Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

06 Марта 2010 Журнал "Планета Баскетбол"

Виды спорта: Баскетбол

Рубрики: Профессиональный спорт

Автор: Вингурт Валерий

Давид Берлин: Моя команда привезла бы сегодняшней сборной России очков 20. Гарантирую!

Давид Берлин: Моя команда привезла бы сегодняшней сборной России очков 20. Гарантирую!

Давид Берлин: Моя команда привезла бы сегодняшней сборной России очков 20. Гарантирую!

 Его смело, не опасаясь громкого эпитета, можно назвать патриархом отечественного баскетбола. Давид Яковлевич Берлин. Один из самых маститых и, к сожалению, один из последних ныне здравствующих представителей великой плеяды наших тренеров. Основатель ногинского «Спартака» - команды с именем и титулами (победитель и многократный призер чемпионата СССР, трехкратный обладатель Кубка Ронкетти), с которой Берлина связывает вот уже 60 лет жизни.

 

Наш разговор с Берлиным состоялся сразу после его возвращения из Америки, куда, как пояснил сам Давид Яковлевич, он ненадолго летал по личным делам. Человек, позволяющий себе ненадолго слетать на другой конец земного шара и обратно, - даже если не знаешь, сколько ему лет, - до сих пор в нашей стране вызывает уважение. Время и место встречи знаменитый в прошлом наставник, а в настоящем генеральный директор родного для него «Спартака» из Ногинска определил быстро: «Давайте ближе к вечеру, у меня дома. Раньше не смогу - дел слишком много».
 
Словом, на пенсионера 84-летний Берлин никоим образом не похож. В своей квартире на Ленинском он первым делом пригласил к столу (до тех пор разговаривать категорически отказывался) и только после этого начал беседу. Беседу, прерывать которую никак не хотелось. Да и неудобно как-то перебивать человека, который Бескова в разговоре называет Костей, Боброва -Севой, а Александра и Евгения Гомельских - просто Саней и Женькой...

В общество «Спартак» - из торфяного института

- Давид Яковлевич, вспомните, как вы оказались в баскетболе.
 
- Вообще-то я начинал как футболист. Занимался всерьез и думал, что надолго. Но помешала травма. Я потянул паховые мышцы, а поскольку врачей тогда особо не было, мне сказали: мол, иди парень лучше в школу «Динамо» в баскетбол играть. Я в то время жил на Сретенке, где все было динамовское, Лубянка близко. Так я и оказался в баскетболе. Правда, и здесь моя карьера игрока не задалась - опять же, из-за травмы. В результате я начал понемногу тренировать детские и институтские команды, а там предложение случилось. Из общества «Спартак».
 
- С этого места, пожалуйста, поподробнее.
 
- Дело было в 1949 году. Я учился и тренировал институтскую команду, как раз перейдя тогда из МИИТа в Торфяной институт.
 
- Какой, простите?
 
- Да, название действительно «несъедобное». Многим и в мое время было смешно слышать это словосочетание. До тех пор, пока не узнавали, что институт курирует лично Берия. После этого желание веселиться у всех почему-то пропадало. Нет, каких-то специалистов по торфяным разработкам в нашем институте тоже готовили, но в основном из него выходили люди, которые ни к торфу, ни к чему-либо похожему отношения не имели. Теперь это институт электроники.
 
Так вот, в 1949 году я, молодой специалист, получаю телеграмму с приглашением зайти в московский областной совет «Спартак», находившийся тогда на улице Дзержинского. Спортивным советом общества заведовала Галина Ивановна Ходотова, которая мне говорит: «Мы хотим организовать баскетбольную команду и предлагаем вам это сделать». Так, собственно, и началась моя работа. Я провел в области смотр, отобрав из перспективных мальчиков и девочек (тогда тренеры работали и с теми и с другими) две команды. Всю зиму мы тренировались в техникуме заготовок.
 
Зала там не было, а был огромный коридор. В нем-то мы с легкоатлетами и занимались. Конечно же, друг другу мешали. В легкоатлетической части коридора тренировалась, как сейчас помню, толкательница ядра Люся Жданова. И она все время тяжелым тренировочным мячом (раньше он назывался медицинбол) старалась
попасть в кого-нибудь из моих игроков. Кто на пути, как говорится, встанет...
 
Первыми для меня и моих подопечных соревнованиями стало российское первенство «Спартака», проходившее в Рязани. Девочки заняли там 16-е место, а ребята оказались где-то в пятом десятке.
 
- Однако интереса к баскетболу и тренерской профессии вы после этого, прямо скажем, не слишком удачного дебюта не потеряли...
 
- Начали мы действительно неважно. Но не разочаровались, а напротив, продолжили работать и тренироваться с удвоенной энергией. Прибавляли каждый год. И вот, в 1951-м мы вошли в тройку лучших в Российской Федерации (девчонки стали вторыми, а ребята -третьими) и поехали в Одессу на первенство центрального совета «Спартака». Как мы добирались до Одессы - это отдельная история. Достаточно сказать, что почти двое суток обе команды провели на палубе. Билетов не было, но на пароход нас все же посадили. Кстати, там, в Одессе, я познакомился с Александром Гомельским. Он тогда тренировал женщин ленинградского «Спартака» и тоже считался молодым специалистом. И для меня, и для него это были первые серьезные соревнования.
 
В общем, постепенно я и женская команда подмосковного «Спартака» двигались вверх. И в 1963-м мы попали уже в высшую лигу первенства Советского Союза. Заняли тогда последнее, 12-е место, но нельзя сказать, что плохо играли. Да, у нас не было центрового - совсем, девчонки все молодые, судьи к нам относились соответственно. Все, казалось, было против нас. Однако потенциал команды все равно не вызывал сомнений. Так, в последнем матче мы разгромили ленинградский «Буревестник», который претендовал на медали! В следующем сезоне наш «Спартак» занял уже десятое место, потом - седьмое, дальше - еще выше. К этому времени клуб открыл свою школу в Люберцах, которая исправно поставляла нам кадры. Шутка ли, за это время мы взяли со стороны только одного игрока.
 
Десять лет в призах
 
- Долгое время, как вы заметили, «Спартак» играл без центровых. Как вы решили эту проблему?
 
- Качественный сдвиг здесь произошел в конце 60-х. В 1967 году мне сказали, что в Коми АССР, недалеко от Воркуты есть высокая девочка. В баскетбол она не играет, но данные у нее хорошие - рост больше двух метров. Я нашел способ вызвать ее вместе с мамой в Москву. Звали девочку Нелли Бельмайер. Позднее баскетбольный мир узнал ее как Ферябникову (одна из сильнейших центровых в истории советского и мирового женского баскетбола в 70-е годы. - Прим. автора). Но тогда она выделялась разве что своим ростом -баскетбольного мяча в руках не держала. Помню, отвез я Нелли с мамой в гостиницу «Спорт», но, несмотря на все договоренности, свободных мест там не оказалось. Пришлось пригласить их к себе домой, на Ленинский, где они и прожили три недели. Причем было абсолютно неясно, будет ли она у меня тренироваться и играть или окажется в другом месте. Как сейчас, тогда за высокими гонялись все тренеры. Нелли предлагали ехать и в Киев, и в Ленинград... Но получилось так, что именно я сумел больше всех понравиться ее маме. Все, кто к Нелли «сватался», сходу предлагали деньги и всякие другие блага, а я повез девочку в институт, в Тарасовку. Институт бытового обслуживания относился тогда к «Спартаку». Естественно, там все были знакомыми, некоторые мои девочки уже в нем учились, и поэтому с поступлением проблем быть не могло. И это буквально покорило Неллину маму. Деньги - это одно, а высшее образование тогда - это было совсем другое. Ведь деньги в те годы платили спортсменам за что угодно, но только не за их настоящую профессию. Кто был оформлен гардеробщиком, кто -еще кем-то. Половина моих игроков в мужской команде числилась сторожами на разных подмосковных базах. До смешного доходило, когда всей командой ездили получать зарплату на станцию Ожерелье. А вся станция - огромное депо. Так что предложить девочке диплом - с моей стороны это был серьезный ход.
 
После разговора с ректором мама вышла и сказала: «Давид Яковлевич, я вам оставляю свою дочь».
 
- Но получить высокую девочку - совсем не значит получить хорошую баскетболистку...
 
- Совершенно верно. Но было лето, межсезонье. Я взял Нелли и двоих своих игроков - Раю Казаченко и Раю Короткову, отвез их в Ногинск, и они все лето жили и тренировались при стадионе. На очень плохой, я бы даже сказал паршивой, грунтовой площадке. Я им говорил, что надо делать, и они без меня работали. Так за несколько месяцев они смогли кое-чему ее научить. Благо Нелли была страшно работоспособная.
 
- С появлением новой центровой ваша команда выбилась в лидеры отечественного баскетбола.
 
- Да, с ее приходом формирование команды пошло другими темпами. Я еще провез Нелли по целому ряду соревнований, на которых она независимо от результата выходила на площадку на 20 и более минут. Мы ее наиграли, и началось зимнее первенство Союза. Первый круг мы провели так себе, но во втором стали обыгрывать всех подряд! Дело в том, что раньше центровые исполняли исключительно функцию столба. Правила трех секунд не было, высокая здоровая девка спокойно стояла под щитом, отодвигала, прошу прощения, задом соперниц и забивала. Атут появляется центр, который умеет бежать в отрыв, бросать со средней дистанции, пасовать... Мои девочки научили ее тому, что умели сами, а Неллина работоспособность доделала все остальное. Ей, например, скажешь: «Неля, надо сделать 100 бросков крюком». Все, можно дальше не беспокоиться и даже уходить с тренировки. Сто не сто, а сто десять бросков она обязательно сделает. И так любое задание.

 

В результате Нелли стала первым в стране универсальным центровым. Плюс вся команда играла быстро, тогда как женский баскетбол в то время был довольно медленным. В общем, в 1967-м мы выиграли зимнее первенство. И с той поры на протяжении десятилетия постоянно находились в призах союзного чемпионата. Единственной командой, которая нас регулярно обыгрывала, был рижский III с Ульяной Семеновой. Наше противостояние стало классикой женского баскетбола. Ажиотаж вокруг матчей был невероятный. Достать билет на игру I I I - «Спартак» как в Риге, так и в Ногинске было невозможно.
 
Мы жили беднее, но интереснее
 
- Возглавляемый вами подмосковный «Спартак» не только был одним из лидеров советского баскетбола, сумев в 1978 году отнять у ТТТ титул сильнейшего в стране, но и гремел на всю Европу. Подтверждение тому - три завоеванных Кубка Лилиан Ронкетти.
 
- Этих Кубков у нашей команды должно было быть четыре. Один раз - в 1984 году -нам его просто не дали выиграть. Мы вышли в финал, который проходил в Венеции. По негласным законам того времени советские люди могли летать только самолетами «Аэрофлота». Но расписание авиарейсов с нами, как вы понимаете, не согласовывали.
 
И получилась абсурдная ситуация. Если мы выигрываем финал, что и предполагалось - наша команда была безоговорочным фаворитом, то прямо с игры, буквально в трусах должны ехать в аэропорт. !огда как победители Кубка, согласно протоколу, обязательно должны были присутствовать на торжественном банкете. Утрясти этот вопрос с нашим руководством мне не удалось. Сейчас бы я просто послал всех куда подальше и взял бы авиабилеты на другой день, но тогда было другое время... В общем, организаторы и европейская федерация баскетбола, узнав, что советский клуб не будет присутствовать на послематчевом праздновании, дали соответствующие указания арбитрам. Что они только с нами в финальном матче не делали! Моя команда была в два раза сильнее соперниц из Венгрии. Но в итоге, оставшись вчетвером на площадке, мы проиграли в овертайме два очка.
 
- Сильно жалеете об этом?
 
- До сих пор не могу забыть это поражение. И знаете еще почему? Выиграй мы тогда, Кубок Ронкетти остался бы у нас на вечное хранение. Кстати, уже после распада Советского Союза наша команда еще однажды должна была играть в финале еврокубка. Но деньги нам тогда давал подольский завод швейных машинок, и после первого полуфинального матча спонсоры сказали, что у них нет денег на финал. Словом, на ответную игру в Испанию я не поехал. Сказал, чтобы проигрывали без меня. Вот вы сейчас смеетесь, а все именно так и было.
 
- Знаю, что вы до сих пор поддерживаете контакт, общаетесь со всеми игроками своей команды. И они бесконечно признательны вам за то, что вы для них сделали как тренер и педагог.
 
- Не скрою, я очень горжусь своими воспитанницами. Характер у моих девчонок был крепкий. Взять тех же Ферябникову, Сухарнову, Надырову, которые играли у меня с детского возраста и стали олимпийскими чемпионками и чемпионками мира. Помимо того, что они являлись первоклассными баскетболистками, это еще были характеры, каких поискать! Морально-волевые качества настоящих чемпионок! Сухарнова закончила играть в 45 лет во Франции и в свои годы давала фору многим молодым центровым. Для нее вообще авторитетов не было.
 
- Сейчас в нашем женском баскетболе есть такие игроки?
 
- Вы знаете, мы с Саней Гомельским года за полтора до его смерти сидели, разговаривали и сошлись на том, что любая - и его, и моя - команда тех лет обыграла бы нынешние. Понятно, что это сослагательное наклонение, и тем не менее мой «Спартак» образца чемпионского 1978 года привез бы сегодняшней сборной России очков 20. Гарантирую!

Про свои команды Гомельский говорил то же самое. Сейчас нет таких игроков. Посмотрите: Валера ^хоненко - ведь он же только недавно, относительно, конечно, закончил играть и до конца оставался одним из сильнейших в России. А какие были литовцы! У женщин аналогичная ситуация. Как можно сравнивать ту же Баранову и Сухарнову?! Или !аня Овечкина... Блестящий защитник! Злая, сильная, цепкая. У меня не вызывает никакого удивления игра в хоккей ее сына. Потому что я знаю, в кого он такой,где, как говорится, корни.

- Можете объяснить, почему «тогда» и «сейчас» - это две большие разницы?
 
- Жесткий отбор. В чемпионате СССР, в высшей лиге, до которой еще надо было дойти, играли 12 команд. Все были примерно равны, прилично укомплектованы. Конкуренция была страшная! А сейчас у кого деньги, там и концентрация талантов. А это, на мой взгляд, неправильно. По моему убеждению, звезда среди звезд вырасти не может. Разница в классе между потенциальным игроком экстра-класса и всеми остальными необходима. Плюс засилье иностранных тренеров и баскетболистов.

 

И еще один очень важный момент. У меня в команде всегда было девять-десять человек своих же воспитанниц. В Киеве играли киевлянки, в Ленинграде -ленинградки и так далее. И у всех была гордость за свою команду. Причем гордость, если можно так сказать, многолетняя. Не так, как сегодня. Вчера она играла за мою команду, а сегодня -против. На мой взгляд, это никуда не годится. Раньше ведь как говорили: преданность своей деревне, городу, области и республике переходит в преданность своей стране. За деньги, конечно, играть можно, и я совсем не против них. Но и помимо денег что-то еще должно быть.
 
- Патриотизм?
 
- На уровне сборных - вне всякого сомнения. Помните этот хрестоматийный случай со сборной СССР по хоккею, когда Анатолий Тарасов в раздевалке запел гимн Советского Союза? Вот без таких моментов, как мне кажется, национальные команды существовать не могут.
 
У американцев, кстати сказать, именно такая история. За страну они играют всегда с удвоенным рвением. Мы иногда собираемся с моими девчонками, и они знаете, как говорят? «Мы жили беднее, но интереснее». И у них нет никакой зависти к нынешнему поколению игроков.
 
Вместе с командой
 
- Вас и ногинский «Спартак» связывают уже 60 лет. Оглядываясь назад, что вы вспоминаете?
 
- Так вышло, что я рос вместе с командой. Росла она, рос и я. Или наоборот. Большая часть этих шести десятков лет связана с моей тренерской деятельностью. И эту работу главного тренера команды я вспоминаю с теплотой. Тогда же ведь не было никаких пособий, учебников. Я сам придумывал какие-то упражнения, давал каждый раз какие-то новые задания. Да, я делал ошибки, даже глупости. Но мне очень везло с игроками. И когда я делал что-то неправильно, они давали мне право на эту ошибку. Более того, говорили, что я поступаю правильно. За эти годы я не пропустил ни одной тренировки и приходил на них всегда за час, а то и за два до начала. Кстати, для меня сегодня непонятно, как тренер может придти на тренировку в цивильном костюме. Он же должен быть соучастником процесса, а не сторонним наблюдателем.
 
- Вас ни разу не увольняли. Но признайтесь, в бытность тренером вы хотя бы раз подумывали об уходе по собственному желанию?

- Был однажды момент. На меня написали какую-то «телегу». Вроде бы я что-то не то, не там и не тем людям рассказывал. После этого письма я стал невыездным - до тех пор, пока лично Андропов не подписал нужные бумаги. Вот в тот сложный период меня посещали мысли об уходе. А так единственный серьезный перерыв в работе с командой у меня был после операции. Он длился примерно полтора месяца. Но мне в чем еще повезло - в мои дела никто никогда не лез. Взять того же Саню или Женьку Гомельского -сколько у них было советчиков! И сколько раз их просили из команд. Костя Бесков, с которым мы хорошо были знакомы, не раз сетовал на то, что нет прохода от всяких доброжелателей. Самого разного уровня. Причем во всех клубах была абсолютно схожая ситуация. Мне в этом плане, повторюсь, очень повезло. Конечно, начальство приходило ко мне на тренировки и давало советы, однако до прямых указаний дело не доходило.

- Недавно стало известно о присуждении вам почетного приза «Золотая корзина», которым РФБ отметила ваш вклад в развитие отечественного баскетбола. Вклад этот, надо сказать, действительно не вызывает сомнений.
 
- Признание твоих заслуг - это всегда приятно. Но, откровенно говоря, на отсутствие регалий я никогда не жаловался. Достаточно сказать, что я три раза признавался лучшим тренером СССР - не только в баскетболе, а во всех видах спорта. В молодости к подобным наградам относился, что ли, более трепетно. Впрочем, не скрою, было весьма приятно, когда после новости о «Золотой корзине» мне стали звонить и поздравлять буквально со всего мира.
 
- В этом сезоне ногинский «Спартак» всерьез претендует на победу в Дивизионе «Б» Суперлиги. Задумываетесь ли о возвращении в элиту российского женского баскетбола?
 
- Да, перед командой стоит конкретная задача: выиграть чемпионат Дивизиона «Б» и завоевать право играть в высшем дивизионе Суперлиги. Уверен, мы добьемся своего. Надеюсь, что финансовые возможности позволят нам в следующем сезоне не только попасть в число участников Суперлиги «А», но и усилить состав. При этом «Спартак» останется верен себе: ставку в комплектовании будем делать прежде всего на собственных воспитанниц. Клуб постоянно думает о смене. Наша школа в Люберцах давно работает и дает отличное пополнение.
 
А недавно мы открыли свою школу и в Ногинске. Ждем первого выпуска.

 

 

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle