Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Курбан Бердыев: «Если веришь в себя, можно горы свернуть»

Курбан Бердыев (фото БИЗНЕС-ONLINE)

Курбан Бердыев (фото БИЗНЕС-ONLINE)

Большие интервью с одним из лучших отечественных специалистов Курбаном Бердыевым - редкость. Но иногда они все же появляются на свет и вызывают, понятно, огромный интерес. Изданию «БИЗНЕС Online» удалось обстоятельно поговорить с нынешним рулевым «Рубина». Разговор получился увлекательнейший. С удовольствием предлагаем его вашему вниманию.

«ПЕРЕЗАГРУЗКА» НУЖНА ВСЕМ И ВСЕГДА

- Курбан Бекиевич, вы заметно изменились за годы, что не работали в Казани: даже ваши ответы на пресс-конференциях стали другими, более развернутыми, открытые тренировки каждую неделю, очень эмоциональное поведение во время матчей. Вы внутренне раскрепостились или это видимость?

- Моя закрытость, прежде всего, связана с чертами характера. Мне не нравится много говорить, особенно о профессиональной деятельности, а если говорить, то обстоятельно и не спеша в ходе беседы, чтобы не было недосказанности. Недосказанность меня пугает, потому что можно это развернуть в любую сторону. Моя закрытость раньше была связана с боязнью проявления звездной болезни у ребят после бронзы 2003 года. После ухода из «Рубина» я много ездил, понял, что нужно быть более открытым мне самому и клубу. Поэтому вы сейчас видите, что даже когда мы неудачно играем, каждый четверг мы открыты для журналистов. В ходе этой беседы хочу поговорить о том, что нас волнует. Чтобы болельщик понял, что мы думаем, как мы видим, куда движемся, что хотим поменять.

- Спасибо, что согласились на встречу. Вы не в первый раз говорите, что в последние годы поменялись во многом. Что эта «перезагрузка» дала вам в футбольном плане?

- Прежде всего, это подход к позиционной атаке, ведь я сам играл на позиции диспетчера, во мне эта атакующая жилка была, есть и будет. Но так складывалось в тренерской карьере, что приходилось в основном заниматься обороной. Команды, которые принимал, находились внизу турнирной таблицы и, прежде всего, необходимо было наладить оборону. Это и «Химик» (Джамбул), и алмаатинский «Кайрат», и смоленский «Кристалл», и «Рубин». Кстати, в «Кайрате» в 1991 году, перейдя на игру в линию, мы с Галеевым получали огромное удовольствие от работы, применяя принципы игры в обороне «Милана» периода Аригго Сакки.

- Вам нужна была эта «перезагрузка»? Речь об уходе из «Рубина» в 2013 году. Согласны, что команда и вы пребывали в кризисе, чувствовался какой-то застой?

- «Перезагрузка» нужна периодически всем и всегда. Что касается кризиса и застоя, то связано это с тем, что внутри клуба сломалась система, в которой было всё отлажено и которая давала результат. Но нами было четко определено направление, по которому развивался бы клуб, и после многих командировок оно окончательно укрепилось.

- Вы ведь были и вице-президентом, у вас были дополнительные нагрузки, вы переключались с тренерской деятельности на менеджерскую. . .

- Да, но когда мы всё наладили, мне было легко. Вот эти должности... Я ведь практически футболом только занимался. Всем остальным занимались Гусев, Сайманов и Толов. Мы наладили все организационные вопросы и, когда механизм заработал, то я уже занимался только футболом.

- Руководство «Рубина» в свое время вас долго уговаривало взять команду?

- Большая благодарность Камилю Шамильевичу Исхакову за приглашение в «Рубин». При первой встрече не договорились, так как мы сразу хотели выстраивать инфраструктуру, а Ка-милю Шамильевичу нужен был результат только «Рубина». Но при второй встрече договорились, что параллельно выстраиваем и «Рубин», и инфраструктуру. Не пригласи он нас тогда, многое в моей тренерской карьере пошло бы по-другому.

- Вы ведь тогда перестроились на игру с 3-мя центральными защитниками?

- Опыт игры в 3 защитника был еще в «Генчлерберлиги» в Турции, поэтому особых проблем не было, мы и сейчас играем в 3 защитника. Но было бы у нас 2 быстрых центральных защитника, может быть, мы бы в 4 играли. Но я о всё-таки о том, что во всех командах, которые мы принимали, нужно было выстраивать оборону. Так сложилось, что я и стал с этим ассоциироваться. Но игра в 3 центральных защитника более атакующая, чем в 4. Все дело в том, какие функциональные обязанности в обороне и атаке получают игроки.

- Болезнь Александра Мацюры -тренера из вашей команды и вашего давнего помощника - сказалась на проблемах команды в тот момент или это преувеличение?

- Нет, не преувеличение. Мацюра же, помимо больших знаний во всех направлениях, чувствует игроков. Он умеет с ними разговаривать, раскрыть каждого. И то, что Мацюра заболел, сказалось на выстроенной системе. Мацюра заболел, потому что 24 часа в сутки работал. В «Рубине» тренеры в 3-4 часа ночи могли друг к другу зайти, обсудить, что-то взять, перекусить, дальше работать. Это считалось нормой.

- Сколько лет вы ведете такой образ жизни?

- Это началось где-то с 2006-2007 года. И такой ход работы пошел, он стал привычным и сейчас он такой же. Днем я могу полчаса поспать, либо в машине в дороге.

- Такого отношения хотите и от игроков?

- Профессионального - да. Уже видим изменения. Мы ведь каждую игру разбираем их ошибки, монтируем, на видео показываем, а сейчас отдаем игрокам, и они сами должны находить эпизоды. Если в первый раз игроки находили всего 6-7 своих личных ошибок, то сейчас уже находят намного больше.

- Погодите. Вы даете игроку видео, чтобы он сам собирал подборку из собственных ошибок?

- Да. Даем футболисту видео, он его разбирает и приходит к нам. Только свои ошибки после каждого матча. И смотрим вместе с ним. Раньше находили мало, сейчас больше, а мы можем показать ему до 30-35 ошибок. Футболист может не обратить внимания на элементы, которые многое определяют.

- Давно это практикуете?

- Когда почувствовали, что ребята внутренне готовы к этому, когда поняли, что игроки готовы воспринимать. Это, как с посевной: если земля не готова, то зачем туда сеять зерна?

- В «Рубине» раньше вы такого не применяли? У кого-то подсмотрели или это ваша идея?

- Нет, раньше не было этой практики и ни у кого не подсмотрели. Применяли это еще в «Ростове».

- Что еще вы поменяли?

- После нулевой ничьей с «Зенитом» мы перестроили полностью весь тренировочный процесс. Вообще, хотели это сделать еще в «Ростове», потому что в тот период, пока не работал, много ездил, многое увидел и получил много ответов. Но потом подумали, что начнем чемпионат и будем по ходу менять тренировочный процесс. Однако в чемпионате мы начали выигрывать одну игру за другой, идем в лидерах, тогда и решили ничего не менять. А когда пришли в «Рубин», то сразу поняли, что на новый принцип не перейдем, потому что команда не была готова. У нас вообще было 25 человек на сборе. Это неправильно по своей сути. Это слишком много. Должно быть около 17 игроков, плюс 3-4 игрока - молодежь. Это хотя бы управляемо. Но когда 23-25 игроков, и все на больших контрактах, все со своими амбициями, кому-то футбол нужен, кому-то не до него, то это тяжело.

ХОТЕЛ ПРОСИТЬ САРРИ ВОЗГЛАВИТЬ «РУБИН» ПОСЛЕ МОЕГО УВОЛЬНЕНИЯ

- Расскажите, чем вы занимались год после увольнения из «Рубина»?

- Получал ответы на те многие вопросы, которые у меня были. И более того, получил направление - это самое важное: хотел понять, где моё. Не чужое, а моё. И увидел это. Был во многих клубах на стажировках, сопоставлял, сравнивал, изучал. Жизнь показывает, что выбрал правильное направление. В «Ростове» не в полной мере это применял, испугался. Но еще в арсенале есть много вещей, которые не применяю.

- Что хотелось бы вам реализовать?

- Позиционную атаку - это долгий процесс, но мы уверены, что всё получится, но и оборону нужно совершенствовать. Оборону надо уметь выстроить, чтобы система работала синхронно, и каждый знал свой маневр. Если кто-то считает, что это несложно, тот глубоко заблуждается. Посмотрите на топ-команды, которых устраивает счет - они находятся за линией мяча. В позиционной атаке должно быть единое понимание одной и той же ситуации. Творчество, вариативность и скорость выполнения взаимодействий - этого хочется добиться. В матче конца года с «Локомотивом» отрезками получались те моменты, которые хочется видеть. В идеале хочется иметь баланс обороны и атаки. Можно выставить 5-6 атакующих игроков с малыми оборонительными функциями и успешно играть в чемпионате России, но успешного выступления в Лиге чемпионов без баланса обороны и атаки не будет. С обороной более-менее что-то получается, а позиционной атакой целенаправленно не занимались. Понимаем, что добиться баланса будет непросто, но, думаю, получится. Нужно время.

- К кому вы ездили на стажировки? Кто вас особенно впечатлил?

- Самое сильное впечатление оставили итальянцы Марчелло Липпи и Маурицио Сарри. Липпи - великий тренер, чемпион мира и мне было интересно, как он работает в Китае. Мы договорились, что смогу посетить тренировки. Когда увидел первое занятие, то сразу понял его величину. Организация занятий, последовательность, что он хочет от игроков - я уже знал, как он будет играть. И он так и сыграл на следующий день.

- Он знал кто вы?

- Нет, не знал. Просто разрешил приехать и всё. Но другим не разрешал почему-то. Через день, он спросил: «А чего ты приехал ко мне? Я посмотрел, кто ты. Ты что меня травишь?» Он навел справки обо мне, мы жили в одной гостинице и с ним потом часами разговаривали. Величие великих тренеров в их простоте и открытости. Я приезжал к Маурицио Сарри, он тогда тренировал «Эмполи». Это был тренер, которого многие не знали, а сегодня он тренирует «Наполи». Но я по матчам «Эмполи» чувствовал мощную организацию. Начинаю смотреть, кто такой Сарри. Оказалось - бухгалтер. Вообще не понял, как так! Подумал, может быть, его сила в помощниках? И приехал к нему. А он очень доступный, простой, в спортивном костюме.

- В чем его секрет?

- Его сила в организации. Казалось бы, человек никогда в футбол не играл. Но у него настолько интеллектуальная голова, аналитический склад ума помогает ему все разложить по полочкам, организовать игру. Когда Сарри был в «Эмполи», ему звонил Спаллетти, который тогда был без работы, и он говорил: «Когда будешь проводить тактические занятия - позвони, я приеду». Эти тренировки действительно интересные, там всё до мелочей учитывается, я такое удовольствие получил!.. Отдаю ему даже большее предпочтение, чем Гвардиоле. Его сила в деталях и у него вообще нет мелочей. У Гвардиолы их тоже нет, но Сарри копает еще глубже. В этом его сила. И когда я это увидел, то сразу захотел его позвать в «Рубин».

- Вы серьезно? Вместо себя после вашего увольнения?

- Да! И я с ним разговаривал. Его помощник мне говорит: «Давай-давай». Когда к нему приехал, то понял, что это тот человек, который поднимет «Рубин». Сарри очень сильный тренер и то, что «Наполи» нынче идет в лидерах - закономерность.

- Вы называете только итальянских тренеров. Почему такой интерес именно к ним?

- У меня еще была договоренность приехать к Гвардиоле, но не получилось. Итальянцы мне вообще близки. Я понимаю их философию, а Сарри -это что-то новое. Это человек, который вносит новое в футбол. Арриго Сакки не случайно сказал, что Сарри - следующий этап развития футбола.

- Вы были в мадридском «Реале». Как вас принял Карло Анчелотти?

- Пример на одной тренировке «Реала»: мы стояли у края поля где-то поодаль, все звезды команды выходят на тренировочное поле, к ним последним выходит Карло. И потом вдруг кричит: «Идите сюда! Подходите!» Я не понял, кому это он кричит, кого зовет. Они ведь в центральном круге стоят, там все звезды клуба, там Зидан уже был в тренерском штабе. Анчелотти кричит: «Чего вы стоите? Вы же приехали смотреть, а не в стороне стоять!» И потом в общении он был очень доступным, легким, не стеснялся даже спрашивать что-то. Они ведь играли финал с мадридским «Атлетико», а мы с «Рубином» до этого «Атлетико» обыгрывали. И Анчелотти спрашивал: «Какие слабые места ты видишь у них?»

- Даже так?

- Да, он очень открытый. То есть с ними легко, они доступны. И даже когда мы с «Ростовом» играли с «Баварией», то договорились перед матчем, что после посидим где-то, поужинаем. Но 0:5 - какой там ужин? И я на ребят там наехал в раздевалке.

- Из-за чего конкретно?

- Они не верили, что могут выиграть. Вышли без веры. Если веришь в себя, то всё можно сделать. Вообще всё.

- Даже когда мастерства нет?

- Да хоть чего, лишь бы организация была. Если ты понимаешь, как правильно выстраивать игру, то всё реально. Но нельзя ломаться, а они сломались. Напихал и сказал: «Они к нам приедут и мы их обыграем, но если вы будете в это верить! А если без веры выйдите, то мы опять проиграем и опять 0:5 будет!»

- Скучаете по временам в «Ростове»?

- Очень... «Ростов» останется в нашей жизни навсегда, как одна из лучших страниц нашей тренерской карьеры. Мы получали огромное удовольствие от работы там. Мы жили одной семьей. А какие замечательные женщины работали на базе! Как они окружили нас уютом и заботой, какое тепло и доброта исходили от них. Как они радовались нашим победам и переживали после поражений! Огромная благодарность работникам базы! А какие болельщики. Это хороший период жизни, и мы его ценим, как и любой другой. Всевышний делает всё для чего-то, я и ребятам так всегда говорю. Вот пример: ЦСКА выиграл в Казани, мы с «Ростовом» выиграли тяжелейший матч в Грозном в тот «серебряный» сезон. И в раздевалке все расстроенные, кто-то даже плачет. Я говорю: «Имейте совесть! Всевышний весь год вам помогал, были матчи, которые мы не должны были выигрывать, но выигрывали. Но в последний день он не помог и смотрит на вашу реакцию: вы будете благодарить его за весь год или вы будете обижаться за последний день. Поймите для себя!» И после этого я почувствовал, что ребята поняли степень значения этой помощи Всевышнего. Ко всему отношусь так - это для чего-то. Вот те же последние голы в «Рубине», пропущенные в концовках. Все равно это для чего-то: чтобы мы правильно поняли свою работу, сделали правильные выводы, искали в себе ошибки. Просто так ничего не случается.

ЕСТЬ ПЛЕЯДА ИГРОКОВ «РУБИНА», КОТОРАЯ ПРОПАЛА - ЭТО МОЯ ВИНА

- В «Ростове» вы из ничего создали сенсационную команду...

- Они в умах поменялись! Когда мы пришли и было первое собрание, команда находилась на последнем месте. Говорю: «Мы сюда приехали для того, чтобы играть в Лиге чемпионов». Так они это вспомнили, когда сыграли с лучшими клубами Европы. И Калачев в раздевалке говорит: «Бекиич, вспомнил то собрание - клянусь, я думал, что вы блефуете».

- А вы не блефовали? Верили?

- Пример Казани показал, что при соответствующей отдаче игроков и тренерского штаба, всего персонала, можно добиться многого. Нужно верить и работать на сто процентов всем в клубе. А как ментально игроки «Ростова» поменялись! Они на поле все выжигали и обыгрывали команды, которые превосходили нас в мастерстве. При соответствующей организации игры, страсти, бойцовских качеств и уважения к своим партнерам можно добиться многого.

- Можно добиваться больших успехов без звезд и топ-исполнителей?

- Сарри же доказал это. «Наполи» идет в лидерах без больших звезд, в целом это игроки среднего уровня и перспективная молодежь. Недалек тот день, когда он возглавит топ-клуб. Считаю его лучшим тренером на сегодняшний день. Он учит игроков думать. Сила тренера заключается именно в этом. А в России - и в профессиональном отношении к футболу. Вот недавно я ездил на похороны супруги Евгения Баляйкина. Знаете, по сей день у меня такое чувство сожаления, что не до конца раскрыл этого парня... И я хотел прямо там в Лениногорске извиниться перед ним. Но не стал этого делать. У меня сидит это внутри. . . Есть ведь плеяда, которая просто пропала. Женя - талантливый парень, мог играть на самом высоком уровне, но, видимо, я что-то не так сделал. Вот это со мной останется на всю жизнь. Ленар Гильмуллин - моя непроходящая боль. . . Алан Касаев - он здорово играл, но потом все хуже и хуже. Считаю, свой потенциал он так и не раскрыл. И это тоже моя вина. Я хочу сказать, что если ты научил игрока думать, а это очень важно, то ты действительно тренер. Для нас главное - изменить сложившееся стереотипы. После перерыва в матче с «Локомотивом» ребята выходили и кричали: «Так же, так же! Душим!» - они чувствуют, что получается. Контроль ведь был, и «Локомотив» пытается что-то сделать, но когда структурно мы правильно расставлены, то они не знали, что сделать. Ребята знали, как взаимодействовать против четырех, против пяти. А еще они получали удовольствие - это очень важно. Тогда тренер и игрок начинают верить в свое дело.

- Чего не хватает для того, чтобы такие матчи приносили результат?

- Творческих игроков. Вот вам простой пример. В 2008-м мы отбивались вдесятером сзади, стали чемпионами. А в 2009-м один человек пришел в команду - аргентинец Алехандро Домингес: мы больше всех забили, меньше всех пропустили, взяли второе золото. Только один человек пришел! Он -творческая личность, при нем сразу все стали раскрываться. Я ведь не учил его ничему, а просто говорил, что нельзя делать. А дальше он уже играл по ситуации. Вспомните победный матч в Барселоне: Нобоа прочитал пас Месси на Хави, в подкате выбивает к Домингесу, а он делает такую паузу, за которую Гёкдениз Карадениз убежал и получает такой пас, что ему даже не надо было обрабатывать, сразу ударил в касание. Если бы Алехандро отдал бы сразу, то Гёкдениз обработал бы и защитник его встретил, а Домингес еще на паузе и защитника держал до последнего.

- Такого игрока воспитать невозможно?

- Смотря до какого уровня. До уровня Домингеса - невозможно. А до уровня Нобоа - можно. Но то, что Домингес делает интуитивно, другие игроки просто не воспринимают. К примеру, говорим футболисту: «Прими вполоборота мяч. Ты видишь этого игрока, другого». Но он принимает лицом, потому что школы нет, и это у всех. Эти вещи вроде бы простые, но годами это уже выработано и не меняется. Вот такого креативного человека нам не хватает. Возьмите всех лидеров чемпионата, у них у всех есть такие исполнители: «Спартак», «Зенит», «Краснодар», «Локомотив», ЦСКА.

- В «Ростове» ведь их тоже не было?

- Были: Нобоа, Калачев, Полоз, Ерохин. Они были голодными до игры, до всего, при отсутствии зарплаты по 6-7 месяцев. Нам удалось их ментально поменять. А менталитет очень важен. Я был на одной закрытой конференции в Италии (только для тренеров итальянских клубов), но в силу знакомств удалось ее посетить. У всех на первом месте стоит именно это.

- Вы часто говорите о менталитете и это вызывает много вопросов, потому что не все до конца понимают, о чем вы говорите. Ключевое в этой трансформации - это отношение к делу?

- Да. Но и нужно правильно относиться ко всем без исключения моментам. То есть, когда ложиться спать, когда просыпаться, как проводить свободное время. Это всё составляет современную систему ценностей и принципов профессионала. А не вышел на тренировку, ушел, перекусил и всё.

- Вы говорите игрокам, что есть?

- Конечно. Но, порой, едят то, что хотят. Кто-то прислушивается, но многие нет. Недавно один игрок пошел в ресторан, отравился - пропустил игру. Кое-как откачали. Ну, зачем ты идешь в ресторан? Поешь дома! У нас ведь есть методики по питанию.

- Каково процентное соотношение вклада тренера, игроков, менеджеров в успех клуба?

- Это сложный и важный вопрос. Если тренера приглашают в клуб, где на высоком уровне выстроена инфраструктура, дающая стабильно высокие результаты, например, «Бавария», то роль тренера значительно ниже, чем если тренера приглашают в клуб, где необходимо создавать инфраструктуру, при этом давая необходимый результат. Роль управленческого аппарата в подборе кадров, в правильно выбранном стратегическом направлении и её реализация очень важна. Она определяющая в клубе, который хочет добиться высоких результатов в Лиге чемпионов. Уверен в этом. Нам необходимо восстановить всё то, что было и идти дальше. Да, есть сожаление, что мы вновь потратим на это время, но ничего страшного. Главное - то, для чего мы в итоге пришли.

ПОНИМАЛ, ЧТО РЕЗУЛЬТАТА НЕ БУДЕТ

- Вы добились успехов в «Ростове». Какая у вас была мотивация возвращаться в «Рубин»? Может быть, там нужно было продолжать строить команду?

- В «Ростове» сейчас хороший президент, губернатор обещал поддержку, думаю там всё будет хорошо. Но когда поступило предложение из «Рубина». Мы сразу согласились. Мы не задумывались и понимали, что предстоит тяжелая работа.

- Никаких бесед с Рустамом Миннихановым перед возвращением у вас не было?

- Нет, не было. Я его поздравлял с юбилеем, у нас нормальные отношения. Более того, я ему благодарен за помощь в одной личной ситуации. Решил семейную проблему и поступил по-человечески.

- То есть в «Ростове» у вас не было желания доказать что-то тем, кто остался в Казани?

- Кому-то что-то доказать - этого в моей природе нет вообще. И даже себе. Мы стараемся работать так, как должно. Когда мне говорят, что надо доказать, я этого не понимаю. Кому? Что? Я просто работаю, как вижу, как должно быть правильно. И если что-то не получается, значит, это моя вина. Получается - дай Бог. Вот когда вернулся в «Рубин», то слышал: «Ты должен доказать». Аллах свидетель, вообще не было таких мыслей! Прежде всего, наш приход сюда связан с падением инфраструктуры. Всё, что мы годами создавали, сейчас, мягко говоря, не в том состоянии. И наша задача - это воссоздать. Мы понимали, что результата не будет, особенно после первого сбора, когда увидели, что нет боеспособного коллектива, в голове игроков безразличие.

- Даже у молодежи? Для Ахметова и Жемалетдинова поработать с Бердыевым - это не мотивация?

- Тот же Жемалетдинов только в последнее время начал меняться. Потенциал у него высокий, но ментально нужно поработать. Желание учиться должно быть. Надеюсь, что поменяется. Есть в нем потенциал. Ахметов только в последних матчах немного поменялся. Действительно он сейчас неплохо тренируется.

- Со стороны кажется, что самый профессиональный в «Рубине» - Мориц Бауэр. Это так? (Интервью состоялось до продажи Бауэра в английский «Сток Сити» за 5 миллионов евро, - прим. ред.)

- В плане профессионализма - да. Но в плане интеллекта футбольного - есть огромные пробелы. Мне в какой-то момент надоело, я уже при всех спрашивал его: «Мориц, мяч вот здесь, вот ситуация, ты где должен быть? - Вот здесь. - Уверен? - Уверен». Включаю запись, а он стоит в другом месте, нам из его зоны гол забивают.

- А Цакташ?

- Он немного другой по менталитету - старательный. Но такого постоянства, как у Бауэра, привычки держать уровень - у него этого нет. Он чуть-чуть не играет и затухает. А Бауэр играет или не играет, но все равно пашет на тренировках, остается на фитнес. Он как типичный немец -очень старательный. Цакташ держит планку, но, порой, опускает ее.

- Не все понятно с Рочиной. Он, кажется, тем игровиком, которого, как вы говорите, вам не хватает...

- Он привык играть. Спрашивает: «Почему не выхожу?» Объяснили, показали запись тренировки. Все, что касается работы с мячом - да, но как только он без мяча, то его нет на поле. Есть структурные позиции в обороне и в атаке, а он свободный художник. Одна неправильная позиция всё ломает. Он играет так, как он хочет. Пытается перестроиться, но все равно когда не играет, то ломается. Он не Бауэр или Камболов.

- Камболов тоже пашет?

- Если у него травма и он не играет, то переживает, идет в фитнес, работает, прямо хочет играть, вернуться. Видно, что он переживает.

ИГРОКАМ «РУБИНА» НУЖНО МЕНЯТЬ ОБРАЗ ЖИЗНИ

- Вы сказали, что целиком поменяли тренировочный процесс. Почему?

- Да, и игроки ожили, им это очень тяжело дается, но они не были готовы к этому с первых тренировок, потому что внутреннее восприятие было другим. Все тот же менталитет. Это значит, нужно образ жизни поменять, вообще всё! Отношение к мелочам, профессиональное отношение в быту. Есть мелочи, на которые футболисты вообще раньше не обращали внимание.

- Например?

- Пас под дальнюю ногу. Кто-то просто дает пас, и всё. А пас под дальнюю ногу многое определяет в атаке! И настолько у игроков это уже укоренилось, что они на эти вещи просто не обращают внимание. Другой момент - концентрация: сколько матчей мы проиграли из-за ее отсутствия? Максимальной концентрации нет. И этого умения сохранять концентрацию в «Рубине» нет. Нет и не было вообще. А это исходит именно от менталитета.

- Он воспитывается?

- Воспитывается. Но поймите, если человек всем доволен, у него жизнь сложилась, какая еще концентрация? О чем разговор? Ну, выиграла команда - получил пару тысяч в виде премии. Ну, и что, если контракт многомиллионный? Зачем ему это, если он уже сытый?

- Все игроки такие или все-таки есть голодные?

- Нет, не все. Есть профи и к ним относится француз Янн М'Вилла (на днях перешел во французский «Сент-Этьен», - прим. ред.).

- Надо же. . .

- Да! Он с этим рожден, на этом воспитан. Был небольшой эпизод в начале, когда он был таким. Но на сборах я сказал ему: «Янн, ты же другой!» М'Вила говорит: «Коуч, я всё понял». Мы говорили буквально 5 минут.

- Сонг? Он же играл в Англии, у него нет этого менталитета?

- А сколько матчей он сыграл? И когда? В последние годы - или на замену выходил, либо в запасе оставался, либо через матч. У него не было вот этой стабильной игры по 90 минут сезон за сезоном. Потенциал у него высокий в плане контроля мяча, но в плане игровой дисциплины есть проблемы. Он ко мне тоже подходил и был разговор: «Коуч, почему я не играю?» А потом у него начались семейные проблемы. Он ведь очень эмоциональный и когда с женой начались проблемы, то ему уже стало не до футбола. Хотя можно было как-то «перезагрузить» его карьеру, но семейные неурядицы все-таки сильно на него давили - приходил и говорил: «Я больше не могу, можно я улечу домой?»

- Другие игроки?

- У остальных только недавно перед матчем с «Зенитом» в Казани началось какое-то преображение. Тогда уже увидел, что команда меняется и ментально немного другая. Я тренерам сказал, что, скорее всего, после «Зенита» будем менять тренировочный процесс и мы поменяли.

- А что именно вы поменяли?

- Это изменения в плане комбинационной игры и футбольного интеллекта. Нужно это закладывать. До этого у нас были более простые решения, наигранные комбинации, дисциплина и всё. Была импровизация, а позиционная атака практически не наигрывалась. Да, цена ошибки очень велика, но я сейчас даю игрокам право на эту ошибку в играх. Это позволяет более уверенно контролировать мяч. Большие команды как раз и отличаются этим умением держать концентрацию, и второй тайм играют сильнее.

- Неужели в Европе игрокам тоже объясняют такие простые вещи: пас под дальнюю ногу, не филонить на тренировках и так далее?

- Там профессионалы. Вот возьмите испанца Сесара Наваса. Умение играть на высоком уровне в нем до сих пор - это тоже профессионализм. Он ведь не думает об этом, многие вещи делает автоматически, в него это заложили на юношеском уровне. Почему в свое время мы пригласили в интернат испанцев? Потому что это развивает мировоззрение и игровую философию. Но потом их выгнали и сделали то, что перечеркнуло всю нашу работу. Поэтому у нас в планах восстановить это.

- Оцените бельгийца Лестьенна? Он при вас выходил и даже забивал, но в последнее время перестал играть...

- Вообще, Максим - жертва системы с 3-мя центральными защитниками. Было бы в команде 2 быстрых центральных, то как вариант мы могли бы играть в схему с 4-мя защитниками и Лестьенном на фланге. Край - это его. Он привык получить мяч на фланге, обыграть, протащить. И сейчас он в порядке, на него приятно смотреть на тренировках. Но когда мы играли в 54-1 или 5-3-2, пытались его использовать, но всё равно его на край тянет. Он вырос на этом краю, там привык получать мяч, а смещение в центр с мячом - его сильное качество. Но вот получать мяч в центре - это не его.

- Он может еще помочь команде?

- Тренируется он хорошо, вообще нет никаких претензий. Он изменил отношение. Тех проблем, о которых писали и говорили раньше, сейчас вообще нет. Но в связи с тем, что финансовое положение тяжелое, он хочет уехать. Супруга у него болела, перенесла операцию на сердце. При этом она все равно приехала сюда, а он отпрашивался на операцию. У него непростая судьба. Это давит, выбивает его из колеи. Хотя он очень старается, парень действительно старательный! Но он уедет, потому что ему с супругой здесь тяжело.

- Левый защитник Набиуллин способен вырасти в серьезного игрока? Этого давно ждут...

- В последних матчах мы увидели того Набиуллина, который нам нужен. Его проблемы заключались в тактике, он не всегда понимал детали. Потому что это очень сложная позиция. Мы называем крайних защитников - «бортовые». Нужно в каждой ситуации принимать индивидуальное решение по мячу, сопернику, позиции. Если в других позициях более-менее всё понятно, то здесь сложнее. Это еще и сумасшедший объем работы - туда-обратно. Набиуллин, Бауэр, Кузьмин, Кудряшов - самые объемные игроки в команде. У них по два сердца. Набиуллин именно в последних матчах становится тем, кто нам нужен. И он это сам чувствует, вдохновение приходит. В уме он поменялся, я надеюсь, что он будет и дальше расти.

- Были слухи, что «Рубин» его готов продать...

- А так и было летом: интерес был, разговоры, но официального предложения не поступало. Но клубу он нужен, я вижу по последним матчам, особенно с «Локомотивом», где он действительно выглядел здорово.

- Карадениз при вас играет чуть больше, результативнее. Но физически ему уже тяжело, разве не так?

- У нас мало бойцов, которые могут играть «через не могу». Они в зоне комфорта, а Карадениз - боец. Вклад в историю «Рубина», который он совершил, огромен, и это заслуживает большого уважения. На тренировках Карадениз выкладывается на сто процентов.

- У него есть амбиции стать тренером?

- Он хотел к нам приехать учиться еще в «Ростов», когда не знал, что мы вернемся в «Рубин». Нужно смотреть его потенциал. Но он записывает все тренировки, много матчей смотрит. Иногда спрашивает, какую игру посмотреть. Советую: «Посмотри «Наполи» и «Манчестер Сити» и подготовь отчет». Он сделал и для футболиста неплохо, для тренера сыровато, но потенциал есть. Он же упертый, если чего-то захочет, то обязательно добьется.

- А кто сейчас в «Рубине» составляет костяк? Вокруг кого строится команда, кто определяет климат, дух?

- На сегодняшний день это Сесар Навас, Рыжиков, Камболов, Карадениз, Кузьмин - они неравнодушны. Знают, как достигаются титулы и каких трудов это стоит. Руслан Камболов может и голос повысить на кого-то, к себе требователен. Так он и с других требует такого же подхода. Его больше как защитника вижу, но в силу необходимости мы ставим его в полузащиту. Не знаю, кто сейчас будет в команде в ходе зимы, на какой он позиции в итоге будет.

Я СОСТАВИЛ СПИСОК, С КОТОРЫМ ГАРАНТИРОВАЛ ВЫХОД В ЛИГУ ЕВРОПЫ

- Какие позиции хотелось бы усилить зимой? Новичков какого плана вам хотелось бы видеть вне зависимости от того, какие финансовые проблемы испытывает клуб?

- Нам нужен центральный хавбек созидательного плана. Найти будет сложно, есть варианты, но пока непонятно, отпустят ли их в аренду.

- Правда, что вы хотели видеть Далера Кузяева в «Рубине»?

- Правда. И был большой шанс, что он перейдет. Вообще, хотели привести в «Рубин» Полоза, Ерохина и Кузяева.

- Значит, скачок Кузяева в этом сезоне вас не удивил?

- Нет, Далер - умный игрок. Кузяев ведь играет практически без потерь, а это очень важно для игрока средней линии. Он совершает большой объем работы и хорошо видит поле. Кузяева уже давно хотели подписать, еще в «Ростов». Тогда мы не договорились с клубом.

- Сверху эти трансферы одобрили?

- Я ведь список составил и говорил, что с таким составом мы гарантируем Лигу Европы. Но в казанском клубе не знали, что будут делать с другими игроками «Рубина». Сказали: «Это вы сами решайте, но вот этих купите -и будет Лига Европы». В первый год не чемпионство, а зона Лиги Европы. Вроде бы договорились, но потом начались разговоры про финансовый «фэйр-плей», возникла пауза и «Зенит» активизировался - все трое ушли туда из-за этой заминки. Сначала одного игрока нельзя, потом другого. Тогда я понял, что будет непросто.

- Вы не говорите про Нобоа. Что с ним происходит? Он потерял мотивацию?

- Не знаю, что у него внутри. Может быть, он видит, что на него не рассчитывают в «Зените» и ломается внутри. Кристиан тренируется, но других ставят и ставят, а его нет. Так можно сломаться. А потенциально здоровья у него много. Он умеет правильную позицию занять в отборе и прервать атаку, закрыть зону.

- В вашем «Ростове» он был ключевым игроком?

- Да, особенно в международных матчах. Он там максимально выстреливал, умел сконцентрироваться, свою максимальную самоотдачу показывал именно в этих матчах. Он ведь забил и «Андерлехту», и «Баварии», во многих матчах отдавал голевые передачи.

- Его возвращение в «Рубин» реально?

- Во-первых, только если в аренду. Во-вторых, многое будет зависеть от финансовой ситуации в «Рубине». Много вопросов.

- Как вы оцениваете сейчас шансы занять место в зоне еврокубков? Достижимо?

- Отрыв существенный, но побороться реально. Всё будет зависеть от ситуации в клубе.

- Все ожидали, что Бердыев -волшебник, который сразу даст результат, а оказалось, что нет, и нужны условия...

- Да, согласен. Это ведь, наоборот, хорошо, потому что все должны понимать, что чудес не бывает.

- Почему этого «волшебства» не случилось в этом сезоне?

- Сразу понял на первых сборах, что не получится, потому что ментально игроки другие: не голодные, не пашут, «через не могу» не играют. То, что было в «Ростове», здесь такого не было. В «Ростове» - бойцы, которые высекали. Они себя не жалели и других. А здесь игроки другие, с ними нужно работать. Ментально они другие люди. Я почему так много говорю про пресловутый менталитет? В «Ростове» волшебство было основано на нем, и на страсти, желании. Здесь этого пока нет, но уверен, что будет.

КОГДА РЫЖИКОВ УЗНАЛ, ЧТО ДЖАНАЕВ В СОСТАВЕ, ДЛЯ НЕГО ЭТО БЫЛ СТРЕСС

- Курбан Бекиевич, Сослан Джанаев был списанным игроком, а сейчас без него «Рубин» бы мог потерять больше очков...

- Начнем с того, что если бы он не был травмирован, то мы больше бы приобрели! Ведь даже когда мы еще были несколько лет назад в «Рубине», до ухода из клуба, то хотели его подписать, он приезжал в Казань. Его убрали из московского «Спартака» и мы его приглашали, договорились. Сослана даже открепили от «Спартака», он уже готовился к переходу, а нас самих убрали из «Рубина». Фактически он остался без команды, и мы попросили, чтобы его взяли в «Ростов»: «Я же все равно потом буду где-то тренировать и возьму его». И так сложилось, что мы и пришли в «Ростов».

- Не пугало, что тогда он был надломлен психологически?

- Нет, каждый вратарь через это проходит. Но кто-то выдерживает, а кто-то нет. Вот возьмите Буффона - у него тоже были ошибки, но он кремень и проходит все трудности. А Сослан немного сломался. Вратарь - это другая психология, другой мир.

- У Джанаева была сложная травма.

- Но он боец, в «Ростове» играл все матчи через боль, при максимальной концентрации.

- Спад Рыжикова - это возраст или есть какие-то другие причины?

- Сергей давно в команде, и он все время был первым номером при любых раскладах. И когда мы назвали состав, где впервые в воротах оказался Джанаев, то для Сергея это был стресс. Мой помощник Кафанов с ним поговорил, тот всё понял, что надо выходить на тот уровень тренировочного процесса, который мы требуем.

- Его положение не повлияет негативно на коллектив?

- Нет, ребята знают - кто сильнее в тренировках, тот и играет. И это не зависит от позиции на поле.

- Вы часто срываетесь на Виталия Кафанова во время матчей.

- Он же отвечает в нашем штабе не только за работу с вратарями, но и за «стандарты». И когда нет синхронности в «стандартах», то у меня начинается этот срыв. Это его зона ответственности - вратари и «стандарты». Он это прорабатывает. Но если не так кого-то поставил, переводчик что-то не донес, игрок не так понял, то всё - я начинаю срываться. Но Кафанов понимает всё, они меня все знают и привыкли. Вот в «Ростове» были Калачев и Нобоа, а подающий - это половина успеха. В «Рубине» мы тренируем подачи, но сейчас такого стабильного исполнителя у нас пока нет.

- За что отвечает Мацюра?

- Он силен во многих направлениях и еще - чувствует игроков. Как-то в испанском «Расинге» мы просматривали защитников, хотели приобрести Сесара Наваса и Маркано. Так Мацюра мне говорит: «Слушай, давай вот этого молодого возьмем, он будет сильным защитником». Речь шла об аргентинце Эсекиэле Тарае, который потом в «Зените» играл. Он умеет заметить и раскрыть талант любого игрока. Прогресс Набиуллина и Сорокина - это ведь тоже плоды работы Мацюры. И я каждому из ребят говорю: «Ваш прогресс - это Мацюра». Поверьте мне, кто его слышит, тот сильно прибавляет.

- Сколько у вас человек в тренерском штабе?

- 7 специалистов и у каждого есть своя роль. Но нам сейчас не хватает селекционного отдела. Его упразднили еще до нас. Раньше у нас этим достаточно неплохо занимался Андрей Федоров.

- Назначение Шаронова в дубль связано с тем, что вы его видите потенциально тренером и в своем штабе?

- Мы пока присматриваемся к нему и хотим посмотреть, что Роман покажет в дубле. Пока я просто даю ему свободу, и он делает там всё, что хочет.

- Он созрел для такой работы?

- Исходя из того, что я видел, как играли его дети - это то, что нам нужно. Я ему сказал: «Рома, до конца сезона играй, как хочешь, как видишь».

- Команда долго работала без тренера по физподготовке, пока не присоединился Пепе. Его не хватало?

- Да, и он очень многое сделал для результата в «Ростове». Особенно хорошо он проявил себя, когда мы доукомплектовывались в последний момент и игроки приходили в разном физическом состоянии. К началу чемпионата он всех вывел на неплохой уровень, хотя сделать это было очень сложно.

- В России нет тренеров по физподготовке такого уровня?

- Это очень серьезная проблема для российского футбола, которую нужно срочно решать. Тренеров по физподготовке высокого уровня у нас нет. Поэтому во всех клубах, которые хотят добиться высоких результатов, работают иностранцы.

- Правда, что в «Ростове» вы обращались за помощью к блогеру Вадиму Лукомскому, который готовил какие-то переводы, доносил свою точку зрения и какую-то информацию?

- Ох! Я у Кулаева, тренера-аналитика, спрашивал, когда это увидел: «Ты к нему обращался? - Нет. - Как это вышло?» Он ему звонит, тот говорит: «Нет, я могу дать опровержение, меня не так поняли».

- Но это ведь выглядело интересно, что Бердыев принимает помощь даже извне...

- Нет, было не совсем так. А смотрю статистические данные того же Инстата, но скептически к ним отношусь. Понятие одного и того же момента разное, и мое восприятие - это одно, а то, что они дают - другое. Как-то их представители приезжали в Ростов и начали рассказывать, как они считают данные. Я указал на эпизоды и, к примеру, считаю, что это не обостряющая передача, а для них она - обостряющая. Недавно прочитал, что и Твардиола тоже не особо обращает внимание на цифры. У каждого тренера свое восприятие. У того же Сарри только свои подсчеты и то, что для него приемлемо. Единственное, с чем соглашаемся - это пробег. Но не всегда. А когда защитников сравнивают: один вообще в отборы не вступал, а другой 10 раз вступил и 8 раз выиграл. Спрашиваю у аналитика: «Кто лучший? Кто больше отобрал?» А лучше тот, кто занимает правильную позицию и не дает нападающему принять мяч. Вот он лучший, а у них по цифрам лучший другой!

- Статистика - ложь?

- Каждый тренер видит ее применение по-разному. Вот пробег - да. Помогает ориентироваться.

РАД, ЧТО АЗМУН ПЕРЕЖИЛ ЭТОТ ПЕРИОД

- История с Азмуном не испортила ваши отношения с клубом и руководством?

- Думаю, что нет. Информацию с его контрактом до руководства донесли не совсем верно. Ведь с самого начала говорили, что права принадлежат клубу, что не соответствовало действительности. В контракте был пункт, об отступных в 2,5 миллиона долларов. И клуб, который заплатит эти деньги, мог осуществить трансфер при согласии игрока. В итоге «Ростов» прислал официальный запрос с предложением в 2,5 миллиона. «Рубин» на него не отреагировал и после истечения 30-дневного срока игрок мог уйти. В итоге, по сути, игрок ушел из «Рубина» бесплатно. Это был вопрос порядочности, ведь были все документы, но просто информацию неправильно преподносили руководству. Смысла судиться с «Ростовом» не было.

- На сколько лет сейчас рассчитан контракт Азмуна с клубом?

- Мы подписали его бесплатно на 3 года. Опции выкупа как таковой нет. Он попросил, чтобы за него не просили фантастических денег. Он нам доверяет.

- Какой у него потенциал?

- Минус в том, что ему сложно справляться с внешним давлением. К нему был огромный, просто сумасшедший интерес: все клубы звонят нам, его отцу. И это топ-клубы: лондонский «Арсенал», «Селтик». А в английском «Эвертоне» владелец - иранец, который выходил на меня и пытался договориться о трансфере. У Азмуна миллионы поклонников, невероятное внимание - с этой нагрузкой он не справился. И вот он приехал в «Рубин» звездой, после хорошего сезона, ему это всё вскружило голову. И я благодарен, что его Бог так испытывал. Если бы он не забил вообще ни одного гола, было бы даже лучше. Я ему говорил, что Аллах его наказывает за звездное поведение: «У тебя моментов будет море, но ты не забьешь». Он ведь проверил судьбу в «Ростове», где у него было 2-3 момента и он забивал, была сумасшедшая реализация. Но для нападающего удача очень многое значит. Сердар в итоге и в сборной, и в клубе потерял место, пошли травмы. Вот этот непрофессионализм и проявился таким непростым сезоном. Только в матче с «Локомотивом» я увидел того Азмуна, который нам нужен.

- Такой период его закалит?

- Такие отрезки нужны обязательно. Я очень рад, что он прошел это.

- Клуб минувшим летом подписал другого иранца - Шекари. Это игрок таких же возможностей?

- Потенциал очень высокий. Он и в «Ростов» к нам приезжал, мы его просматривали. Но сейчас он как игрок внутри пока формируется, у него есть дисбаланс в организме, тянет мышцы иногда. Сейчас потихоньку крепнет. Он входил в список лучших молодых игроков по версии газеты «Guardian». Но мы его еще из «Ростова» вели, он приезжал на тренировки, был на сборах.

- Иранский рынок находится за пределами понимания европейцев?

- Они просто его не знают. Этот рынок действительно безграничный.

- Его открыл Дмитрий Самаренкин?

- Вы про Хагиги? В принципе, мы и раньше его знали, но его привезли в «Рубин» без нашего ведома. Он ведь был слабее наших игроков. Это был маркетинговый ход. Но парень потерял здесь время, потерял место в сборной, был в арендах. А мог вырасти в большого вратаря.

- Что вы ждете от Азмуна в дальнейшем?

- Думаю, на чемпионате мира-2018 он проявит себя. В дальнейшем способен реализовать себя в топ-клубе. Я даже не сомневаюсь в этом, потому что знаю нападающих, которые там играют, знаю его возможности и мне есть, с чем сравнивать. Его ведь перепрыгнуть сложно, он довольно быстрый. Вообще, и Азмун, так и Канунников - заложники отсутствия творческих игроков в центре поля. На разборах и теориях я показываю команде, сколько раз Канунников и Азмун удачно открываются под выход один на один с вратарем. Как-то за одну игру я насчитал 4 выхода Канунникова, 2 у Азмуна, но ни одного паса не последовало. И они уже многому научились. Особенно Канунников - он раньше не до конца понимал, как вполоборота открываться, принимать мяч. Это еще и не совсем его позиция, ведь ему на фланге начинать комфортнее. Но он научился, перестраивается. Думаю, изменения в тренировочном процессе помогут хавбекам видеть нападающих и делать им удобный для завершения пас. Мы очень много над этим работаем.

ИЗ ТРЕНЕРОВ СССР МИРОВОМУ УРОВНЮ СООТВЕТСТВОВАЛ ТОЛЬКО ЛОБАНОВСКИЙ

- Вы высоко котируете советскую школу. Тогда была выстроенная система?

- Конечно, управление футболом в стране было хорошо организовано, да и отбор был сумасшедший. Не было легионеров, была серьезная конкуренция за место в составе. И старики всегда чувствовали дыхание молодых. В советское время играть в высшей лиге до 33-35 лет было очень сложно, потому что молодые не давали этого сделать, они выдавливали «стариков» из состава, будучи конкурентоспособными. Сейчас, при всем уважении к старикам, их профессиональному отношению, молодежь не составляет им конкуренцию, поэтому ветераны играют до 35-38 лет. А какая была разноплановость? Кавказ, Средняя Азия - это техничный футбол, Украина - это силовой футбол на высоких скоростях. Киевское «Динамо» не случайно достаточно хорошо выступало на европейском уровне, а Лобановский соответствовал тренерам мирового уровня.

- За счет чего?

- Научная методика была выстроена на самом высоком уровне, чего не было даже в лучших европейских клубах. Моделирование тренировочного процесса, функциональная подготовка, широкий выбор игроков со всей страны позволил создать конкурентоспособную команду европейского уровня и сборную СССР. Обидное поражение от сборной Бельгии на чемпионате мира-1986 в Мексике не позволило той сборной выстрелить на мировом уровне.

- Что из методик Лобановского вы применяли и актуальны ли они сейчас?

- Когда я работал в советское время тренером, пытался применять моделирование его тренировок. Но там, где у него были тренировки малой нагрузки, для моих игроков нагрузки были большими, поэтому от этого пришлось отказаться. В киевском «Динамо» ведь игроки генетически были очень сильными. Будучи игроком «Кайрата» я видел тренировки киевского «Динамо» на сборах в Леселидзе и, если бы я вместе в тот день с ними тренировался, то я бы умер на поле! Как можно было выдерживать такие нагрузки - только Лобановскому известно.

- По уровню мышления и тактики Лобановский был тренером топ-уровня?

- Да, думаю даже превосходил многих. Победный матч с «Баварией» за Суперкубок Европы это показал.

- Сейчас его тактические находки уже неприменимы?

- Активный прессинг, контратаки, активность на флангах с последующей передачей в штрафную, где нападающие хорошо играли на опережение, -всё это актуально и сейчас. Другое дело, что скорости стали выше, плотность обороны увеличилась. А какая средняя линия у него была: Мунтян, Буряк, Рац, которые могли дать любой пас!

- Александр Заваров? Вы ведь были с ним знакомы...

- Да, это был игрок, который умел всё. Мы вместе играли в ростовском СКА, и когда он был в форме, его сложно было остановить - что на тренировках, что в игре. У нас был сильный коллектив в то время: братья Кузнецовы, Заваров, Гамула, Андреев, Андрющенко. Яркий состав. У нас двусторонние игры были просто сумасшедшие.

- Гамула был сильным игроком?

- Гамула был умным игроком, без потерь, объемный. И откуда у него столько здоровья бралось, если учесть, что они с Заваровым, были ну очень общительными. Играть с ними было одно удовольствие.

- В чем феномен Заварова?

- Это умение в экстремальной ситуации найти единственное правильное решение. У него не было проблем ни с пасом, ни с обводкой. А то, что он заиграл в киевском «Динамо», большая заслуга Лобановского.

- Черенков из того поколения не был талантливее?

- Их сложно сравнивать, да и не нужно. Я не могу сказать, честно. Я ведь играл против Черенкова. Он был интеллектуально сильным игроком. Феноменальная техника, свойственная только Черенкову, видение поля, безупречный пас делали его непредсказуемым. Таких игроков в России больше не было.

- Буряк и Гаврилов?

- Их объединяло одно из основных качеств игры - футбольный интеллект. Буряк - это объем, хорошая техника, пас и, конечно, интеллект. Гаврилов -это хитрость, совершенный пас и интеллект спартаковский. Вот в чем сила Бескова? Он ведь «Спартак» из кого сделал?

- Из ничего, из игроков первой лиги. . .

- Вот! В этом и сила тренера, создать команду с единым пониманием обороны и атаки, которая отработана до мелочей на тренировках.

ТАКОГО ИГРОКА, КАК МЕССИ, НЕ БЫЛО И НЕ БУДЕТ

- Неожиданно для вас лидерство «Локомотива» Юрия Семина?

- Нет, у команды очень сильная группа атаки: Фернандеш, Фарфан, Ари, братья Миранчуки - созидатели. А когда есть созидатели, то неожиданностью лидерство быть не может. Вот когда их нет, то вот это неожиданность. Фернандеш получает мяч у штрафной - жди беды. Он просто великолепно выглядит в этом чемпионате. Нашел же Семин к нему подход. Сейчас я считаю, это лучший игрок чемпионата. От него зависит командная игра. Уберите Фернандеша - будет другой «Локомотив». Не дай Бог, он получит травму. Такие игроки украшают чемпионат. Хочется видеть больше вот таких легионеров.

- Фарфан вас удивил?

- Мы ведь его просматривали еще в 17-летнем возрасте, могли подписать в «Рубин», но за него просили чуть больше 1 миллиона евро. И он уже тогда выделялся. Но это действительно немного неожиданно.

- А фактор Семина?

- И это тоже. Палыч ведь эмоциональный. Бывает, что он кураж поймает, а это сейчас происходит, то начинается единение всего. Вообще, вот такой игровой интеллект, как у «Локомотива» в атаке, - это самое опасное, обороняться против этого труднее всего. Потому что этот подбор интеллектуально сильных игроков одну и ту же ситуацию видит и понимает одинаково. Они видят одинаково, как вскрыть, как эту атаку правильно провести. И они так и делают - это не наигрывается. Против этого сложно обороняться.

- А против «Барселоны» и «Реала»?

- В «Реале», когда Кросс, Иско и Модрич - творческие личности, тогда сложнее. Как только одного из них нет. Роналду же наконечник, а не творец. Месси - творческая фигура, а Роналду - это убийца. Он ставит последнюю точку, хотя может и отдать.

- Месси или Роналду?

- Сравнивать Месси и Роналду нельзя. Думаю, такого, как Месси, больше не будет и, думаю, такого и не было.

- А Платини и Марадона?

- Их также нельзя сравнивать, как нельзя сравнивать Месси и Марадону. Платини - дирижер в командой игре, с голевым чутьем и исполнением, Марадона же - потрясающий скоростной обыгрыш, неожиданный пас, в одиночку мог решить исход любого матча, но он больше все же индивидуальный игрок. Платини - это командный игрок.

- Вы хорошо изучали игру против Месси. В чем его секрет?

- Он - компьютер. Всё видит, всё читает, определяет ситуацию. Владение мячом, неожиданные передачи -это дано ему от Бога. Мы ведь готовились против него играть, когда был футбольный пик «Барселоны». Его просто нельзя было оставлять одного ни на секунду. Его в разных зонах то Ансалди брал, то Виталий Калешин. Они как эстафетную палочку его передавал друг другу.

- За счет персональной опеки его можно удержать?

- В какой-то степени. Сейчас в зонах больше играют и обороняются, но против Месси мы только так и защищались. Был проведена пошаговая работа. В разных зонах ребята его вели, а персонально по всему полю за ним бегать - так его выключить просто невозможно. Так ты рушишь свою оборону, убирая одного игрока.

- Почему Роналду и Месси на таком уровне держатся много лет и никого рядом с ними нет и близко?

- Если Месси многое дано Всевышним, то Роналду еще и за счет работы вышел на такой уровень. Я почти неделю был на базе «Реала» и своими глазами видел, как он уезжает с базы всегда самым последним. Он через фитнес ведет свою программу, у него свой план восстановления, он никогда никуда не спешит. Роналду - профи до мозга и костей. Но при всем при этом - еще и сумасшедший талант.

- А кто, по-вашему, третий после Месси и Роналду? Гризманн, Неймар?

- Ближе всех, думаю, Неймар - талант у него сумасшедший. Тризманн - не уверен, потому что он выдал удачный год или два. В долгую он не обладает таким потенциалом. А Неймар - лишь бы не пропал в «ПСЖ», ведь у него звездный менталитет бразильца. Там он может пропасть. От Бога у него очень многое. Неймар может вырасти в ведущего игрока мира. Но мне показалось, что он испугался, что может оказаться в тени Месси в «Барселоне». И где-то сам захотел уйти.

- Куда сейчас движется футбол? Каким он будет через несколько лет?

- Думаю, что следующий этап развития - это интеллектуальный футбол, где скорости вырастут еще больше. Если мы говорим о клубах, которые хотят выиграть главные титулы. И на этих высоких скоростях много будут определять командное взаимодействие, индивидуальное мастерство, синхронные скоростные взаимодействия на ограниченном участке и баланс обороны и атаки.

ЛИМИТ НА ЛЕГИОНЕРОВ ВРЕДИТ

- Мы вернемся к системе «весна-осень»?

- Думаю, да. Думаю, Мутко всё правильно понимает. Мы с ним разговаривали на эту тему и я ему говорил: «Это преступление. В минус 15 для кого мы играем? Кому это нужно?!»

- Лимит нужно отменить? В клубах появляются молодые игроки не благодаря ему?

- А сколько загублено? Благодаря лимиту молодые игроки получают большие контракты и прогрессировать не хотят, из за лимита пропала большая группа талантливых футболистов. Они же деньги по контракту получают, а их нужно зарабатывать.

- Лимит вреден?

- Да, однозначно. Для профессионального роста игроки должны пройти через конкуренцию. Именно конкуренция заставит расти молодых, а возрастных футболистов профессионально относиться к своей карьере.

- Что еще вы бы изменили в чемпионате? Сокращение, увеличение?

- Нет, 16 команд - это оптимально. Хотел бы, чтобы скорее решали проблему подготовки тренеров всех направлений. Нужно привозить лучших иностранных тренеров, которые будут готовить наших специалистов. Мы ведь в Испании лучших детских тренеров забрали, когда привозили сюда инструкторов и тренеров в академию. И они очень многое сделали. Мы им говорили: «Вы воспитайте наших тренеров, вы не нужны нам на 100 лет». Тех ребят, которые заканчивали и в дубль не попадали, мы их устраивали в институт, чтобы потом забрать в академию как своих воспитанников. Мы это выстраивали. И так нужно делать в институтах: приглашать преподавателей на хорошие контракты, чтобы они были заинтересованы.

- Что ждете от чемпионата мира в России?

- Хотелось бы сюрпризов.

- От России или Ирана?

- В том числе. Последние матчи России внушают оптимизм. Должны выходить из группы. Тот же Уругвай с сильной группой атаки, но оборону можно и нужно вскрывать. Думаю, Россия обязана выходить из группы. Мне так кажется.

- Какие матчи посетите?

- Будут сборы, поэтому вряд ли получится. И на Кубке конфедераций я ведь ни одной игры не посетил, хотя очень хотел. Мечтал съездить, но так получалось, что ни на чемпионате Европы, ни на чемпионате мира я не побывал. Смотрю футбол по телевизору.

- Кто выиграет турнир?

- Аргентина, Германия, Бразилия -вот тройка фаворитов. У Бразилии очень хорошая защита помимо Неймара впереди. А пощечина, которую они получили от Германии, их очень задела. У них есть желание реабилитироваться.

- Если бы вас попросили помочь сборной России, согласились бы?

- Если Черчесову это поможет, то никаких проблем нет. Если хотя бы чем-то могу помочь национальной сборной, то я готов.

КОГДА ГОВОРЯТ, ЧТО Я ЗАКРЫТЫЙ - ЭТО СТРАННО

- Вы по-прежнему для многих остаетесь закрытым, человеком-загадкой. . .

- Вот когда так говорят, что я закрытый. А кто это определил?

- Но сейчас вы совсем не закрыты и интересно отвечаете, рассказываете. . .

- Да я могу разговаривать так всегда, но не хочу говорить ни о чём, не фундаментально или оставлять какую-то недосказанность - ее боюсь.

- Мы видим, что вы больше ничего не запрещаете и игрокам, команда открыта...

- Абсолютно. Когда Михаил Степанов, руководитель пресс-службы, спросил, что можно, а что нельзя, я ответил: «Всё можно. - Как все? - Вот так». Но по интервью нужно согласовывать в том смысле, что есть молодежь типа Азмуна, которая и так звездная, так еще и интервью эту звездность лишь развивает. Нет никаких проблем. Поэтому когда говорят о закрытости, то мне это странно. Я же уже сказал, что поменялся.

- Возможно, это стереотип. Но вы всегда в кепке, к примеру. Вы явно интроверт, человек в себе...

- Без головного убора вообще не могу ходить, мне некомфортно. Я живу в том внутреннем мире, который мне комфортен. Этот мир основан на вере, терпении и стойкости.

- Вас теперь не увидеть в пиджаке, мерзнущим на холоде. Ушли от этих суеверий?

- Да, мне сейчас просто удобнее вот так. Раньше мог мерзнуть, но сейчас уже не вижу в этом смысла.

- Вы говорите, что свободного времени у вас почти нет, но как-то вы же переключаетесь с футбола? Есть какие-то хобби?

- Вообще ни на что не переключаюсь, не могу! От футбола не устаю. Если по какому-то каналу идет футбол, то я смотрю. Если играет «Наполи», то стопроцентно смотрю. «Манчестер Сити» играет, то тоже задержусь. Но больше смотрю «Наполи», конечно. Пересматриваю матчи даже, делаю монтаж для игроков, показываю их взаимодействия. Там нет явного ромба, но я выстроил для себя ромб, чтобы ребята понимали принцип их игры, переход из одного ромба в другой. Мне легче это не только ребятам преподносить, но и тренировать. Вот у нас поменялся тренировочный процесс, и мы теперь тоже в ромбе начинаем свои упражнения.

- Политика, музыка, книги, фильмы - это вас не интересует?

- Фильмы смотрю редко, но сильное впечатление произвел фильм «Остров» Лунгина. Политикой я не интересуюсь. Музыку слушаю с удовольствием, причем разную: Окуджава и Розенбаум, Паваротти, Андреа Бочелли, Иль Диво, Тина Тёрнер, что-то из «Дип Перпл». Читаю редко, потому что времени нет, но с удовольствием могу перечитать Мишеля Монтеня или «Искусство войны» Сунь-Цзы.

- Кем вы восхищаетесь, если не брать людей из футбола и спорта?

- Я преклоняюсь перед врачами, особенно перед теми, кто возвращает жизнь людям, потерявшим надежду, будь то в мирное время или военное. Особенно людям с онкологией, которые уже думают о смерти, едут с последней надеждой, будь у нас в России или за рубежом, и их возвращают к жизни.

- У вас есть любимые блюда? По чему-то скучаете?

- Скучаю по туркменской еде. Есть такое блюдо - дограма. Это лепешка, которую только мужчины ломают, крошится мясо, лук, и это все перемешивается, а затем заливается горячим бульоном. Но надо сразу есть. В Казани такое не готовят. Недавно из Туркмении мне привезли друзья этот замороженный бульон, чтобы не испортился, и пакетик дограмы - это такое блаженство. Как будто дома побывал!

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle