку сильнейших, хотя могла бы взять и большую высоту».

По данным замеров комплексной научной группы, у Юли самая высокая скорость среди спортсменок России. Она разбегается быстрее самой Исинбаевой! Крометого, она одна из самых сильных, ее показатель в жиме лежа 90 килограммов при личном весе всего 58. Ее силовые показатели весьма велики, да и гимнастическая подготовка на уровне. Но, по словам тренера, есть «одна маленькая проблема»: частенько Юля не верит в себя. Но когда она обретет эту веру, что должно непременно произойти, то тогда, как говорит тренер, народ, держись!

Но почему бы Голубчиковой и ее тренеру не совершить поездку для консультаций с Виталием Афанасьевичем Петровым, как это делают многие другие шестовики? Как поясняет Диаздинов, он не против такого обмена опытом, тем более что с Петровым они в очень хороших отношениях. Вот только сама спортсменка не хочет ехать в итальянскую Формию, считая, что там главное внимание сосредоточено на Исинбаевой, а это значит, что ей там делать нечего. «Я знаю, что те, кто приезжают к Петрову, потом улучшают свои результаты, но моя спортсменка не хочет этой поездки. Если бы она захотела, я бы с ней поехал.

Хотя мне и сложно отлучаться из школы, ведь помимо Голубчиковой я тренирую еще десять человек. Мы ездим на сборы только дважды в год - в октябре и в марте. Все остальное время сижу в Москве», - говорит Олег.

Все его ученицы - москвички, кроме одной, приехавшей из Омска. Они приходят, как правило, от других тренеров школы, в основном - из прыжка в длину, их передают Олегу Вячеславовичу, когда становится понятно, что этот вид у них не слишком получается, тогда как спортсменка горит желанием тренироваться. А женский прыжок с шестом - вид молодой, развивающийся и нормативы в нем пока относительно невысоки. Мастером спорта может стать даже не самая перспективная спортсменка. В этом виде гораздо больше составляющих, помимо скоростных и силовых качеств, чем, по мнению Диаздинова, всегда можно воспользоваться для достижения результатов.

По его словам, таких, как у них, тренировочных условий нигде больше в России нет. В их распоряжении - превосходный современный манеж со всем необходимым оборудованием. А тот инвентарь, которого не хватает для тренировок, Диаздинов готов сделать своими руками. Увидев где-нибудь в Интернете на американском сайте заинтересовавший его тренажер, он быстро сооружает нечто подобное самостоятельно. Для этого у него всегда под рукой сварочное оборудование. «Уж так получилось, что я умею делать все, достаточно только посмотреть на картинку. Вот этот тренажер я, например, подсмотрел в Португалии, только лишь слегка его модифицировал, соединив два станка в один блок для экономии материала», - отмечает он, демонстрируя свое изделие, мало отличимое от фирменных тренажеров.

Слава Богу, хватает у тренера сегодня и шестов на всех учениц (что всегда было проблемой для шестовиков). Часть из них Олег Вячеславович купил на собственные деньги, остальные приобретались на средства МГФСО, благо, что директор школы во всем поддерживает его. А вот Юля уже получает свои шесты бесплатно по рекламному контракту. Ей не нужно больше платить за них деньги, а достаточно позвонить и сказать, какие требуются шесты, и ей их доставят. Особенностью подготовки Голубчиковой является необходимость выступить в целой серии соревнований прежде, чем, например, выйти на пик формы на чемпионате России, становящемся для нее 67 стартом. В сезоне 2007 года она состязалась, к примеру, 23 раза. Мало кто из шестовиков так много соревнуется.

Диаздинов адаптирует тренировки под потребности и особенности каждой отдельной спортсменки. Так, оказалось, что Юлия может работать с 12 часов дня до 9 вечера. Кого-то такая марафонская тренировка «убьет», а ей, наоборот, помогает. После выполнения большого объема работы она проникается спокойствием. В голове уже не остается тревожных мыслей о том, что она что-то не доделала.

Тренер мечтает заполучить в свою группу новых способных прыгуний. Но поиск перспективных спортсменок сейчас становится все более сложным делом, да и вообще желающих прыгать с шестом во все времена было не так много. В 80-е годы народа, под мощным воздействием рекордов Сергея Бубки буквально рвавшегося тренироваться в этом виде, было куда больше. Диаздинов попробовал искать для себя спортсменок среди тех, кто заканчивает занятия спортивной гимнастикой, но натолкнулся на конкуренцию со стороны цирка, откуда к гимнасткам сразу приходят с контрактом и деньгами. А тренер может только дать надежду и перспективу на то, что в будущем их труд может принести свои материальные плоды. Диа-здинов считает, что уровень цирка значительно ниже спорта высших достижений, и упражнения там выполняются в лучшем случае на уровне первого взрослого разряда.

Олегу Вячеславовичу приходится учитывать и психологию своих подопечных, которые по своему характеру большие индивидуалистки.

«И еще мы между собой ругаемся», - добавляет Юлия. Действительно, 10 ребят могут, как правило, без особых проблем тренироваться одной компанией, тогда как девчонки сразу начинают соперничать и очень ревниво относиться друг к другу. Тренер не раз отмечал, что между некоторыми возникает несовместимость. Они не в состоянии находиться рядом на одной тренировке, и таких приходится разводить подальше друг от друга. «Очень тяжело тренировать, много времени уходит на нашу кропотливую работу, - сетует Диаздинов и добавляет: - Эх, мне бы еще пару таких спортсменок, как Голубчикова! Таких же рослых, быстрых и сильных».

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Тэги

СМИ
Социальные комментарии Cackle