Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

27 Февраля 2014 Газета "Алтайский спорт, выпуск № 7 (642)"

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Персоны

Автор: Лямкин Валерий

Форвард из-за семи морей

Форвард из-за семи морей

Форвард из-за семи морей

Гол с листа

- В Минске ты получил две медали за успехи в чемпионате СССР среди дублирующих составов - золотую и серебряную, и еще четыре золотые за победы в чемпионате Белоруссии. Сколько всего?

- У меня дома только одна лежит - из Израиля. Остальные, даже не знаю, где затерялись. Есть еще значок мастера спорта Беларуси. Звание мастера спорта СССР я заработать не успел.

- В 1991 году минское «Динамо» реально билось в чемпионате СССР за одну из путевок в еврокубки. А уже через год - после развала Советского Союза - минчанам пришлось играть фактически среди команд второй лиги - из Бреста, Гомеля, Гродно, Могилева, Витебска. Уровень мастерства от этого не рос. Ведь с вершины путь только вниз...

- Мы до последнего надеялись, что останемся в чемпионате СНГ Но московские клубы изначально были против. Хотя и так было понятно, что вряд ли этот проект совместной лиги реален. Мысль уехать в Европу у меня появилась сразу, но возникавшие то тут, то там так называемые футбольные агенты не вызывали никакого доверия. Создавалось впечатление, что для них главное -не карьера футболиста, а чтобы хоть что-то урвать. Предлагали мне клубы первой лиги Германии и Италии. Но я не поехал, а затем меня продали в Израиль, где агент бросил меня, можно сказать, на произвол судьбы. Хорошо, выручил вратарь моей новой команды - тель-авивского «Маккаби» - Александр Уваров, помогавший фактически во всех вопросах. Бывший вратарь московского «Динамо» и сборной СССР, он в тот год стал лучшим игроком чемпионата Израиля, был очень авторитетным человеком в израильском клубе.

- А в белорусском чемпионате легионеры играли?

- В первые четыре года никого не было. Наоборот, хотели все уехать куда-нибудь. В Россию или Украину, где больше сильных команд осталось после развала СССР

- Кто-то с тобой остался тогда в «Динамо» из основного состава?

- Серега Герасимец, он даже гол забил голландцам, когда мы с ними играли отборочные матчи. Белькевич два раза лучшим футболистом Белоруссии признавался, а потом лучшим футболистом Украины. Белькевича и Хацкевича из Минска в Киев брал Лобановский, так как видел в них огромный потенциал.

- Ты, в свою очередь, перебрался в Израиль. Как тебе там игралось?

- После подписания контракта с «Маккаби» я сыграл в составе команды два товарищеских матча, а затем она улетела на сборы в Голландию. Я же еще неделю ждал, когда меня выпустят из Израиля. Что-то там напутали с паспортами. Затем неделю был на сборах с «Маккаби», и после этого в первом же матче Лиги чемпионов вышел на поле в основном составе против швейцарского «Грассхопперса» и забил гол.

- В нашем футболе большое внимание всегда уделялось физической готовности. А как с этим делом было в Израиле?

- Там все удивлялись, что русские - Уваров, Мороз и я -оставались после тренировки и еще минут 35-40 били по воротам. В Израиле тренировочный процесс в сравнении с нашим вообще слабеньким казался. У них нет такого, чтобы бегать какие-то кроссы, совершать многочисленные рывки, прыжки через барьеры. Для тех, кто в 1990-х прошел школу Лобановского, Бескова или Малофеева, израильские тренировочные нагрузки были пустяковыми. При этом финансовые условия в клубах были отличными. Лучше, чем в некоторых российских клубах, даже в разы. Около 10 тысяч долларов в месяц получали. К нам многие бывшие советские футболисты хотели попасть, но был лимит на иностранцев -три человека в команде. Приезжали на просмотр пачками, но никого не брали.

- Не нервировало, что «под тебя» конкуренты приезжают?

- Да я как-то не обращал на это внимания, так как чувствовал себя в полном порядке. Тем более что на второй год в «Маккаби» со мной подписали контракт, даже не сомневаясь. Мне предложили его еще за 2-3 тура до окончания чемпионата. В тот чемпионский для «Маккаби» год мы набрали рекордное количество очков за всю историю израильского футбола.

- Может быть, с тобой так быстро подписали контракт, чтобы ты не успел осмыслить, что стоишь уже не как новичок, а как чемпион - дороже?

- А меня там все устраивало, и даже прежние условия. Я хотел играть и получал от этого удовольствие, как и от качества жизни. Там везде русская речь, магазины и рестораны, русский кинопрокат, газеты, все там есть.

- В Израиле часто забивал голы?

- В одной игре добился даже хет-трика. Запомнилась мне и чемпионская игра с Хайфой за два тура до конца чемпионата страны, которая сложилась в нашу пользу. До истечения матча оставалась 15 минут, а мы выигрывали 2:0, и тут на поле с трибун хлынули болельщики и начали нас обнимать и срывать с нас форму. Вмешалась конная полиция , нам пришлось идти в раздевалку, так как мы почти голые оказались. Уваров вообще без трусов пришел. Судья матч прекратил, и было не ясно, продолжится он или нет. А если переигровка этого матча будет, то еще не понятно - кто победит? Хайфа всего в четырех очках от нас была.

- Конечно, переигровка - недоиграно время матча.

- Но мы тогда вышли и доиграли матч до конца, обыграли прямого конкурента и стали чемпионами. Но больше всего мне вспоминаются матчи 1988 года в Барнауле, когда трибуны стадиона «Динамо» были заполнены до отказа: проводились лотереи и разыгрывались автомашины. Билетов было не достать! Даже из нашей школы на эти игры учителя ходили. Все 24 тысячи мест на стадионе были заняты.

А француз с деньгами - сбежал

- Какие матчи в еврокубках тебе больше всего запомнились, помимо игры в Кубке чемпионов, когда ты забил гол?

- Когда еще в минском «Динамо» играл, мы в Кубке УЕФА встречались с бременским «Вердером» и римским «Лацио». Помню, в Бремене проиграли 2:5, а в Минске выиграли у немцев 2:1. За «Вердер» тогда еще Литманнен выступал. А в «Лацио», считаю, было в ту пору самое сильное в мире нападение - Бокшич, Синьори и Казираги. Дома мы с ними 0:0 сыграли, а в Риме проиграли 1:4. Сначала вели 1:0 - Петя Кочура забил, но на последней минуте первого тайма случился автогол у Островского. Во втором тайме их нападение нас смяло. Мы психологически оказались не готовы к тому, что всю игру 50 тысяч зрителей орут как сумасшедшие и без конца запускают петарды. Гром стоял такой, что мы друг друга не слышали!

В Тель-Авиве запоминающимся получился домашний матч отборочного раунда Кубка чемпионов с турецким «Фенербахче». Меня поставили играть в оборону крайним защитником, причем персонально против здоровенного нападающего Костадинова. Этот болгарин не мог выиграть у меня ни одного мяча и в итоге к девятой минуте наиграл на красную карточку. При подаче мяча с углового он ударил меня локтем в лицо, а судья рядом стоял и все видел. Жаль, что проиграли тогда 0:1. А в ответном матче в Стамбуле сыграли 1:1. Причем за две минуты до конца матча Овинимни попал туркам в штангу ворот. Выиграй мы со счетом 2:1, прошли бы в следующий круг.

Конечно, запомнились все отборочные матчи чемпионата Европы-96. В составе сборной Белоруссии я дважды сыграл против команд Чехии и Голландии и однажды - против сборной Люксембурга.

- Сколько стран ты проехал за свою футбольную жизнь?

- Свыше тридцати. Поездок восемьдесят было. В Италии 12 раз играл, в Германии -шесть, побывал в Южной Америке, где только я не был... Перу, Эквадор, Мексика, Аргентина, Колумбия - все эти заокеанские страны мне очень понравились. Эта поездка вообще уникальной получилась. Мы начинали играть с очень сильными командами под серьезные премиальные, по тысяче долларов, а заканчивали, не зная, вернемся ли домой. Больше месяца там сборная Белоруссии находилась, а спонсор - француз с деньгами - сбежал. Вот это был номер!

Врезалась в память поездка на сборы в Англию, когда минское «Динамо» продало в английский клуб Гоцманова, и по договоренности нам два года можно было там тренироваться. А когда Алейникова продали в «Ювентус», то мы три года ездили на тренировочные сборы в Италию. Но мне нравилось не только в Падуе и Вероне, но и в наших белорусских Стайках, на базе олимпийских сборных. Озеро, лес кругом, два футбольных поля специально для «Динамо». Эта база была построена к Олимпиаде-80.

- А в Лондоне что тебе больше всего запомнилось?

- Музей восковых фигур мадам Тюссо. Это просто фантастика! Меня поразили скульптуры какой-то кинозвезды и вратаря сборной Англии Шилтона, которые смотрят друг на друга. Так вот, один из представителей нашей команды на полном серьезе обратился к фигуре Шилтона: «Подвинься, мужик!», что вызвало взрыв хохота у всех.

Правда глаза колет

- В каждой команде есть незаменимые игроки, а в «Маккаби»» кто был культовой фигурой?

- Овинимни. Он до Тель-Авива в испанских командах выступал. Любил на публику сыграть, показать себя. Мне его манера игры, честно говоря, не нравилась: явно передержи -вал мяч. Ему надо обязательно убрать мяч под себя, посмотреть. В каком бы он состоянии ни был, хоть ползал по полю, всегда играл в основном составе. У всех тренеров в любимчиках ходил.

- Может быть, он играл так, чтобы у него появилось хорошее настроение, кураж, и тогда его не остановить?

- Думаю, что при его технических возможностях нужно было больше играть на команду, а не красоваться на поле. Я однажды в тесном кругу одноклубников по этому поводу высказался, мои слова ему кто-то передал, и наши отношения стали напряженными.

- Он перестал тебя замечать на поле, играть с тобой в пас, пытался «вырезать» из состава?

- Да, и такое было.

- А не враг ли тебе язык твой, Евгений?

- Может быть. А почему я должен что-то скрывать, если мне не нравится? Должен носить это в себе и переживать? Я лучше скажу, и душа будет на месте. У меня с тренером юношеской сборной СССР Костылевым случился такой же конфликт, когда в Китай ездили играть. Он опоздал на установку, а до игры оставалось всего 40 минут. Фактически мы уже не успевали к началу матча, где нас ждал полный стадион. Об этом я имел неосторожность сказать тренеру, когда он заблудился, ходя по магазинам: «Вы как ребенок, вас вся команда ждет! А если бы кто-то из нас заблудился, что бы вы сделали?». Он это запомнил.

- И на следующие сборы тебя не взял?

- Да, перед финалом чемпионата Европы, где наша команда выиграла золотые медали. Там как раз Валера Минько -наш земляк - стал чемпионом. Затем я был на всех сборах, а на чемпионат мира в Португалию, где мы взяли бронзу, опять не вызвали.

- Расскажи о своей израильской карьере в других командах помимо «Маккаби».

- Команда из Тайбе - «Хапоэль» - единственная арабская команда в Израиле. Меня попросили помочь ей - дебютанту высшей лиги - не вылететь в первую лигу. Условия в «Хапоэле» были не хуже, чем в ведущих клубах Израиля.

- А в «Ирони» с кем ты из наших футболистов играл?

- С Олегом Малюковым из ЦСКА, из того последнего чемпионского состава армейцев 1991 года. «Ирони» была крепким середняком высшей лиги Израиля и последней моей зарубежной командой. Мне предлагали еще контракт на год, но мне он показался непривлекательным (четыре тысячи долларов в месяц, плюс 400 - за каждое набранное командой очко) и я решил уехать в Барнаул. Это был 1998 год. Уже устал от всех этих приключений, наездился и хотелось просто отдыха. Для себя я еще бегал за барнаульский «Шинник», никаких мыслей в то время о возвращении в барнаульское «Динамо» в помине не было. Но в 2000 году Волынкин меня все же уговорил, и я вернулся. Однако после большого перерыва тяжело собраться, когда футболом уже насытился. Сыграл несколько игр, но сами условия в команде, отношение к футболистам, были такими, что играть расхотелось очень быстро. Доходило до того, что из-за безденежья хотели игры «сдавать», но хорошо, что не дошло до этого.

- После окончания футбольной карьеры что-то планировал?

- Ничего не планировал. Я в профессиональном футболе был двенадцать лет, натренировался и наигрался. Выходим сейчас играть за ветеранов вместе с Кормильцевым и Рыбаковым и что-то еще можем показать. Сейчас взять тех, кто в «Динамо» играл во второй лиге и год-два назад закончил спортивную карьеру, их и не видно даже, как будто никогда в футбол не играли. А это все от уровня идет - где играл, у кого тренировался. Если нас тренировали Лобановский, Малофеев, Овчинников, то это и видно сразу.

А вообще, каждый должен заниматься своим делом. Если мне не дано тренировать пацанов, то я этим и не занимаюсь.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle