Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Игрушкин Олег

Предложение Томска было вне конкуренции

Предложение Томска было вне конкуренции

Предложение Томска было вне конкуренции

Сегодня мы публикуем вторую часть нашего обстоятельного интервью с новобранцем «Томи» Валерием Сорокиным (начало смотрите в прошлом номере). Примечательно, что Валерий за эту неделю времени не терял: он забил гол в ворота «Балтики» и проверил на прочность перекладину ворот гостей, исполняя штрафной удар. Так что своей игрой новый полузащитник «Томи» еще раз подтвердил обоснованность нашего выбора для подробного интервью. Во второй части нашей беседы речь идет о последних сезонах футбольной биографии Сорокина и, конечно, о стартовавшем недавно томском периоде жизни.

— Валерий, ты обычно играл в середине поля и был штатным полузащитником...

— На самом деле, я всегда играл под нападающим. Сейчас уже нет такого понятия, это называется второй нападающий. Но и в детстве в Ставрополе, и в Академии в «Спартаке» я всегда играл инсайда. Тем более, в Ставрополе я был остальных игроков на два года младше, играл в команде 1983 года рождения, хотя сам родился в 1985-ом. А потом, когда я попал в «Локомотив», то на первых сборах сдал тесты, и они показали, что я был самый быстрый игрок команды. Мы бегали 30, 60 и 100 метров, оказалось, я самый выносливый и скоростной. Тогда меня переместили на правый фланг. Сначала я был этим, мягко говоря, не очень доволен. Объем работы там намного больше, а с мячом проводишь меньше времени. И ты становишься зависимым от остальных игроков. Когда ты инсайд, все наоборот. Я понял, что надо или перестраиваться, или мне придется тяжело.

— Сейчас порой кажется, тебя прямо тянет в центр, и ты с фланга достаточно часто смещаешься в центральную линию.

— На самом деле, ситуация такая, что мне удобнее смещаться в середину и больше импровизировать, начинать атаки с инсайдной позиции. Но в «Динамо» в Брянске в 2010 году я играл на такой позиции при тренерах Сергее Овчинникове и при Александре Смирнове. И довольно неплохо провел сезон: забил 8 мячей, это хороший показатель для моей позиции. Была результативность. Потом команду возглавил всем вам отлично известный Валерий Юрьевич Петраков, он больше требовал, чтобы я играл от бровки. Я считаю, что больше пользы приносил команде, когда так играл, у меня получались подачи, довольно много подач. Но я стал меньше забивать, за этот сезон забил семь мячей. Все зависит от требований тренера, как он видит позицию. Сейчас Сергей Александрович Передня ставит мне задачу больше смещаться в середину, больше играть на инсайдной позиции, которая мне самому ближе, теплее. Мне удобнее так играть, хотя надо перестраиваться. Надеюсь, у меня немного времени займет эта перестройка, хотя всегда непросто переходить от одной тактики к другой.

— Поговорим еще о развитии твоей карьеры. В прошлый раз мы остановились на том, что ты принял решение вернуться из Бельгии в Россию и отправился в Брянск. Там собралась хорошая компания, по мнению многих специалистов, если бы не финансовые проблемы, эта команда могла бы бороться за большее, чем за места среди середняков первого дивизиона.

— Однозначно так. Когда я пришел в 2010 году в команду, то за месяц до моего прихода команду приняла Энергетическая сбытовая компания «Энергострим» во главе с Юрием Анатольевичем Желябовским. Она выкупила «Динамо» у города вместе с тренировочными центрами, базой, инфраструктурой, с контрактами футболистов. мы принадлежали уже ей, а не городу. В 2010 году нам поставили задачу просто остаться в первой лиге (мы только что вышли из второй лиги, это был наш дебютный сезон). Задачу мы выполнили. В 2011 году серьезно увеличился бюджет клуба, а место мы должны были занять не ниже восьмого. Нам это удалось, закончили год на шестом месте. На весну 2012 требование было попасть в пятерку, что мы и сделали. На сезон 2012-2013 уже планировалось выходить в премьер-лигу. И я глубоко убежден, что если бы в Брянске сохранили команду, которая у нас была в третьем круге прошлого чемпионата, то мы бы однозначно выполнили задачу. Не знаю, с первого ли места, но мы бы вышли.

— В чем тогда причина такой судьбы клуба? Все задаются этим вопросом. Накануне чемпионата команда вдруг снимается, хотя говорят, что с ее бюджетом можно было бы играть...

— Быстро это не объяснишь, Там была такая ситуация: главу компании, которой принадлежал клуб, 28 декабря тогда еще премьер-министр Владимир Путин снял с поста (это государственная компания, она входит в тройку крупнейших энергетических предприятий в России). С того дня у нас начались проблемы. В марте Желябовского вернули на его должность, но проблемы у нас оставались. Последний раз зарплату мы получали в январе, сейчас обещают выплатить задолженности, мы надеемся, верим. Почему команду лишили лицензии и возможности участия в чемпионате — перед сезоном сначала перед клубом были поставлены три главных задачи, и руководство клуба объясняло, что они выполнили их. Надо было погасить задолженности за 2011 год

— Желябовский перечислил 30 миллионов, и нам выплатили долги. Казалось, все будет нормально, поэтому до последнего дня команда и была на сборах в Гомеле. «Динамо» лишили лицензии в конце июня, когда все те пункты, которые предъявлялись со стороны ФНЛ к клубу, были выполнены. Но вдруг откуда-то появилось еще несколько требований, справиться с ними уже было нереально. Очень быстро команду лишили лицензии. Потом ходили слухи, что очень нужно было открыть дорогу в первую лигу ФК «Уфа». Не знаю, мне тяжело судить, что там было на самом деле. Я в то время уже отправился в Томск.

— А какое настроение было в Брянске? До последнего надеялись, что удастся участвовать в чемпионате?

— Да, факт, что у «Динамо» не было проблем внутри команды. Игроки сидели и ждали, как разрешится ситуация, никто не подавал в КДК, в гражданские суды. Претензий от игроков не было. И команду все равно сняли с формулировкой «нестабильное положение, мы не хотим повторения истории с «Жемчужиной» (Сочи)». Извините, но там все было иначе, люди не хотели на игры выходить, ребятам не платили уже больше полугода. Сложилась критическая ситуация. А в Брянске все ребята поехали на сборы, были готовы ждать, и вдруг команду берут и снимают.

— А какое у игрока эмоциональное состояние, когда ты сидишь и готовишься к чемпионату, у тебя есть работа, и тут оказывается, что все изменилось, и клуб лишен лицензии?

— Я, признаться, стараюсь не очень напрягаться из-за каких-то жизненных обстоятельств — если так бояться таких не самых плохих ситуаций, то, что же со мной будет, если в жизни действительно возникнут серьезные проблемы? Работу я всегда найду, это я знал. Будет зарплата чуть меньше или чуть больше, не суть важно. Но я два с половиной года играл в Брянске, и это время для меня пролетело как 2,5 месяца. Было печально, что так все случилось, было обидно за их болельщиков, за руководство, за нерешенную задачу на этот сезон. Не в обиду Томску будет сказано, но при других обстоятельствах я бы не поменял «Динамо» на «Томь».

Ничье предложение не могло конкурировать с томским

— Итак, мы добрались до твоего перехода в Томск. Были ли еще варианты?

— Да, меня приглашали сразу после чемпионата на просмотр в ФК «Краснодар», в «Динамо» хотели, чтобы я туда съездил, но потом оказалось, что просмотр совпадает со сборами первой лиги, был в неудобное для меня время. Еще было общение с «Мордовией», вышедшей в премьер-лигу. Они меня знали по ФНЛ, где мы 2,5 года вместе играли, но у них тоже было все неясно с бюджетом. А «Томь» стала третьей, кто обратился ко мне из первой лиги. Это было самое адекватное на тот момент предложение и с финансовой точки зрения, и, главное, по тем задачам, которые ставили перед командой. Еще с «Уралом» мы разговаривали после игры в Екатеринбурге, поговорили позитивно, но дальше бесед дело не пошло. Они назвали свою цифру, я сказал, она меня не очень устраивает, это уже не подходило им. С Томском не было дискуссий, хотя Игорь Владимирович Кудряшов потом заметил, мол, это были тяжелые переговоры. Надеюсь, он утрировал. Мне так не показалось. В итоге никто не мог конкурировать с «Томью». Перед чемпионатом, когда я уже должен был подписывать контракт, мне позвонили из «Спартака» Нальчика. Я им сказал, что уже договорился с томичам на уровне рукопожатия. Они спросили: «Что может изменить твое решение?» Я говорю: «Боюсь, ничего». Они: «Может, финансы?». Я ответил, что вряд ли — я знаю состояние первой лиги, примерный уровень зарплат. Назвал цифры, они пожелали мне удачи.

— Ты хорошо знаком с Алексеем Ребко, отыгравшим в «Томи» концовку прошлого чемпионата. Ты советовался с ним, стоит ли отправляться в Томск?

— Да, звонил ему в июне.

— Вы знакомы со времен Академии «Спартака»?

— Не только — когда я вернулся из Бельгии, то отправлял Миодрагу Божовичу в ФК «Москва» диски со своими играми. Меня позвали на Кипр, на сборы. Там мы с Алексеем вспомнили прошлое, поговорили о настоящем. Про «Томь» я у него в июне узнавал — основное, что меня беспокоило — его мнение о тренерах. Он позитивно о них отозвался, а также о городе и болельщиках. Мне запомнилось, что он сказал: «Сибиряки — они добрые люди».

— Не пугают ли тебя лесные пожары?

— Это жизнь, уверен, все, будет нормально.

— Как ты оцениваешь потенциал своей новой команды? Болельщики ставят перед «Томью» только одну задачу, но реально ли ее выполнить?

— Для меня как для игрока, по моему личному ощущению, мироощущению здесь, в Томске, мне кажется, это действительно реально, решить такую задачу. Хотя, не скрою, сделать это будет тяжело. Я лично считаю, у нас должно все получится, но многое будет зависеть от нашего руководства, спонсоров. Надо, чтобы у команды было как можно меньше проблем во всем. Выплата заработной платы тоже влияет на результат, а ее задержки, как известно — не буду говорить, постоянно, я новичок команды — но здесь присутствует. Важно, чтобы футболисты абстрагировались от не связанных с играми проблем, тогда команде будет намного легче. А по подбору игроков по тренерскому штабу я уверен — у нас есть все возможности занять то место, которое мы нам нужно и которое мы все хотим занять.

— Ты уже можешь как-то охарактеризовать тот футбол, в который играет «Томь»?

— В первых турах у нас были такие... не хочу грубо говорить, но не самые сложные соперники. Хотя «Ротор» пока идет на первом месте, и некорректно, некрасиво считать его слабым соперником. Но все-таки мы играли с командами не первой гильдии ФНЛ. Пока рано оценивать «Томь» и наше высокое место. Очень тяжело создать команду всего за месяц. Это футбол, даже в шахматах ничего не получится, если тренироваться всего месяц с Крамником. Очень плохо, что так сумбурно собиралась команда, в сжатые сроки. Я пришел в «Томь» 22 июня, а Саша Димидко, Юра Петраков, Иван Нагибин еще позже присоединились к «Томи». Надо наиграться, футбол не индивидуальный вид спорта, а командный. Пока, слава Богу, мы выбираемся, но я бы сказал, именно за счет индивидуального мастерства каждого футболиста. С каждым матчем возникает все более целостная картина, на тренировке мы делаем много игровых упражнений, проводим «двус-торонки». Чтобы сыгрываться, надо больше играть вместе. Хорошо, что тренерский штаб это понимает и воплощает в жизнь. Я надеюсь и верю, что у нас все будет хорошо и мы будем прибавлять с каждой игрой.

— По последним матчам видно, что огрехи и несыгранности все менее заметны. Всегда непросто адаптироваться в новой команде. Очень важно эмоциональное состояние в коллективе. тебе, наверное, было проще адаптироваться, ты же знаешь по «Динамо» Петракова, Димидко. Насколько комфортно ты себя чувствуешь в эмоциональном плане в «Томи»?

— Это ребятам было легче — они позже меня пришли, я им помогал освоиться. На самом деле, все ребята в команде — я не лукавлю, не для того это говорю, чтобы кто-то из них послушал и обрадовался — все ребята позитивны и адекватные. Никто никому не мешает здесь жить, никого ничему не пытается учить. Все проходит в очень хорошей атмосфере. И тренерский состав тепло принимает игроков, всегда с ними много разговаривает. Работа проходит в спокойной обстановке, у нас нет конфронтации, напряжения, мол, все, сегодня мы не выиграем, нас побьют камнями. Ничего подобного. В «Томи» все спокойно, поэтому я быстро адаптировался в команде, думаю, любому футболисту, кто сюда попадет, в «Томи» будет комфортно.

Играем не ради денег, а ради болельщиков

— Как оцениваешь обстановку на стадионе во время игры? Хотя «Труд» сейчас находится в состоянии реконструкции, но на трибунах на сибирское дерби собралось 11 тысяч болельщиков. Смог оценить эту футбольную атмосферу, или во время игр не до того?

— Как не до того! Мы же играем для и ради болельщиков. Хотя бытует мнение, что мы играем только ради денег, на самом деле, конечно, все не так. Да, где-то вне футбольного поля ты порою думаешь о своих проблемах — материальных, семейных. Как и все люди, кроме, может быть, монахов, до которых нам, увы, далеко. Но когда ты выходишь на поле и видишь заполненные трибуны, то это очень приятно. Здорово, когда люди радуются, аплодируют, не кричат матом. Но мы пришли из Брянска избалованными. Там всегда была высокая посещаемость, сильные болельщики. После той команды перейти в любую другую — это испытание. Слава Богу, что Томск выдержал это сравнение. Болельщики нам очень понравились, они позитивно активно поддерживают команду. Это здорово! Если играешь при пустых трибунах, как было в Петербурге на встрече с «Петротрестом», то действительно выходишь только ради того, чтобы заработать три очка. А в Томске на стадионе столько людей, и настрой сразу повышается. На сибирское дерби мотивация особенно высока, но не сказать, что ты выходишь играть с «Петротрестом» на 60-50% своих возможностей. Нет, тогда ты никого не обыграешь. Но проводить матч при своих трибунах, полных болельщиками, намного приятнее и эмоциональнее.

— Валерий, ты москвич?

— Прописка и квартира у меня в Москве, а родные и близкие живут в Ставрополе, я туда езжу каждый год. В сам город и за 50 км от него в деревню, где я родился и жил до двух лет. Затем папа уехал работать в училище олимпийского резерва, и мы перебрались в Ставрополь. Там я прожил 15 лет, а в Москву переехал 12 лет назад. К родным езжу, всех навещаю, скучаю по ним. Но так получается, что все дороги ведут в Москву.

— У тебя недавно родилась дочь, и понятно, как ты проводишь свое свободное время. Но в Томске ты сейчас ты один живешь на базе, свободные часы появляются, на что ты их тратишь?

— С котом гуляю! Здесь, по территории базы, с рыжим котом. Он меня ждет вечером, я выхожу, а он сидит уже, мы с ним прогуливаем по Калтаю. Пока живу на базе, квартиру не искал — в чем смысл одному жить в городе, убираться, готовить самому себе. На базе очень хорошие повара и все условия для жизни. Мы с Юрой Петраковым здесь поселились и ходим, друг на друга смотрим.

— Может быть, у тебя есть какие-то хобби?

— Я не выделяюсь среди остальных людей, не отличаюсь чем-то экстравагантным, поэтому не могу ничего сказать изысканнее, чем «слушаю музыку». Особенно мне нравится группа «Кино», Виктор Цой. Смотрю фильмы — люблю фантастику и боевики. Чем еще занимаюсь? Да ничем! Сплошное безделье! Каждый день сижу и жду, когда наконец наступит время идти на тренировку. Это моя единственная отрада. И вечером разговариваю с семьей, с близкими. Может, к концу августу ко мне приедут жена с дочкой, на что я очень надеюсь, тогда переедем вместе с ними в город (от ред. — а вот эта мечта Валеры Сорокина может сбыться даже чуть раньше: семья должна прибыть в эти выходные, поэтому сейчас срочно подыскивается жилье для счастливой семейной жизни).

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle