Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

16 Июня 2016 Газета "Футбол-Хоккей НН № 23(1124)"

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Александр Юнанов

Игорь Горелов: Жить по течению - не для меня!

Игорь Горелов (фото Андрея Абрамова ("Патриоты Нижнего"))

Игорь Горелов (фото Андрея Абрамова ("Патриоты Нижнего"))

Наш сегодняшний гость - выдающийся нижегородский футболист, мастер спорта, чемпион России Игорь Горелов. А еще он - любимчик публики и покоритель дамских сердец. Почему так говорю? Да потому что всегда, где бы он ни был - на тренировке, перед матчем, после игры, у автобуса - вокруг Игорька постоянно крутились самые красивые девушки. Именно так, Игорьком, его в команде чаще всего называли, начиная с самого Бормана. И даже в те моменты, когда на поле шла борьба, а нужно было выпустить на замену разминавшегося за воротами Горелова, Борман кричал: «Дайте мне Игорька!». А я ускорялся по беговой дорожке к нашим запасным, чтобы подозвать того самого Игорька Горелова.

У этого светловолосого и голубоглазого парня с голливудской улыбкой поклонниц, на самом деле, было море. И ничего с этим не мог поделать даже всемогущий Овчинников, который постоянно говорил своему подопечному: «Когда это закончится? Прекращай, Игорек!». Но красавицы не подчинялись Борману, и те продолжали караулить своего кумира у автобуса команды. А фартовый Горелов раз за разом забивал свои мячи в ворота соперников, приводя в радостное бешенство переполненные трибуны стадиона.

О футболе того времени, незабываемых историях и проблемах дня сегодняшнего - в нашем эксклюзивном интервью.

НЕПЕРЕДАВАЕМЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

- Игорь, часто вспоминаешь те славные времена, когда выступал за нижегородский «локомотив»?

- То, что я испытывал, выходя на поле перед игрой, не передать словами. Какая-то дрожь, адреналин! Чтобы понять эти ощущения, нужно самому их почувствовать. Такое чувство, будто можешь взлететь, как ракета. Раз, и уже на Луне! Потому что столько сил, столько энергии затрачивается!

Каждый футболист, выходя на поле, взглядом осматривает трибуны. И когда ты видишь большое количество зрителей, пришедших на матч, рвешься в бой, стараешься проявить себя, чтобы твоя команда выиграла. Стадион гудит. У тебя появляется кураж. Ты в этот момент не думаешь о деньгах, ни еще о чем-то. Это непередаваемо. Не зря же говорят, что болельщик - это двенадцатый игрок. Так и есть. Он помогает, реально будоражит. Когда у тебя уже сил нет, этот двенадцатый игрок заставляет тебя бежать. И у тебя откуда-то появляются силы, и ты бежишь.

Особенной радостью были голы, которые я забивал в домашних матчах. У меня вся семья ходила на футбол, все родственники, знакомые, весь город. В эти секунды испытывал огромную радость за себя, за команду, за всех зрителей.

- На тебя ходили, ждали твоих голов, ты был очень популярен. А как сам в то время воспринимал эту популярность? Тебя, 22-летнего парня все узнавали, обожали, просили автографы. Как тут не зазнаться?

- Если такая известность и была, то я ее как-то не замечал. Может, потому что общался в основном с такими же футболистами. Да мы и не задумывались об этом. Мы все действительно по-настоящему дружили, играли в любимый футбол и ни о чем больше не думали.

- Но ведь не у всех так сложилась карьера. Твои одноклассники наверняка пили пиво, болтались по дворам, а ты - звезда!

- Да, что и говорить, в те лихие 90-е годы процветали самые разные пагубные явления. Кого-то из моих сверстников застрелили, кто-то умер в тюрьме...

- Автозаводская шпана, хулиганы?

- Да мне кажется, тогда вся страна была шпаной. Просто мне повезло с воспитанием. Заслуга родителей в том, что вовремя давали подзатыльники, в том числе и для того, чтобы не зазнавался. И тот же Борман не давал «звездочку поймать». Впрочем, расклад был очень понятным: если ты не попадаешь в состав, не зарабатываешь деньги. Зарплата была небольшой, а основным источником дохода являлись премиальные. Их получали только те, кто выходил на поле. То есть, всегда приходилось доказывать свое право на место под солнцем.

Однажды на тренировке я своему лучшему другу Сане Щукину разорвал заднюю поверхность бедра. Его прямо с поля увезли на «Скорой помощи». И Борман сказал мне: «Вот пока твой друг не выйдет на игру, своими премиальными будешь делиться с ним». Я так и делал - это справедливо.

На мой взгляд, сейчас произошел неправильный крен - в сторону больших зарплат. Как следствие, премиальные утратили свое важное значение. Любой 18-летний пацан, подписывая годовой контракт, уже уверен, что в течение года получит определенную сумму. Куда ему стремиться? К чему? Зачем свои ноги калечить? Поэтому только единицы и пробиваются «в люди».

- Играя в «Локомотиве», ты зарабатывал гораздо больше своих родителей. Как они это воспринимали?

- Родители только радовались за меня. Это же замечательно, когда у парня в двадцать с небольшим лет есть своя собственная квартира, машина.

ШКОЛА ОВЧИННИКОВА

- Расскажи, как попал в «Локомотив»?

- После службы в армии я был далек от футбола, поскольку больше восьми месяцев вообще им не занимался. За плечами были просто занятия этой игрой в детской спортивной школе. В мои жизненные планы не входила дальнейшая профессиональная карьера игрока. Но тут вмешался случай. Мы с Димкой Вахомским (кто помнит, это один из той плеяды игроков 1968-69 годов рождения - авт.) шли по площади Минина - планировали отдать документы для поступления в какой-нибудь институт. И тут встретились с Александром Николаевичем Щербаковым, тренировавшим арзамасское «Знамя». Он и предложил попробовать свои силы в своей команде. В итоге я отыграл в Арзамасе полгода. А в середине сезона 1990 года Валерий Викторович Овчинников пригласил меня в «Локомотив» - наверное, на перспективу. Просто, я в «Знамени» стал забивать, и тренеры увидели во мне нападающего. Не совсем техничного, но, как говорится, ломового, с голевым чутьем. Так или иначе, но уже во втором круге сезона-1990 я успел забить несколько мячей и в составе железнодорожников. Как показало время, это и был судьбоносный момент в моей карьере. Мои первые шаги в профессиональном футболе привели на тот уровень, который уже ко многому обязывал.

- Наверное, немаловажную роль сыграл и лично Валерий Овчинников?

- Все правильно. Овчинников - это легенда советского и российского футбола. Он один из первых, если не первый, кто был, как сейчас иногда говорят, эффективным футбольным менеджером - в лучшем смысле этих слов. Его всегда отличал свой особенный подход к футболу и взгляд на него. Это - умнейший человек! Он все организовывал сам, начиная от кухни, заканчивая разбором игр. Весь управленческий процесс находился в одних руках. Ну, и мы всегда понимали, кто такой Борман. Не секрет, что он нам всегда говорил: «Играть в футбол вас должны были научить в ДЮСШ. А здесь - надо выполнять мои требования. Я не буду заставлять вас стоять у стеночки, жонглировать мячом или отрабатывать «щечкой». На поле надо биться и делать то, что принесет успех».

- Скажи, пожалуйста, а как таких разных футболистов Борман смог сплотить в единый коллектив?

- Валерий Викторович был замечательным психологом. На нашей базе в Стригино, где сначала базировался «Локомотив», Овчинников постоянно находился с футболистами. Мы все чувствовали его заботу. База находилась в замечательном месте рядом с Окой. Вокруг лес. А какая банька!

К каждому человеку нужно уметь находить свой подход. Кто-то понимает кнут, а кто-то - пряник. На кого-то нельзя было «гаркнуть», потому что человек тут же мог «потухнуть», а кого-то, наоборот, имело смысл постоянно подстегивать.

И еще один немаловажный момент: в те годы в команде было немало местных футболистов. Из них Черышев, Егоров, Кураев, Щукин, Румянцев и я - вообще одноклассники! Мы уже с юношей понимали, от кого чего можно ждать. Кто никогда ногу не уберет, кто жестко сыграет в подкате, кто куда пас отдаст. Мы были сыгранными и уверенными друг в друге. Валерий Викторович об этом хорошо знал. Он все это видел и каждого игрока чувствовал буквально изнутри. И ему не составляло труда определить, кто психологически готов к борьбе, а кто нет.

А еще мог вовремя морально поддержать. Одна его знаменитая рука на плече чего стоит! Перед выходом на поле он передавал через нее огромную внутреннюю энергию. Вы не поверите, но когда Овчинников для этой миссии выбирал меня, я чувствовал огромный прилив эмоций, настрой сразу становился сумасшедшим.

- Это, конечно, очень впечатляющий ритуал. И все-таки, спустя годы, как считаешь, чему больше всего научился у Овчинникова по жизни?

- Овчинников дал очень многое. С годами лишний раз убеждаешься, насколько бесценно было то время, когда мне посчастливилось с ним работать. Но тогда мы были молодыми, и все казалось замечательно. Он говорил нам: «Век в футболе очень короток. Раз, два, и вы уже пенсионеры. Думайте о завтрашнем дне сегодня». У нас тренировки начинались с неформальной беседы. Просто со всеми шутил, болтали по душам, смеялись. У каждого тренера все по-разному. Газзаев тоже мог пообщаться, но у него все было просчитано до минуты, каждая тренировка планировалась заранее. Мы собирались в раздевалке минут за 15-20 до начала, и второй тренер уже рассказывал, какие будут упражнения, кто куда пойдет, кто какие манишки оденет и так далее. У Бормана это все было как-то менее запрограммировано, по-людски. Собрались, пошутили, пообщались, настроение подняли, и... побежали! (улыбается).

- А что можешь сказать об Омари Хасановиче Шарадзе? Он посещал тренировки, общался с игроками?

- Ему - огромный поклон. Не буду оригинальным, если скажу, что без этого человека в те годы просто не было бы никакого футбола в нашем городе. Помню, тренируемся на Сортировке, и вдруг без предупреждения приезжает Шарадзе. Причем столь неожиданно, что даже Борман не знал об этом визите. А Омари Хасанович заглянул на базу, как говорится, просто так - приехал пообщаться, как обычный нормальный человек, только безумно любящий футбол и глубоко переживающий за то детище, которое создал. «Как настрой, парни? Потянете?» - спрашивал он, улыбаясь по-отечески. Это было перед играми Интертото. Мы всегда знали, что Шарадзе рядом. Его присутствие чувствовалось.

- Вот ты говорил, что Овчинников руководил всем процессом в «Локомотиве». Но ведь у него был и прекрасный помощник - Николай Иванович Козин.

- Да. Более того, без него тоже было невозможно представить нашу команду. Помню, Викторыч писал планы тренировочных процессов, но в основном проводил только разминку. Все остальное делал Козин. А Борман с термосом кофе и двумя пачками легкого «Мальборо» наблюдал за всем происходящим. Всей черновой работой, видеопросмотрами, анализом и разбором матчей - этим всем скрупулезно занимался Николай Иванович. Причем разборы выигрышных матчей мы обычно не проводили. Только неудачных.

В работе Козина присутствовал факт неформального общения. Ведь он тоже нижегородец. Всякое бывало - случалось что-то такое, после чего напрямую сразу к Борману не пойдешь. И все подходы были через Иваныча. Он как губка, все впитывал, воспринимал, как надо, а потом уже доносил дальше. То есть, он был незаменимым связующим звеном между футболистами и главным тренером. Умел сглаживать многие конфликтные ситуации. Наш человек, одним словом (улыбается).

КОНТРАКТЫ ПРОДЛЕВАЛИ... КВАРТИРАМИ

- Скажи, а было ли разделение на «своих» и « чужих» в команде? Если да, то в чем оно выражалось: в зарплатах, в каких-то отношениях, в чем-то еще?

- Финансовые условия у каждого были свои. Контракты иногда продлевались. квартирами. Например, в этом году мне по контракту положена однокомнатная квартира. Борман говорит: «Горел, ты дома играешь. Получаешь хорошие деньги. Давай, мы на следующий год подпишем тебе двухкомнатную? А потом - трехкомнатную?». Это делалось для того, чтобы побыстрее дать обещанную квартиру приезжему футболисту. Мы, местные, понимали это, и ждали. Нам важнее было играть дома, перед своими болельщиками. Да, зарабатывали по тем временам очень хорошие деньги - хватало практически на все, поэтому никто граней между местными и приезжими не проводил.

Рвались в бой, и это было главным. Разумеется, у приезжих зарплаты были повыше - мы же тогда только росли. А в команду приглашали более опытных и умелых игроков, для которых вознаграждения начислялись в первую очередь. Вообще, Борман всегда объявлял премиальные перед игрой. «Завтра у нас такой-то соперник, и на этом куске земли лежат такие-то деньги. Рвите!» - его слова. Нам хорошо оплачивали любые победы, гостевые ничьи. Если со «Спартаком» дома играли вничью - тоже были достойные премии.

- А какое значение для тебя лично имело то, что в основном составе «Локомотива» много нижегородцев? Если не ошибаюсь, их количество иногда достигало восьми.

- У Валерия Викторовича еще за день до игры, на предматчевой тренировке, стартовый состав был всегда определен. Поэтому мы всегда с интересом ждали этого момента.

Когда Борман стал больше доверять местным, соответственно и состав подбирал с учетом этого. Те же Андрей Лебедев и Серега Рагулин, глядя на нас, играли с сумасшедшей самоотдачей, становясь одним целым. Борман подбирал людей, которые не были трусами. А когда выходили «наши», было очень приятно. Мы видели, что это нравилось болельщикам - трибуны ревели, когда объявляли фамилии. А мы в свою очередь отлично понимали, что подвести своих земляков-болельщиков, заполнявших трибуны стадиона, не имеем права. Это накладывало колоссальную ответственность на каждого - мы не могли выйти на поле и не выложиться, либо сыграть безвольно.

- Известно, что Александр Щукин - царство ему небесное - был твоим лучшим другом. А с кем в той команде ты еще по-настоящему дружил?

- Мы вчетвером с самого детства росли - я, Вовка Кураев, Андрюха Румянцев и Саня Щукин. Все учились в одном классе.

АБХАЗСКАЯ ИСТОРИЯ

- А что скажешь по поводу красавиц-моделей, которые постоянно окружали тебя повсеместно?

- Ну, это замечательно. Я всегда любил общаться с девушками (улыбается).

- А был ли в твоей футбольной жизни какой-нибудь забавный момент, запомнившийся надолго?

- Был прикол - обхохочешься! Нашему «Локомотиву» предстояло лететь в Сухуми на кубковый матч. А я был травмирован - порвал связки и довольно долго не играл, и даже не тренировался. Тут Борман мне и говорит: «Игорек, хорош! Давай уже с командой летать. Хотя бы просто включайся в режим, сколько можно на костылях-то ходить?! Снимай гипс - полетели с нами!».

Но так получилось, что ночь накануне вылета я провел с девушкой и. проспал (улыбается). Команда улетела без меня! А я смог лишь вспомнить, что остановиться она должна была в Сочи, в «Камелии», а оттуда ехать в Сухуми на автобусе. Недолго думая, взял немного денег и полетел следующим рейсом. Приезжаю в гостиницу, а там говорят: «Нет у нас никакого «Локомотива»!». Еду в «Жемчужину» - и там нижегородцы не появлялись. А сотовых телефонов тогда еще не было - я и позвонить никому не могу. Дую в справочную, чтобы обзвонить все гостиницы и узнать, где все-таки наши остановились. Ни в одной нижегородцев нет! Блин, думаю, что же делать? Поеду-ка прямо в Сухуми - время до игры еще есть. Беру такси - там три часа езды. Еду и понимаю, что если своих не найду, останусь без копейки на обратный билет - денег уже в обрез.

И вот я в голубом костюмчике фирмы «Диадора» (может, болельщики вспомнят - были у нас такие), с такой же голубой сумочкой и в кроссовочках приехал в Сухуми, прямо к стадиону. Уже темнело. Гляжу: что-то фонари на стадионе не горят. Жуть! Захожу внутрь, а мне и говорят: игра уже два часа, как закончилась. Хорошо еще таксист меня дождался, но куда ехать - ума не приложу. Потом выяснилось, что наши успели уже домой улететь.

А у меня на билет до Нижнего денег уже не осталось! Что делать? И тут мелькнула мысль! В те годы были в моде золотые «болты», цепи. И когда мы с таксистом ехали, разговорились, он вошел в мое положение. Я отдал ему золото по-дешевке и говорю: «Давай, браток, обратно в аэропорт!».

Мне повезло: самолет на Нижний улетал через пару часов - через Волгоград. Это какое-то чудо! Но радостное ощущение быстро улетучилось - билетов в кассе нет! И тогда вновь пришлось обращаться к моему знакомому таксисту-абхазу. Он посмеялся, но быстро нашел общий язык с пилотами и как-то по-свойски договорился с ними, чтобы меня взяли на посадку. Провели в самолет какими-то обходными путями, но вопрос был решен. Единственное, пилот сказал мне, чтобы я не выходил в Волгограде, когда будет дозаправка. Окей! Я расслабился, сел в первый ряд и стал томительно ждать возвращения домой.

Но ситуация приобрела неожиданный поворот. В Волгограде все пассажиры вышли, поскольку производилась дозаправка, и меня тоже попросили на выход. Я продолжаю сидеть, как приказали. У меня ведь билета нет! Понимаю, если я сейчас выйду, обратно в самолет уже не попаду. В итоге меня настоятельно попросили прекратить «сопротивление», пригрозив милицией.

Кто-то мне подсказал, чтобы я ловил «своего» пилота у входа в аэропорт - мол, он и обратно на борт проведет. Но получилось так, что пока я находился в «накопителе», летчики успели вернуться обратно в самолет. Хоть стой, хоть падай! Вот так я и остался в городе-герое Волгограде. Запомнилось, как я с одной бабушкой бежал наперегонки, чтобы добраться до кресла в зале ожиданий. Хотелось прилечь. Я же намыкался за весь день: спать хочу, меня мотает. Про больную ногу, и про то, что я вообще футболист, забыл вовсе.

Но мои приключения на этом еще не закончились. Кассирша сказала, что билетов нет, но мне стоит подойти к восьми часам утра - «может, появятся». Я ей говорю: «Да ты что?! Отложи как-нибудь!». А она и отвечает: «Не имею права. Стой у окошка и жди до утра». Таким образом, проторчав сутки в славном городе Волгограде и отдежурив у билетной кассы, стал обладателем счастливого билета домой. Сев в самолет, сразу же почему-то вспомнил дембельскую песню «Землян» - «Путь домой».

Когда я Борману все это рассказал, он сначала мне не поверил: «Зачем ты тогда вообще полетел, раз уж проспал?» Короче, все парни «прикололись» на тему моего путешествия «на юга».

ИЗ АТАКИ - В ОБОРОНУ!

- Давай теперь поговорим о том, как случилось так, что известный всем нападающий Игорь Горелов превратился в игрока обороны?

- Это случилось во время моих выступлений за владикавказскую «Аланию». Перед матчем со «Спартаком» правый защитник получил травму, другой - дисквалификацию. Играть крайнего - некому. А я хоть и нападающий, всегда стелился в подкатах. Ноги постоянно были ободраны. Подходит ко мне Газзаев и говорит: «Игорь, я гляжу ты жесткий. У тебя не было навыков игрока защиты?» Я сказал, что в детстве начинал играть на этой позиции, но было это очень давно. На что Валерий Георгиевич и предложил мне попробовать себя в непривычном амплуа: «Играть некому, давай попробуй». В общем, мой дебют в качестве правого защитника выдался на матч со спартаковцами. Играл персонально против левши Илюхи Цымбаларя - величайшего футболиста (царство ему небесное). Сразу такой уровень! В итоге мы победили 1:0, а я, сыграв удачно, получил чуть ли не самую высокую оценку за матч. А после игры Газзаев похвалил и добавил: «Видишь, какие мы разносторонние!» С тех пор я и стал защитником.

- Любопытно. А как ты вообще попал во Владикавказ?

- 1993 год для нижегородцев выдался сложным. Еле остались в высшей лиге. Все решалось в последних турах: обыграли столичный «Локомотив» (два мяча в этом матче забил Горелов - авт.), «цепанули» Ростов. Был у меня еще хороший кубковый матч со столичным «Динамо», которое тогда тренировал Газзаев, - в этой игре у меня многое получалось.

А в 1994 году Овчинников решил сделать перестройку в команде. На тот момент «Локомотив» покинули Румянцев, Щукин, Кураев и я. Из местных остались только, по-моему, Масляев, Осколков и Герасимов. А буквально через неделю после ухода мне на домашний телефон позвонил сам Валерий Георгиевич Газзаев. «Хотел, чтобы ты приехал на сборы. Увидеться, пообщаться», - сказал он. Так, в январе 1994-го я уже был с новой командой на сборах. А вскоре «Алания» выкупила мой трансфер у «Локомотива». Во Владикавказе я провел два незабываемых сезона, став чемпионом России.

- Расскажи поподробнее об этой жизни в Осетии, о Газзаеве, о местных порядках, болельщиках, об отношении к команде со стороны властей, о том, что ты, как футболист, приобрел, играя за «Аланию»?

- У Газзаева, как я уже сказал, весь тренировочный процесс был расписан по минутам. Результат ставился во главу угла. Все просчитывалось до мелочей. Премиальные, например, обговаривались даже на те случаи, если команда станет чемпионом или будет играть в Кубке УЕФА. Соблюдение субординации стояло на первом месте.

Разницу между Нижним и «Аланией» почувствовал сразу. Как только поехали за границу, в Италию, Испанию, Португалию - любимые страны Газзаева, нас сразу одели в цивильные дорогущие костюмы. Мы носили фирменные плащи, галстуки, рубашки, ботинки. Даже с этого начался контраст. У Бормана всегда ходили в спортивных костюмах - собственно, как и он сам.

В Осетии вся республика работала на команду. 40-тысячные трибуны были всегда переполнены. Барабаны с самого начала игры бабахали так, что на поле не было слышно ничего, если тебе даже что-то подсказывали тренеры.

Президент Галазов постоянно заглядывал на спортивную базу. Все, что было необходимо команде, он делал. Если в Нижнем на улице тебя могли узнать или не узнать, то во Владике все знали своих футболистов в лицо. Там все больны футболом. Вся республика! На рынок просто невозможно было сходить. Если там какую-то копейку достанешь, на тебя просто обидятся. Поэтому, честно говоря, даже стыдно было появляться на базаре (улыбается).

ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

- После «Алании» ты успел еще поиграть в сочинской «Жемчужине».

- Да. Это были сезоны 1996 и 1997 годов. А между ними я летал на сборы в Китай. У «Жемчужины» с китайцами были какие-то побратимские отношения. И вот однажды тренер китайцев приехал в Сочи и сказал наставнику «Жемчужины» Найденову, что хотел бы нескольких ребят пригласить к себе на двухмесячные сборы. Просто потренироваться. Предложили неплохие по тем временам условия, и я согласился.

Но оказалось, меня ждал кошмар! Как в тюрьме. Недалеко от реки Янцзы в буквальном смысле слова за колючей проволокой располагалась база на двенадцать команд китайской премьер-лиги. Она находилась за высокой стеной, за которой был ров, и стояли охранники с автоматами. Чтоб никто не сбежал! Естественно, если б я только знал, никуда бы не поехал. Обещали нормальные условия. Да, мы и с Борманом ездили в Китай. Но все было отменно: Шанхай - красавец, и вообще мы находились в центральной части этой страны, где все замечательно.

А это - общая база, на которой находятся все 12 команд. Такая практика. Там 12 футбольных полей, у каждой команды - по полю. Мы жили в общежитии , если эту казарму так можно было назвать. У каждого спортсмена своя малюсенькая комнатка, где есть стол, кровать и телик. Даже не было никаких шкафов, чтобы можно было разложить вещи или посушить форму. Убогая столовая, безобразная кормежка, какой-то туалет с душем... На прием пищи или на тренировку мы ходили строем. Даже бегали строем. В основном в этом футбольном аду мы только и делали, что бегали и занимались «физикой». Никакого футбола. Через месяц я похудел килограммов на восемь, стал бегать как конь (смеется).

Тут я подхожу к тому самому менеджеру, который за мной приезжал в Сочи и говорю: «Покупай мне билет обратно!» Но в Китае так не положено: если пойдешь отдельно от команды - ей штраф. Ходят внутренние полицейские и за этим строго-настрого следят. В общем, «свалить» самому невозможно, паспорта с собой тоже нет. Да если бы и был, за забор просто не выпустили бы. Но я для себя уже все равно решил: все равно «соскочу» - наплевать. На завтраки стал ходить один. Все побежали на тренировке, я пешком пошел. И так только за один день набрал кучу штрафов. На следующий день менеджер подходит ко мне и утешает: «Не переживай, что-нибудь придумаю». Я говорю: «Слушай, я больше здесь не могу. Ни физически, ни морально. Делай что-нибудь». Тот в свою очередь попросил меня не сажать команду на штрафы и потерпеть недельку.

В итоге пробыл я там около двух месяцев. Кроссы я по жизни не очень любил бегать. А тут, когда приехал домой, так побежал! Все удивились. Похудел - одни кости торчали.

В ТАШКЕНТЕ БЫЛ ПРАЗДНИК

- Игорь, а мне вспоминается еще одна «восточная история». Помнишь, как к нашей команде тепло отнеслись в Ташкенте, когда «Пахтакор» обыграл «Локомотив» 7:2, и эта победа позволила хозяевам выйти в высшую лигу чемпионата СССР?

- Как такое забудешь! В столице Узбекистана после игры царил национальный праздник. Мы пошли на ужин в гостиницу «Россия», а там словно весь Ташкент собрался - какие-то олигархи, бизнесмены, большие начальники... Мы сидим, грустно ужинаем, а они подходят и по-доброму успокаивают нас.

- А тебя даже спрашивали: «Это ты играл одиннадцатого номера? Потрепал нам нервишки в штрафной!» А потом угощали, потихоньку наливали водочки - благо сезон закончился. А Борман, как умный человек, встал из-за стола и незаметно ушел в номер, оставив ребят наедине с фанатами «Пахты»...

- А затем для гостей из города Горького объявили песню «Не сыпь мне соль на рану». Я этого никогда не забуду. Вроде бы «подколка», но все так по-доброму, искренне. С тех пор это моя любимая песня (улыбается).

КАК КАЛИТВИНЦЕВА «СЛОМАЛ»

- Сожалеешь о чем-то, не сделанном в футболе?

- Только спустя годы переосмысливаешь все по-другому. Понимаешь, что когда-то неправильно поступил, когда-то надо было быть более терпеливым. А я как-то легко ко всему относился, играя в футбол. Нет, не к тренировкам. На них я всегда пахал. Просто у меня был в голове лишь футбол, и я ни о чем другом не думал. Сегодня вот задаю себе вопрос: может быть, не стоило тогда из «Алании» уезжать? Я ведь сам решил уйти. Что-то недоделанное всегда есть. В принципе, и в 33 года еще можно было поиграть в Сочи.

- Есть какие-то обиды на Овчинникова? Ведь наверняка всякое бывало?

- Нет. Ни грамма.

- Твой самый важный, самый запоминающийся матч в составе «Локо-НН»?

- Однозначно, моя первая игра в высшей лиге «Локомотив» - «Торпедо». Мы победили 1:0, и я забил единственный гол.

- Это, наверное, и твой самый важный забитый мяч?

- Я бы сказал так: их было немало. Каждый гол очень важен и для меня, и для моей команды. Но особенно помнится, как на чемпионате мира среди железнодорожников в немецком Дуйсбурге я забил семь мячей в одном матче. Там все ребята заметили, что у меня, что называется, «поперло», и стали играть на меня, начиная с Вити Рыбакова. Так, я еще и приз получил - «Мистер Гол».

- Был в твоей карьере обидный незабитый пенальти?

- В 1994 году «Алания» играла в Москве с ЦСКА. В послематчевой серии 11-метровых до меня просто не дошла очередь, и мы проиграли Кубок. Вот это было очень обидно (улыбается).

- Ты всегда играл в жесткий футбол. А будучи защитником, «сломать» успел кого-нибудь?

- Однажды случился неприятный инцидент с Юрой Калитвинцевым. В том же 1994 году он играл за мой родной «Локомотив», а я - за «Аланию». Мы проводили матч во Владике. Кто-то вбросил аут, я потянулся за уходящим мячом, а Юра, вынося его, попал мне по ноге. Там не было никакой агрессивной игры. Судья даже не свистнул, не говоря уж о каком-то штрафном. А он: «Ай!», попрыгал и пошел. Но, тем не менее, в перерыве его заменили. В итоге у него образовалась какая-то трещина. Из этого раздули бог знает что!

Я сразу после матча пошел в раздевалку и извинился. Так меня в самолет не пустили. Хотел полететь с нашими в Нижний, а мне Козин говорит: «Игорек, лучше не надо. Сам понимаешь, какая накаленная ситуация». После этого мы тысячу раз виделись с Юрием, разговаривали, и никто ни на кого обиды не держал. Был нормальный игровой момент, никто специально не прыгал и не «ломал».

ХОТЕЛ БЫ ВСТРЕТИТЬСЯ С ПЕЛЕ

- С кем из своих друзей по «Локомотиву» сегодня общаешься?

- С Кураевым, Егоровым. С Черышевым, когда приезжает.

- А с Борманом когда виделись последний раз?

- В прошлом году, в Нижнем Новгороде. А так мы иногда созваниваемся. В любом случае, если Валерий Викторович приезжает, мы с удовольствием встречаемся. Нам есть, что вспомнить, есть, о чем поговорить за чашечкой кофе. Во время этих редких, но очень теплых встреч мы говорим не только о футболе, но и о сегодняшней жизни.

- Играешь сегодня для поддержания формы?

- Иногда. Мне Гошка Егоров говорит: «Хватит, давай бегать, а то окостенеешь. Животик начинает появляться». В общем, на «Северном» играем в футбол поперек поля. Приходят ветераны, друзья, бизнесмены.

- Ты немного успел поработать тренером. А не было желания серьезно этим заняться?

- С удовольствием. Только мы никому стали не нужны. Пойти куда-то напрашиваться - не в моих правилах. И еще. Очень обидно, что сегодня в основной своей массе футболом руководят нефутбольные люди. Для них главное - собрать деньги, сразу их «освоить», а ни о каком развитии речь даже не идет.

- Чем занимаешься сегодня?

- У меня строительный бизнес, я возглавляю группу компаний.

- Кто был твоим кумиром в юности, и чья игра нравится сегодня?

- Когда я только-только начинал свой путь в футболе, мне очень нравилась игра Сергея Юрана. Кстати, когда в те годы у меня кто-то брал интервью и я в этом признался, то нас даже в чем-то сравнивали - по стилю игры, по манере.

А сегодня, конечно же, Месси - футболист от бога. И, естественно, Криштиану. Как бы его ни критиковали, что бы ни говорили, но признать нужно одно: уже столько лет он находится на высочайшем профессиональном уровне. И никакие коврижки его не испортили в отношении к футболу.

Из наших даже называть никого не хочу.

- За кого болеет сегодня Игорь Горелов?

- Мне нравится «Краснодар». Команда играющая. Здесь выстроена целая система, рассчитанная не на сиюминутное достижение результата. Средства вкладываются в детский футбол, в инфраструктуру. Сегодня в Краснодаре создана полноценная Академия футбола. Этот правильный подход к делу обязательно принесет свои плоды.

- Кто на сегодняшний день, по-твоему, лучший российский тренер?

- Бердыев. Он умеет создавать дисциплинированную боеспособную команду. Возглавлял «Рубин» - его работа была узнаваема, пришел в «Ростов» - он почти не пропускают. Это его заслуга.

- С кем из известных людей ты бы хотел встретиться? О чем бы спросил?

- С Пеле. Сколько голов он поназабивал! Я бы спросил его: «Насколько тяжело нести такую ношу - великого бомбардира? Причем всю жизнь». Ведь Пеле до сих пор непревзойденный!

НА ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОПРИЩЕ

- Скажи, пожалуйста, совсем недавно ты серьезно занимался политикой. Что это было?

- Просто надоело, что повсеместно одна и та же система, в которой только лишь лозунги, разговоры да обещания. После каждых выборов меняются лишь лица, а суть остается той же. Реальных дел - никаких. И на тот момент мне показалась близкой программа Михаила Прохорова - молодого, инициативного бизнесмена, много добившегося в свои годы. У него был правильный подход, свежие взгляды. Однако, как оказалось, у нас есть только иллюзия того, что можно что-нибудь поменять. В политике нас никогда не спросят: как решат, так и будет.

У меня, как у бизнесмена, были свои взгляды относительно того, как «зажимают» бизнес. В то же время постоянно говорилось о льготах и поблажках. «Перестаем кошмарить», - доносилось с высоких трибун, а в реальной жизни все происходило наоборот. Я возглавлял штаб общественной приемной кандидата в президенты Михаила Прохорова и был председателем гражданского политсовета партии. Поддерживал человека, которому в итоге так и не дали ничего сделать. Я был делегатом съезда, являлся доверенным лицом Прохорова, пытался донести его идеи до людей, которым небезразлична судьба страны. Но когда он ушел и его место занял другой человек, стало понятно, что взгляды партии разворачиваются по ветру, который дует уже много-много лет - о переменах ни слова. А я решил: плыть по течению - это не для меня.

ПОКА «КУРИРУЕТ» СВАТКОВСКИЙ, НИЧЕГО ХОРОШЕГО НЕ БУДЕТ

- Давай поговорим о «Волге». Тебе есть, что сказать по этому поводу?

- Мне даже не хочется об этом бардаке рассуждать. Под всем известной фразой «Пока такие люди, как Сватковский, руководят футболом в регионе, ничего хорошего ждать не приходится», я полностью подписываюсь. Жизнь показывает, насколько неэффективно он занимается футболом, который просто убит в нашем городе. И мне особенно обидно потому, что когда-то я выступал в славном «Локомотиве», и у нас был настоящий футбол, а что теперь?

Мы были честными перед своими болельщиками. С сегодняшней «Волгой» давно всем все ясно. Можно было бы давно сняться. К чему искать деньги для отдачи немыслимых долгов покойника? Я время от времени захожу на гостевую страничку основной команды и вижу, как кардинально меняются мнения даже самых преданных болельщиков. Так, если изначально, когда пришел Талалаев, команду поддерживали, просили не ругать, дать время, то сегодня что там только не читается между строк!

А сколько еще можно ждать? Драгоценное время улетает, а ничего не меняется. Прогресса нет. Те люди, которые играли, перестают играть, либо остаются на прежнем уровне. И что дальше? С кого-то когда-нибудь будет спрос? Куда уходят такие безумные деньги? Какая польза городу от такой коррумпированной «Волги»? А тут еще «Волга-Олимпиец»! У меня просто в голове не укладывается: вы создаете еще одну команду, на нее тратитесь, а что толку? А для чего нужна дочерняя команда? Она что, футбольных дарований нам дала?

Все финансовые вложения зависят от целей, которые ставятся. Все просчитывается. Если стоит высокая задача, под нее подбираются футболисты, вкладывается одна сумма денег. Если особых задач нет, тогда затраты гораздо меньше. В этом случае нужно больше доверять своим молодым игрокам, подтягивать их к «основе».

- Какие тогда вообще перспективы у нашего футбола? Что его, на твой взгляд, ждет в дальнейшем?

- Я думаю, что с задачей выхода в премьер-лигу за два сезона справиться можно. Но! Это только при нормальном отношении властей, отвечающих за футбол, при реальной поддержке нашего губернатора, гарантирующего соблюдения финансовых обязательств.

Да, не у каждого региона в наше непростое время имеются возможности для решения больших задач, не каждый будет принимать матчи и чемпионата мира. Но если собрать вокруг команды единомышленников, мечтающих возродить былые традиции, добиться можно многого. И когда «Волга» заиграет, поверьте, люди потянутся на стадион к своим новым кумирам.

- Не печально ли осознавать, что от нижегородского футбола остались одни воспоминания?

- Я больше скажу: обидно не только за «Волгу», но и за детский футбол в целом. Все ведь начинается с корней. Почему мне понравится подход к делу в Краснодаре? Потому что там все начинается с детишек. У нас в городе тоже есть несколько ДЮСШ, однако детские тренера получают крохи. А ведь с ребятами нужно заниматься целый день. Не должно быть разрыва по возрастам: детский футбол, затем - юношеский, потом - взрослый. Эта вертикаль ныне разрушена напрочь. Мы ведь в свое время все откуда взялись? Именно из ДЮСШ.

И меня сейчас задевает даже не то, что «Волга» откровенно плохо играет, а то, что в нашем городе вообще футбола не осталось. Стыдно и мрачно.

- Да, сложно с этим не согласиться. Но что же все-таки нужно делать?

- Поменять коренным образом отношение к футболу со стороны руководства нашего региона. В кратчайшие сроки! И поменять не «шило на мыло», а чтобы пришел человек, душой переживающий за футбол в нашем родном, подчеркиваю - нашем родном - городе. Нужно не просто поменять пятиборца на пловца или бадминтониста. Футбол не прощает потребительского к себе отношения. Те люди, которые хотят банально на нем заработать, не дают никаких возможностей для развития.

- Да, вся нижегородская футбольная общественность уже давно ждет от губернатора каких-то действенных мер по спасению футбола, который давно загнан в угол отдельно взятым «куратором». Только дождемся ли мы, не знаю.

- У-ух! Задел за живое.

- Скажи, пожалуйста, а ты лично посещаешь домашние матчи «Волги»?

- В прошлом году был на игре с дзержинским «Химиком». И то, только из-за того, что меня друзья позвали. У меня нет желания смотреть на то, что вообще происходит с нашим футболом. Мне неприятно. Не могу я. Есть обида. Ведь когда мы играли, народ просто валил на стадион. И было время, более сложное, чем сейчас. Тогда имел место всеобщий развал страны. Люди не знали, что дальше делать, как жить? Но при всем при этом футбол у нас процветал. «Локомотив» всегда был открыт для своих поклонников. Люди нас узнавали в лицо, мы чувствовали, что нас любят. А сегодня - миллионные контракты, а игры нет. Ну, нельзя так!

Сейчас у меня такое ощущение, что на стадион ходят только те, кому дома совершенно нечего делать, или кого жена «пилит». Приходят, чтобы словами перекинуться с соседом, а игра нынешней «Волги» волнует постольку поскольку. Кто там играет? Какие-то чужаки. В мои годы люди наизусть знали календарь игр «Локомотива», ждали дня игры, заранее приходили на центральную арену города, чтобы не пропустить настоящего праздника футбола. Царил настоящий ажиотаж. И нам было очень приятно, что мы «заставляем» народ тянуться на стадион. Ощущалось непередаваемое чувство гордости и ответственности , что нашу команду поддерживают тысячи земляков.

- Тем не менее, Нижний Новгород попал в число городов, которые в 2018 году будут принимать матчи чемпионата мира по футболу. Что, по-твоему, это может дать?

- Много чего. Появится аэропорт международного уровня, станция метро, будет благоустроена территория на Стрелке. Новый стадион! Для меня, как для футболиста, будет замечательно, если команда нашего города соберет когда-то 40 тысяч зрителей. Но сегодня у нас футбол на том уровне, на котором он есть. А тогда, спросите вы, зачем нам нужен такой огромный стадион? Кто на нем будет играть после нескольких игр мирового чемпионата, когда все гости и участники разъедутся по домам. Что будет дальше?

И еще возникает вопрос: даже если какая-то из «Волг» будет «приписана» к новенькой арене, что делать со стадионом «Локомотив»? Это, конечно, мое субъективное мнение, но на нем футбольная жизнь не должна прекратиться. «Локомотив» - это часть нашей общей футбольной истории, и ее не сотрешь. Извините, ностальгия - аж до слез. Едешь иногда мимо, а на стенах какие-то портреты мало кому известных игроков. Но если и «Волга» отсюда уйдет, футбол на стадионе и вовсе может закончиться.

ХОЧУ ДЕВОЧКУ

- В заключение хотел бы задать несколько коротких вопросов. Скажи, а кем бы ты мог стать, если бы футболиста из тебя не вышло?

- Только летчиком. Мне всегда нравилось летать (улыбается).

- Понятно, особенно после воздушных приключений по маршруту Сочи - Волгоград - Нижний Новгород! Шучу. А во что, кроме футбола, любишь играть?

- Люблю играть в бильярд, очень уважаю нарды.

- Что ты делаешь по вечерам?

- Все от настроения. Могу дома посидеть с семьей, могу с друзьями где-нибудь встретиться. Иногда в спортбаре смотрю европейский футбол. Когда как. Но с годами становлюсь домашним человеком.

- А по дому любишь помогать жене?

- Нет.

- Ты - спокойный человек?

- Раньше был вспыльчивый, как спичка загорался. А с возрастом становлюсь спокойней. Если в молодости сразу лез с кулаками, то сейчас лишний раз думаю: может, словами объясниться достаточно? (улыбается).

- Ты куришь?

- Странно, раньше баловался, а, повзрослев, вовсе не курю.

- Где бы ты хотел побывать?

- На Тибете. И еще на северном полюсе с какой-нибудь экспедицией.

- Знаю, что ты заядлый рыбак.

- Это точно. Люблю ловить зимой на мормышку на Горьковском море. А летом у родителей на даче ловлю на поплавковую удочку карпов и карасиков.

- Какую кухню ты предпочитаешь?

- Любую, кроме китайской. Особенно после сборов в Китае! (смеется).

- Каждый нападающий, когда забивает гол, по-разному выражает свой восторг. А как это делал ты?

- Сегодня действительно на это существует какая-то мода. Целуют перстень, как Рауль, прислоняют указательный палец к губам, как Аршавин. Некоторые покрывают футболкой мяч, посвящая свой гол младенцу. Кто-то из пальцев складывает сердечко, выражая свою любовь к девушке. Раньше ничего такого не было. И я, как, наверное, многие в то время, забивая гол, просто в прыжке поднимал вверх руку. Ничего необычного.

- О чем ты мечтаешь сейчас?

- Хотелось бы завести еще одного ребенка. Девочку. Сын, Всеволод, уже взрослый, ему 18 лет.

- Игорь, что бы ты пожелал своим поклонникам? Они тебя так любят!

- Во-первых, хочу поблагодарить их за эту любовь. Это всегда очень приятно. А, во-вторых, я уверен, что скоро наступят совершенно другие времена. Есть много людей, которым не безразлична судьба футбола в нашем городе, судьба команды, как ее ни назови - «Локомотив», «Волга» или «Олимпиец». Есть много болельщиков, которые поистине соскучились по большому футболу. И в недалеком будущем сдвиги должны произойти. И я с удовольствием поучаствую в этом.

P.S. Следующий гость «Ф-ХНН» - «звезда» российского футбола, наш с вами земляк Дмитрий Черышев. Ему есть, чем удивить читателей и в чем признаться. Он обещал пооткровенничать о многом, так что наберитесь терпения - материал уже готовится к публикации!

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle