Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

06 Марта 2010 Журнал "Планета Баскетбол"

Виды спорта: Баскетбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Вятчанин Никита

Пастух золотых овец

Пастух золотых овец

Пастух золотых овец

Он не приводил команды к победам в качестве тренера. И не блистал на баскетбольных площадках - более того, не играл даже на любительском уровне. Однако именно от таких людей, как Василий Антонович Авраменко, - профессионалов своего дела и незаметных героев, чья работа зачастую остается за объективами фото- и телекамер, во многом зависел и зависит результат в спорте высоких достижений.

В баскетбольных кругах Авраменко, или просто Антоныч, как его там давно называют, имеет репутацию мага и волшебника. Врач легендарной советской сборной образца 80-х годов буквально творил чудеса, возвращая в игру своих подопечных. Чего только стоит история с Арвидасом Сабонисом, который поехал и смог играть (да как играть!) на золотой для отечественного баскетбола Олимпиаде-88 в Сеуле исключительно благодаря ему, Авраменко.

«Если бы в команде не было Авраменко, то не видать нам олимпийского золота». Под этими словами, сказанными когда-то великим Александром Гомельским, и сегодня готов подписаться каждый игрок из той сеульской сборной. Сам Василий Антонович, отметивший 31 декабря прошлого года 60-летний юбилей («Планета Баскетбол» присоединяется к многочисленным поздравлениям в его адрес!), не очень любит распространяться о своих многочисленных врачебных подвигах. И все же Авраменко с готовностью откликнулся на просьбу нашего журнала о личной встрече, в ходе которой он рассказал немало интересного о себе, баскетболе и великих представителях игры, с которыми ему довелось поработать и выиграть Олимпиаду в Сеуле.
 
Место под солнцем
 
- Закончив школу в деревне под Луганском, на моей малой родине, я собирался поступать в медицинский институт, - вспоминает Василий Антонович. - За день до отъезда отец (он сержантом в Великую Отечественную до Берлина дошел) специально отвез меня на свою пасеку и сказал: «Завтра ты, как ласточка, улетаешь из родительского гнезда. 17 лет мы за тобой смотрели, теперь такого контроля не будет. У тебя есть две дороги. Одна - водка, разгульная жизнь. Вторая - как у пчелы на пасеке: трудиться от зари до зари каждый день. И не трудом праздным, никому не нужным, а полезным для людей. Если будешь так поступать, то Господь даст тебе достойное место под солнцем».
 
Когда недавно на моем 60-летии собрались известные спортсмены, политики, бизнесмены и все они стали говорить теплые, искренние слова в мой адрес, тогда я явственно услышал внутри себя: вот оно, то место под солнцем, о котором мне твердил отец. Слова батьки пропечатались в памяти, впитал их в себя, как сухая земля воду. Как и веру моих родителей - отец и мать были православными, очень набожными людьми.
 
Между легкой атлетикой и баскетболом
 
- В спортивную медицину я пришел из военной. Четыре года службы в Польше стали для меня блестящей школой: выкинули в чистое поле, где для офицеров, солдат, их жен с детьми приходилось быть и терапевтом, и акушером, и хирургом - в общем, практически всем. Этот урок жизни был очень полезным. Но меня тянуло в спорт. В СССР, в эстонском Тарту, находился единственный вуз, где был факультет спортивной медицины. На удачу написал письмо ректору и неожиданно получил ответ. Чтобы официально перебраться офицеру туда из Польши, нужно было получить кучу разрешений на самых разных уровнях. Но благодаря хорошим отношениям командование, скрепя сердце, меня отпустило. Тогда это казалось чудом.
 
Позднее я попал к корифею нашей спортивной медицины Олегу Белаковскому. Он взял меня к себе в преддверии 0лимпиады-80 - среди кандидатов я оказался единственным врачом, отучившимся по спортивной специализации. Стал работать со сборной легкоатлетов. А в 1982 году впервые в своей профессии столкнулся с баскетболом. Ко мне обратился травмированный форвард ЦСКА и сборной Андрей Лопатов. Я его довольно успешно восстановил. Об этом прознал Александр Гомельский, и баскетболисты стали у меня частыми гостями. Спустя год Папа встретился со мной лично и заявил: «Хочешь или нет, но ты мне нужен и ты будешь в моей команде!». Борьба за меня развернулась нешуточная - из легкой атлетики отпускать и не думали, а
 
Папа встретился со мной лично и заявил: «Хочешь или нет, но ты мне нужен и ты будешь в моей команде!». Борьба за меня развернулась нешуточная - из легкой атлетики отпускать и не думали, а Гомельский давил через высокое начальство. В итоге пришлось подписаться на официальную работу с баскетболистами и на неофициальную -с легкоатлетами, среди которых, кстати, моими подопечными были Сергей Бубка, Юрий Седых, Геннадий Авдеенко, Сергей Литвинов. В общем, нагрузка была серьезная. Лет десять разрывался между баскетболом и легкой атлетикой.
 
Гений Гомельского
 
- В Сеуле-88 был случай, который объединил два моих вида спорта. Юра Седых уступил золотую медаль своему товарищу Сергею Литвинову в секторе метателей молота. Другой бы серебро за счастье посчитал, но только не Юра. После соревнований нашел его, запершегося в номере. Подушка, на которой лежал Седых, настоящий сильный мужик, была мокрой. Я пытался его успокоить, но вижу: бесполезно. Вернулся на базу к баскетболистам. Гомельский спросил, что случилось, и сказал, чтобы я как можно деликатнее пригласил Седых зайти на разговор к нему. Юра к Папе пришел. Не знаю, о чем они разговаривали около двух часов, но, выйдя абсолютно спокойным, Седых сказал: «Для меня это серебро стало  пригласил Седых зайти на разговор к нему. Юра к Папе пришел. Не знаю, о чем они разговаривали около двух часов, но, выйдя абсолютно спокойным, Седых сказал: «Для меня это серебро стало золотым». Гений Гомельского проявился и здесь.
 
Уникальная команда
 
- Могу смело утверждать, что баскетбольная команда 1988 года -уникальная в мировой истории игровых видов. Все игроки обладали не только превосходными способностями в спорте, но и в других областях. Практически все они идеально говорят на нескольких языках, а кроме того, самостоятельно изучили экономику, основы политики, историю культуры многих стран. Волков и Сабонис, например, знают историю всех религий мира, которые были за пять веков. Не зря сразу несколько из чемпионов Сеула работали и продолжают работать на высоких постах: министрами, в руководстве международного баскетбола, в бизнесе.
 
При этом все мы по сей день остаемся на постоянной связи друг с другом, являемся одной духовной семьей. Если кто-то не ответил на звонок, а после в течение пяти минут не перезвонил, - уже повод для серьезного беспокойства. Как ребята откликаются на призывы приехать друг к другу - отдельная история. Однажды Саша Волков попросил Сабониса, игравшего тогда в течение пяти минут не перезвонил, - уже повод для серьезного беспокойства. Как ребята откликаются на призывы приехать друг к другу - отдельная история. Однажды Саша Волков попросил Сабониса, игравшего тогда в  НБА, приехать в Украину на день -вручить на турнире юношей имени Волкова приз лучшему центровому. Сабас бросил все и без раздумий примчался.
 
А потом было 40-летие самого Сабониса, на которое Волков должен был прилететь из Украины. Вдруг Саша неожиданно звонит: «Миллион авиаполетов совершал, но такого со мной не было - у самолета в Борисполе на взлетной полосе оторвалось шасси, и рейс отменили». В результате Волков, чтобы приехать к Сабонису на день рождения. нанял чартер!
 
Тысяча бросков по желанию
 
- Фундамент той золотой команды -из седьмого пота, крови, слез, побед и поражений. И главное - все подвиги совершались не из-за денег! В предолимпийский год, в котором мы 315 дней провели в разъездах, у Гомельского было четыре (!) тренировки в день. В 6 утра подъем и зарядка - до 7.30. С 10.30 до 13.00 -тренировка, где пульс у игроков составлял 180-190 ударов в минуту. Вечером, с 17.00 до 19.30 еще одна тренировка, но уже на пульсе 205 ударов - ураган! После этого даже «Танк» Марчюленис в кабинет ко мне вползал. А потом с 22.00 до 23.00 -тысяча бросков по желанию. А у Папы попробуй не имей желания - сразу из сборной вылетишь! Нагрузка запредельная, но во многом благодаря такой подготовке мы обыграли в Сеуле непобедимых, как казалось многим, американцев.
 
Родительский чай
 
- Если прикинуть в процентном отношении, то Сабонисом в Сеуле я занимался 70 процентов своего времени. И он сыграл в решающих матчах, несмотря на тяжелую травму голеностопа. Миллион методик перепробовал - американские, японские, советские... Но решающую роль здесь, считаю, сыграл. целебный чай от моих родителей. Они мне специально присылали пергу со своей пасеки и травы. Вот ими игроки, и мы заодно, восстанавливались - никакого допинга не нужно было! У меня есть десятки рецептов настоев - в день ребята выпивали 30 литров чая. Эти волшебные чаи ребята до сих пор вспоминают.
 
Завтрак в постель
 
- Не поверите, но каждого из «бандитов» (так мы игроков называли) я в Сеуле лично укладывал спать. До сих пор помню, кто с кем рядом спал. Гомельский как-то сказал, что игроки -золотые овцы, а Авраменко - пастух. С каждым из ребят после тренировки и
матчей разговаривал перед сном - это даже не обсуждалось! Причем говорили о разном - у кого-то нога болит, а у кого-то - душа. С кем-то молитвы читал. Вот такой был комплексный медосмотр. 
 
А еще баскетбольная сборная была единственной командой в олимпийской деревне, которая не ходила на завтрак. Засыпали, пока все эмоции улягутся, в 2-3 часа ночи. До ресторана же добираться минут 20. Вставать надо было рано утром, чтобы полтора часа (вместе с очередью в столовой) потратить на завтрак. Я как врач понимал, что сон в тысячу раз важнее для восстановления. Поэтому каждый день в пять утра шел на черный ход кухни. Еду выносить из ресторана категорически запрещалось, но мне удалось наладить контакт с рядовыми работниками - свою роль сыграли сувениры, которыми запасся дома в избытке. Чтобы принести завтрак для 12 игроков, приходилось делать две ходки. В итоге выходило полтора часа сэкономленного сна «бандитов». Ребята просыпались в 8.30, сразу кушали и выезжали на тренировку.
 
Как Карелин американцев испугал
 
- Перед полуфинальным матчем с американцами случился интересный эпизод. К нам на скамейку пришел великий русский борец Александр Карелин - большой поклонник баскетбола. Кстати, на лавку приходили не только спортсмены - например, иногда вместе с командой находился Геннадий Хазанов. Так вот, перед разминкой американцы внаглую заняли оба щита - броски отрабатывают. Наши ребята подходят к ним, разговаривают - ноль реакции. Сабонис подал мне знак, после чего я шепнул Карелину: «Саша, сними майку -очень надо!». Он снял, мышцами заиграл и сделал пару шагов в сторону кольца. Соперников как ветром сдуло на свою половину! Потом слышал, что нам даже замечание пытались делать: мол, мы американцев психологически запугивали.
 
Ценная бандероль
 
- Юмор - это одно из непременных условий, чтобы выжить в сборной Гомельского. Розыгрышей было миллион! Вот один из них. Приехали мы на сбор в Сухуми. Входим в раздевалку, а там валяется кед размера 51-го - заношенный донельзя. «Бандиты» стали его друг другу подкидывать: мол, твой ботинок нашелся! Когда Папа всех погнал на тренировку, ко мне подошли Волчок (Александр Волков. - Прим. ред.) и Мигель (Игорс Миглиниекс. - Прим. ред.): «Сохрани кед для нас, Антоныч». Спустя какое-то время, уже в Москве, на адрес Виктора Панкрашкина пришла секретная бандероль. Панкр, когда ее получал, в очереди застрял и на тренировку опоздал. Гомельский этого сильно не любил и потребовал отчет у провинившегося. Панкр объясняет: так, мол, и так, некий Шота Мачаидзе прислал бандероль, срочно пришлось на почту идти. «Ну и что тебе там прислали?» -поинтересовался Гомельский. Витя прям перед строем посылку и вскрыл. А из нее вывалился сухумский кед... Панкрашкин в недоумении, все остальные - буквально лежат от смеха. Волков с Миглиниексом начали заваливаться еще во время вскрытия «ценной» бандероли.

 

Сабонис в «окопах»
 
- Как я уже говорил, все ребята из сборной, с которой мне довелось работать, наделены различными талантами. Так, несколько лет назад мы встречались на моей даче. Марчюленис пел и играл на гитаре, а Сабонис ему подпевал. Концерт длился до восьми утра! Пели исключительно русские романсы, слова которых Марчела и Сабас знают в совершенстве!
 
Сабонис меня восхищает на протяжении всей нашей дружбы. Во-первых, он говорит только то, что думает. В 2005 году на своем 40-летии Арвидас на чистом русском языке поблагодарил «советские окопы, где под командованием великого Гомельского он превратился из пацана в мужчину». Это было сказано в Литве - стране, тогда вступившей в НАТО! Сабас мне, как личному доктору, которым я являюсь до сих пор, всегда говорил: «Мне некого стесняться - я живу по Богу и иду прямой дорогой к правде».

В 2008 году, приехав в Москву на финал футбольной Лиги чемпионов, Сабонис первым делом отправился на могилу к Александру Гомельскому. Там Сабас полчаса стоял молча, положив руку на могильный камень. Это - эталон благодарности своему наставнику в жизни.

 

Феномен Волкова
 
- Когда ко мне приезжают ребята, то разговариваем мы не только о физическом здоровье, но и о духовном. С тем же Сабонисом мы последний раз только час говорили о болячках, три часа - о Боге. А Куртинайтис, истинный католик, после посещения меня обязательно едет в православный храм.
 
Примером феноменальной воли для меня является Саша Волков. В бытность игроком у Волчка в ноге повредился нерв, и, чтобы снизить на него давление и привести в порядок, нужно было сбросить 30 процентов массы тела. Для этого требовалось 21 день сидеть только на воде. А Волков, человек глубоко верующий, решил продержаться 33 дня и пить только через сутки. Я следил за ним как врач, и это было зрелище не для слабонервных. При боевом весе 110 килограмм он стал весить 68. После 20 дней у него начались обмороки, он, падая, травмировался, я ему сразу накладывал швы. Жена Волкова, красавица Алла была в шоке. Но Саша, которому после тех дней еще месяц был нужен, чтобы вернуться к нормальному режиму, выдержал это испытание. Нерв привели в порядок, и Волков еще несколько лет играл на самом высоком уровне. Он победил себя, что намного важнее даже триумфа на Олимпиаде.

 

Подарок на 60-летие
 
- Все люди из той золотой сеульской команды были очень разными, но стали семьей, дружнее которой мне встречать в жизни больше не приходилось. Не зря нашу сборную признали лучшей в ХХ веке. По правилам Олимпийских игр, медали вручали только спортсменам - игрокам. Спустя годы сами ребята устранили эту несправедливость. Они заказали идентичные сеульским золотые олимпийские медали (в них оказалось на три грамма золота больше, чем в оригинале) - специально для всех членов тренерского штаба той великолепной сборной. Свое золото Сеула-88 я получил недавно, на праздновании 60-летия.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Похожие статьи

Социальные комментарии Cackle