Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

29 Июня 2017 Журнал "Спорт-Регион"

Виды спорта: Спортивная гимнастика

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Пахотин Сергей

Любовь Бурда: «Гимнастика — моя жизнь, моя любовь»

Любовь Бурда (фото Альфии Курмашевой, Галины Безбородовой)

Любовь Бурда (фото Альфии Курмашевой, Галины Безбородовой)

В 1967 году на спартакиаде народов СССР всех поразила 14-летняя гимнастка Любовь Бурда. Юная ученица основателя воронежской школы высшего спортивного мастерства Юрия Штукмана, выступая на брусьях, продемонстрировала такие необычные элементы, что даже судьи не знали их названия. Ничего не оставалось, как записать в международную классификацию новый элемент, назвав его по имени первого исполнителя — «вертушка бурды».

Из досье «СР»

Любовь Викторовна Бурда (Андрианова) родилась в Воронеже. С 1967-го по 1975-й год входила в сборную СССР. .Заслуженный мастер спорта. Двукратная олимпийская чемпионка, чемпионка мира в командном первенстве, двукратная абсолютная чемпионка страны, обладательница Кубка СССР в многоборье.

В1978 году окончила Владимирский пединститут. Член технического комитета Международной федерации спортивной гимнастики. Судья международной категории. Вдова легендарного советского гимнаста Николая Андрианова (умер в 2011 году) — обладателя 15 олимпийских медалей, в том числе 7 золотых.

Напрочь лишённая «звёздности»

Узнав, с кем устраивает встречу своим студентам руководство университетского института физкультуры, не задумываясь принял предложение в ней поучаствовать. И нисколько не пожалел. Двукратная олимпийская чемпионка Любовь Бурда была напрочь лишена «звёздности», которой нередко страдают и менее титулованные спортсмены. Мне даже показалось, что во время представления её персоны студенческой аудитории она чувствовала себя несколько смущённо. Но с достоинством пережив «прелюдию» предвкушаемого общения с будущими специалистами спорта, оживившаяся гостья по-хозяйски приступила к делу: охотно отвечала на самые разные вопросы, делилась воспоминаниями... Приведу фрагменты ответов на некоторые из заданных ей вопросов:

«Я из рабочей семьи... Родителям было не до нас — они целый день на работе. Они даже не знали, что я хожу в спортивную секцию. Вообще-то, поначалу я взялась ходить на занятия в балетную группу. Но там мне показалось скучновато. Девочка я была подвижная, и все эти «де ми плие», «батманы» и прочее меня не очень вдохновляли. А в нашем третьем классе училась девочка, которая очень выделялась из всех нас — осанкой, походкой... Когда познакомилась с ней поближе, она сказала, что занимается спортивной гимнастикой, и пригласила меня сходить с ней на тренировку. Так, с 10 лет я начала заниматься спортивной гимнастикой, и живу в ней до сих пор. Это — моя жизнь, моя любовь».

«Я поначалу ходила на тренировку и к свой первой наставнице Вере Захаровне Пенкиной, и к Юрию Эдуардовичу Штукману, потому что считала: если полностью перейду к новому тренеру, это будет предательством».

«Юрий Эдуардович был гениальным тренером, и большим выдумщиком. А «вертушка» родилась спонтанно. Во время тренировки я сделала дугу на 360 градусов, он — «Стоп! Попробуй сделать ещё длиннее.» Так и родилась «вертушка» на 540 градусов».

«Что чувствовала, стоя на верхней ступени олимпийского пьедестала? Я не плакала, как Ирина Роднина — я улыбалась от счастья. Ведь мне было всего 15 лет и на Игры я попала по специальному разрешению (допускали с 16 лет). Мы с Турищевый были самыми «зелёными» в команде».

«Гимнастикой занимался мой муж Николай Андрианов, семикратный олимпийский чемпион. Мастерами спорта стали оба наши сына. Но в силу всяких обстоятельств, оба не пошли по пути большого спорта. Когда родился первенец, я продолжала тренироваться, выступала на Кубках России, других соревнованиях. Но потом решила пожертвовать в пользу мужа — век мужской гимнастики длиннее».

«Это хорошо, что спортивной гимнастикой у нас вновь стало заниматься всё больше детей, но проку от того не будет, если рядом с ними не окажется толковых тренеров».

«С момента обострения наших отношений с Западом прошло более трёх лет, так вот, работая в международной федерации спортивной гимнастики, я за это время не услышала от своих зарубежных коллег ни единого упрёка или оскорбительного слова в свой адрес, ни одного недоброго взгляда.»

Была такая ситуация...

Поскольку студенты оказались весьма активными, а время встречи было ограничено, своих вопросов почётной гостье задать не решился. И я благодарен директору института физкультуры Евгению Колунину (кстати, гимнасту по специализации) за предоставленную возможность пообщаться с легендарной гимнасткой и обаятельной женщиной тет-а-тет. Как и договаривались, Евгений Тимофеевич свёл нас в своём кабинете с утра пораньше. Любовь Викторовна отказалась от предложенного Колуниным кофе, и я решил взбодрить её первым же вопросом: «Как так получилось, что после развала СССР ваш муж, легендарный советский гимнаст Николай Андрианов оказался на родине невостребованным и надолго «прописался» в Японии»? Сработало...

— Знаете, — оживилась она, — была такая ситуация... Когда Советский Союз распался, распалась и Всесоюзная федерация спортивной гимнастики, президентом которой был старший тренер сборной СССР Леонид Аркаев. А Коля возглавлял Всероссийскую федерацию, и был (после завершения спортивной карьеры) старшим тренером молодёжной сборной страны — это было главным его делом. Так вот, после распада Советского Союза Леонид Яковлевич остался без работы. А дальше произошло вот что. Это было на базе «Круглое», где тренировались наши спортсмены, я как раз приехала туда, и присутствовала при их разговоре. Коля говорит: «Слушай, Лёня, ну какой из меня президент, моё дело тренировать. Давай, ты становись президентом федерации, а я буду старшим тренером сборной». При мне такая договорённость у них состоялась. Были ещё свидетели этого. В итоге Коля отказался от президентства, а на пост главного тренера его не пригласили. И он тогда был вынужден искать себе работу. Сперва, когда Дима Белозерчев (трёхкратный олимпийский чемпион, абсолютный чемпион мира по спортивной гимнастике — С. П.) организовал свой клуб, Коля тренировал его ведущих парней, выступавших в шоу. А потом Мицуо Цукахара (многократный чемпион мира и Олимпийских игр — С. П.) пригласил нас с Колей поучаствовать в акции под названием «Гимнастика будущего». С нами были Бэла Кароли (легендарный румынский тренер, получивший в 1981 году политическое убежище в США — С. П.) и его жена Марта. Мы ездили по городам Японии — читали лекции, встречались с любителями спорта. Японские гимнасты и наши всегда были хорошими друзьями. Перед отъездом обратно Цукахара говорит: «Слушайте, у меня сын растёт, приезжайте сюда работать». Он знал ситуацию в нашей стране. Мы сначала — «дай нам время подумать». Так как у меня уже было двое детей, это была бы проблема с учёбой. Я понимала — при посольстве есть школа, русский язык. Но всё-таки. В итоге в Японию отправился Коля. Но мы не думали, что он уедет так надолго (собирался на пару-тройку лет). Как мне сказали: каждые полгода вы будете приезжать к нему в гости и прочее. К слову, всё, что обещали, они выполнили. Но так получилось, что Коля задержался надолго — на восемь с лишним лет. А сын Цукахары, кстати, стал в 2004 году олимпийским чемпионом в командных соревнованиях, наши тогда заняли только шестое место.

— Ваш старший сын тоже успел поработать в Японии...

— Когда Коля вернулся (у него как раз начались проблемы со здоровьем) по договорённости с Цукахарой в Японию поехал Серёжа, наш старший сын. Лет пять-шесть он там проработал, и только когда на Фукусиме произошёл этот взрыв, мы решили, что Серёжа должен вернуться. Его сразу взяли в нашу молодёжную сборную — тренером на женские брусья. А в этом году он уже перешёл на работу со взрослой командой.

«Мой талисман — воронежские конфеты»

— Насколько мне известно, вы работали по контракту в США...

— Работала. Коля тогда ещё был старшим тренером, возил сборную, а я на год контракт подписала. Когда «железный занавес» исчез — тут у нас по «Совинтерспорту» пошли контракты. Так вот, я была первая «ласточка», полетевшая в Америку. Это был где-то год 92-й. Я попала на работу в клуб, хозяином которого был давно живущий в Штатах иранец (семья у него в Иране). Как выяснилось, мы с ним вместе выступали на Всемирной Универсиаде, так что знакомы были давно. Я потом несколько раз туда ездила.

— Вам, знаю, предлагали организовать в Америке собственную школу.

— Предлагали. Но мы подумали и отказались.

— У вас был в период выступления за сборную страны какой-нибудь талисман?

— Как такового талисмана у меня не было. Единственное, что я всю жизнь с собой возила — это воронежские конфеты. Вот мой талисман (смеётся). Я настолько любила сладкое в то время! Воронежские конфеты — это был самый желанный мой десерт.

Я на Олимпиаду в Мюнхен везла 10 кг воронежских конфет. Конечно, везла, чтобы угощать, однако и себя не обделяла. Но я была ответственным человеком, и не злоупотребляла — не более двух конфет в день.

— Не было соблазна поощрить себя за успехи в соревнованиях дополнительной порцией?

— Не буду лукавить, иногда случалось. Грешна (смеётся).

— Вы крещённая?

— Да.

— А дети?

— Тоже. Бабушка их крестить водила. В то время это не разрешалось.

— В судьбу верите?

— Не знаю, как-то не задумывалась.

— Вычитал в интернете, что в детстве вы мечтали быть врачом?

— Да, такая мечта детства была. Мне казалась, нет интереснее профессии — спасать людей. Не знаю, в то время все хотели быть космонавтами, врачами… Я и сейчас люблю смотреть сериалы про врачей, меня это завораживает.

— Ваш внук занимается гимнастикой?

— Начинал заниматься, но уже охладел. Сейчас внучка занимается (родилась в семье старшего сына), Ей только пять лет, но уже видна гимнастическая осанка, носочки оттянуты, коленочки прямые… Вчера сыну звонила, он сообщил, что купил ей два купальника… Жаль, внучка уже без Коли родилась (вздыхает) — внука‑то он застал.

Замуж за хулигана

— Вы знали, что выходите замуж за хулигана?

— Конечно знала (улыбается). Он был настоящим уличным хулиганом, познавшим все превратности жизни. Но у него тренер был умница — Николай Григорьевич Толкачёв, кстати, уроженец Ишима. Когда он Колю нашёл (несколько ребят из его класса ходили на гимнастику), то стал его заинтересовывать, даже взял к себе жить, потому что у него отца уже не было. А курил, кстати, Коля чуть ли не до последнего. Но когда врачи уже припугнули о последствиях, на следующий же день бросил.

— В команде молодости вашей не было каких‑то подсиживаний, мелких пакостей, зависти?

— Знаете, я считала, что этого не было. Мы очень дружны были. Потом поколение наше немножко другое… Мы с Людой Турищевой самые молодые были, поэтому всегда преклонялись перед девчонками постарше, они были нашими кумирами…

— Особенно Зинаида Воронина?

— О да, это моя любимая гимнастка была — красавица! К сожалению, она в 2001‑ом ушла из жизни. Повторюсь, «живя» в сборной, мы не знали никаких закулисных подлостей, интриг. Сейчас встречаемся иногда на соревнованиях — с Антониной Кошель (она до сих пор в Белоруссии), с Русико Сихарулидзе (от Грузии ездит как судья), другими подругами по команде. И вот что интересно… Встречаясь, начинаем рассуждать, вспоминать наше время, и такие вскрываются иногда неприглядные вещи и моменты. Но я не хочу и не буду всё это озвучивать. Знаете, наверное, по молодости мы всего этого просто не замечали, не обращали внимания. И слава богу.

— Но есть общеизвестные факты. Вычитал в интернете, что на Играх в Мюнхене в составе вашей команды выступала Тамара Лазакович, судьба которой сложилась непросто, и которая очень рано ушла из жизни…

— Да, Тамара умерла 38‑летней. Она и Ольга Корбут попали в сборную уже такими прожжёнными девочками — обе курили. И, что удивительно, им всё сходило с рук. Тренеры говорили примерно так: будь, пожалуйста, на тренировке и выполняй программу, а чем ты занимаешься вне спортивного зала, меня это не касается. До этого у нас в сборной такого не было никогда. И когда эти две девчонки попали в команду, для нас для всех это был шок. Конечно, взрослые «сборницы» где‑то себе что‑то позволяли… Но это уже другое поколение — они были замужем. А эти новички нас натурально озадачили — как с такими нарушениями они могли попасть в сборную? Ничем хорошим это для них не кончилось. Вот и Корбут сейчас выпивает, и выглядит не очень хорошо… Да, медали продала. Знаете, федерация спортивной гимнастики России с ней связывалась — хотела выкупить у неё медали. Она сказала

так: «Я продаю не из-за денег, а чтобы после меня эти медали у кого-то в коллекции остались». И потом Борткевич выступал, её бывший муж, он тоже сказал: «Я не думаю, что у неё проблема какая-то с деньгами».

Им бы наш патриотизм

— С кем-то из команды (кроме вышеназванных) сегодня общаетесь?

— Мы с Ольгой Карасёвой частенько общаемся — она в Москве живёт. У неё проблемы со здоровьем. Наташу Кучинскую видела, наверное, лет десять назад — в Америке мы встретились, она там сейчас живёт. С Ларисой Петрик встречаемся, когда приезжаю в качестве технического делегата проводить этап Кубка мира в Штутгарт — они с Виктором Клименко живут в этом городе. Мы там с ними встречаемся.

— Чтобы вы хотели перенести из гимнастики советского времени в сегодняшний день?

— Прежде всего, наш патриотизм — чего сегодня так не хватает девчонкам. Знаете, перед Лондонской Олимпиадой я была в Румынии, а румыны всегда были нашими основными соперниками. Так вот, прямо перед Олимпиадой я приехала на Кубок России — шёл последний отбор. Разговорились с Андреем Фёдоровичем Родионенко, главным тренером сборной. Конечно же, поделилась с ним впечатлением от поездки в Румынию. И он мне: — «Вот, вы были на тренировочной базе её сборной, видели, как румынские гимнастки готовятся, как в глаза смотрят тренерам. А давай мы сейчас сборную соберём — расскажешь девчонкам обо всём этом, настроишь их на Лондон». «Да ради бога», — говорю. После соревнований он собирает нашу сборную — начинаю говорить. И, вы знаете, я вижу пустые глаза. Такое впечатление, что они мне одолжение делают — ну, ладно, мол, говори, говори. Я поняла, что задуманного патриотического настроя не получится. Он есть у румын, есть у американцев.

— У китайцев...

— Вы знаете, у китайцев тоже с этим, особенно четыре последних года, не очень. Это не те китайцы, что, как и мы, раньше. А взять американцев: как они стоят, как прижимают ладонь к сердцу, как поют гимн... Или румыны. То, что в Лондоне они не попали командой в олимпийские призёры — это трагедия для них была. Мы, отправляясь на Олимпиаду или чемпионат мира, не допускали и мысли, что будем вторыми — мы отправлялись только выигрывать. Сейчас, как мне кажется, приоритеты изменились. Девчонки соревнуются между собой за место в сборной. Это страшно. Это не команда. Причин много. Время поменялось. Сегодняшние дети имеют много из того, чего не имели мы. Конечно, дисциплины не хватает. Мы не можем их заставить работать так, как в своё время работали сами. А ещё ощущается дефицит воспитания. Плохо, что нет «второй скамеечки», которая их подпирала бы. Поэтому я понимаю руководство: ему не до радикальных мер — мы не имеем права не выставить команду. Хотя румыны однажды очень грамотно поступили. Девчонки после одной из Олимпиад (по-моему, Пекинской) пошли в разгул. Они вернулись с медалями, их осаждало телевидение. Словом, зазвездились. И тогда их старший тренер (им уже не Кароли был) заявил: или мы тренируемся, или вон отсюда! И всех их выгнал. Набрал новую сборную, которая конкурировала с нами. После этого «изгнанницы» постепенно возвращались. Совсем другими. Они уже работали с удвоенной энергией.

— А у нас такой эксперимент возможен?

— Это не ко мне вопрос.

— Вы счастливый человек?

— Конечно! Я занимаюсь любимой работой и мне ещё платят за это деньги.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle