Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

01 Января 2015 Журнал "Самозащита без оружия"

Виды спорта: Общеспортивная тематика

Рубрики: Персоны

Чувство полета

Чувство полета

Чувство полета

ЮЛИЯ ПЕРЕСИЛЬД — ОДНА ИЗ САМЫХ ВОСТРЕБОВАННЫХ СОВРЕМЕННЫХ АКТРИС. В ВОЗРАСТЕ 25 ЛЕТ ОНА УЖЕ ПОЛУЧИЛА ПРЕСТИЖНЕЙШУЮ ТЕАТРАЛЬНУЮ ПРЕМИЮ «ХРУСТАЛЬНАЯ ТУРАНДОТ» И КИНОПРЕМИЮ «ЗОЛОТОЙ ОРЕЛ», СПУСТЯ ГОД ПРОШЛА ПО КРАСНОЙ КОВРОВОЙ ДОРОЖКЕ КАННСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ, А ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ГОД СТАЛА ПОПЕЧИТЕЛЕМ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «ГАЛЧОНОК». СЕГОДНЯ, ДЛЯ СВОИХ 30 ЛЕТ, ЮЛИЯ ПЕРЕСИЛЬД УДИВИТЕЛЬНО ЗРЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК. ПРИ ЭТОМ ОНА НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ОТНОСИТСЯ К СЕБЕ СЕРЬЕЗНО И ПОРАЖАЕТ ОКРУЖАЮЩИХ СВОИМ ЖИЗНЕЛЮБИЕМ.

МАСТЕР

ЮЛИЯ ПЕРЕСИЛЬД УЧИЛАСЬ В ГИТИСЕ В МАСТЕРСКОЙ ОЛЕГА КУДРЯШОВА, КОТОРОГО МНОГИЕ СЕГОДНЯ НАЗЫВАЮТ ЕДВА ЛИ НЕ ЛУЧШИМ ТЕАТРАЛЬНЫМ ПЕДАГОГОМ В РОССИИ. НЕ ИСКЛЮЧЕНО, ЧТО ЮЛИЯ СУМЕЛА ТАК РАНО РАСКРЫТЬСЯ ИМЕННО БЛАГОДАРЯ МАСТЕРУ.  

Чему самому главному вас научил ваш мастер Олег Львович Кудряшов?

— Мой мастер — это мое счастье, одна из самых больших удач в моей жизни. Олег Львович всех нас серьезно по-человечески воспитал, сказал очень важные слова о том, о чем сейчас говорить не модно: о порядочности, о чести, о принципиальности, учил нас не продаваться за деньги. Мы же приехали из разных городов, все очень разные. Он сумел всех объединить и сделать из нас ансамбль. Но самое главное — он научил нас трудиться. Олег Львович любил повторять: «Талант — это очень хорошо и важно. Но если талант не будет работать, он никуда дальше не пойдет». Он всех нас очень любил, но никогда не носился с нами, не говорил, что мы «самые лучшие». Он всегда говорит по существу. Но может и серьезно пожурить; после этого пару дней вообще ничего делать не хочется. При этом относится он к нам все-таки очень нежно, по-отечески, не пропускает ни одной нашей премьеры. Я, например, не позволяю себе выпустить ни одного спектакля без визита мастера на премьеру. Для меня очень важно то, что он скажет.

Вы советовались с Олегом Львовичем, перед тем как согласиться на участие в спектакле «Варшавская мелодия», за роль в котором вы впоследствии получили премию «Хрустальная Турандот»?

— Мастер был едва ли не единственным человеком, который советовал мне согласиться на эту роль. Я изначально очень боялась. Я ведь играю в Театре наций, а тут другой театр (Театр на Малой Бронной). Я не была хорошо знакома с режиссером Сергеем Анатольевичем Голомазовым, не всегда понимаю советскую драматургию. В общем, меня многие отговаривали, но Олег Львович сказал: «Тебе нужно обязательно это попробовать. Два часа на сцене вдвоем — это взрослая дистанция, и ты для нее созрела». Больше вопросов не было.

Это удивительно! Вас зовут на главную роль в культовый спектакль, и вы сомневаетесь? Значит, у вас нет цели сыграть главную роль?

— Конечно, всегда приятнее играть главные роли, но любое предложение я проверяю, прислушиваясь к отзывам своих близких, своего мастера и своим внутренним ощущениям. Просто главные роли не всегда много дают — иногда маленькая роль оказывается для тебя гораздо более полезной и интересной. Я всегда мучаюсь и пытаюсь понять, мое это или нет. Даже когда уже играю спектакль. Я верю, что для удачной работы нужно оказаться в нужном месте в нужное время, должны сойтись звезды.

Я ВСЕГДА ЛЮБИЛА ПЕТЬ И ПЕЛА В ШКОЛЕ. И ВОТ МЕНЯ ОТПРАВИЛИ НА ТЕЛЕПЕРЕДАЧУ «УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА». МЫ ХОДИЛИ ПО ПСКОВСКИМ РЫБНЫМ ОЛИГАРХАМ, ПЕЛИ ИМ И ПРОСИЛИ ДЕНЕГ, ЧТОБЫ ПОЕХАТЬ В МОСКВУ. СОБРАЛИ ДЕНЕГ, ПРИЕХАЛИ В МОСКВУ, ДЕНЕГ. ЗАТО Я УЖЕ ПОБЫВАЛА В МОСКВЕ И ПОНЯЛА, ЧТО МНЕ ТАМ ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ. ПОЭТОМУ ПОСЛЕ ШКОЛЫ Я ДАЖЕ НЕ ДУМАЛА ОБ УЧЕБЕ В ПИТЕРЕ, КОТОРЫЙ К ПСКОВУ ГОРАЗДО БЛИЖЕ, ТВЕРДО ЗНАЛА, ЧТО ПОЕДУ ТОЛЬКО В МОСКВУ. КОГДА Я СКАЗАЛА, ЧТО СОБИРАЮСЬ ПОСТУПАТЬ В ТЕАТРАЛЬНЫЙ ВУЗ, ТОЛЬКО ЛЕНИВЫЙ НЕ СЪЯЗВИЛ ПО ЭТОМУ ЭТО БЫЛ ВООБЩЕ КРАХ... НО СЛАВА РАХМАН, С КОТОРЫМ Я ПЕЛА ТОГДА В ГРУППЕ, И ЕЩЕ ПАРА ЧЕЛОВЕК ВСЕ-ТАКИ В МЕНЯ ВЕРИЛИ, И МНЕ ЭТО БЫЛО ОЧЕНЬ ВАЖНО. ОТУЧИВШИСЬ ПОЛГОДА В ПСКОВЕ НА ФИЛФАКЕ, Я ЗАБРАЛА ДОКУМЕНТЫ, ПОЕХАЛА В МОСКВУ ВО ВТОРОЙ РАЗ И ПОСТУПИЛА В ГИТИС НА КУРС К ОЛЕГУ ЛЬВОВИЧУ КУДРЯШОВУ. ЭТО БЫЛА СУДЬБА.

ЮЛИЯ ПЕРЕСИЛЬД

Актриса.

Родилась 5 сентября 1984 г. в Пскове

Окончила режиссерский факультет РАТИ-ГИТИС.

Артистка Государственного театра наций, сотрудничает с Театром на Малой Бронной.

Сыграла в таких фильмах, как «Край» (реж. А. Учитель),Weekend (реж. С. Говорухин), «Пять невест» (реж. К. Оганесян), «Подсадной» (реж. А. Котт).

Играет в спектаклях «Рассказы Шукшина» (реж. А. Херманис), «Figaro. События одного дня» (реж. К. Серебренников), «Варшавская мелодия» (реж. С. Голомазов) и многих других.

Премии и награды: театральная премия «Хрустальная Турандот» (2010), кинопремия «Белый слон» (2010), кинопремия «Золотой орел» (2010), приз «Звезда театрала» (2011), премия Президента Российской Федерации для молодых деятелей культуры (2013).

Что вам в итоге дала роль Гели в «Варшавской мелодии»? Что новое вы в себе открыли?

— Я вообще по-новому открыла себя в театре и должна сказать за это спасибо режиссеру спектакля и моему партнеру на сцене Даниилу Страхову. Мы готовили премьеру, и вдруг через два месяца репетиций взяли и полностью поменяли весь «разбор» спектакля. У Сергея Анатольевича было изначально одно видение спектакля, но потом он заметил, что между двумя людьми — Даней и Юлей — происходит какая-то химия и складывается все немного иначе. Он сумел все изменить, оттолкнувшись от наших индивидуальностей. Я его за это очень уважаю. Именно благодаря тому, что не мы встроены в спектакль, а спектакль родился вместе с нами и вокруг нас, в нем есть воздух, ощущение свободы. У нас не бывает двух одинаковых спектаклей, все время что-то новое, и мы иногда сами не можем предположить, как сегодня пойдет та или иная сцена. Это не значит, что там что-то не продумано. Все очень тонко организовано, просто мы хорошо понимаем друг друга и во время спектакля испытываем чувство полета.

Перед выходом на сцену мандраж, наверное, был нешуточный?

— У меня на самом деле всегда мандраж, а тут было и вовсе полуобморочное состояние. Но было безумно интересно! Ведь если в «Рассказах Шукшина» я все хорошо знала, была на Алтае и представляю себе, как это все придумывалось, то тут для меня все было совсем новым.

В «Рассказах Шукшина», равно как и в спектакле Кирилла Серебренникова «Figaro. События одного дня» и спектакле Томаса Остермайера «Фрекен Жюли», вы играете вместе с Евгением Мироновым. Каково взаимодействовать с ним на сцене?

— С Женей играть и легко, и очень тяжело. Каждый спектакль с ним — счастье, и я обожаю играть рядом с ним, он прекрасный партнер, но сложность в том, что нужно всегда соответствовать. Ты не можешь опуститься ниже очень высокой планки. И еще я старательно учусь у Жени ощущению зала: он его чувствует просто феноменально. Если в какой-то момент не можешь понять, что происходит с залом, надо посмотреть на Женю: он всегда знает, когда нужно «поддать», а когда можно немножко «отпустить», расслабиться или, например, помучить зрителей ожиданием чего-то. У него на это просто природное чутье, он мастер.

ПАРТНЕРЫ

В «РАССКАЗАХ ШУКШИНА» АЛВИСА ХЕРМАНИСА И «ТРЕХ СЕСТРАХ» АНДРЕЯ КОНЧАЛОВСКОГО ГЛАВНЫЕ РОЛИ ИСПОЛНЯЛИ ЧУЛПАН ХАМАТОВА И ЮЛИЯ ВЫСОЦКАЯ. КОГДА В ДАННЫЕ СПЕКТАКЛИ НА РОЛИ ЭТИХ АКТРИС ВВЕЛИ ЮЛИЮ ПЕРЕСИЛЬД, СТАЛО ПОНЯТНО, НАСКОЛЬКО ВЫСОКО ЕЕ ЦЕНЯТ СЕГОДНЯ В ТЕАТРАЛЬНОМ МИРЕ.
Сложно было вводиться на роль Чулпан Хаматовой в «Рассказах Шукшина» и на роль Юлии Высоцкой в «Трех сестрах»? И вообще, как вы относитесь к «вводам»?

— Конечно, репетиции нового спектакля интереснее: это творческий процесс, ты сам копаешь эту землю и разрываешь клад. Если говорить о вводах, то очень многое зависит от конкретной ситуации и спектакля. В случае с вводом на роли Чулпан и Юли мне очень повезло, потому что мне помогали режиссеры. К тому же это было сделано не «лишь бы», не ради второго состава, а с большой любовью и нежностью, режиссеры очень хотели, чтобы именно я исполнила эти роли. А если я чувствую, что люди ко мне расположены и открыты, могу сделать очень много! Вы бы видели, как в «Рассказах Шукшина» мне помогали Чулпан и Женя Миронов! Они окружили меня заботой. И конечно, я была счастлива поработать с Андреем Сергеевичем Кончаловским, который открыл для меня столько всего интересного в Чехове, о чем я даже не догадывалась.

Вы же с этим спектаклем Андрея Сергеевича ездили на гастроли в Лондон...

— Да, причем я впервые была в Лондоне и сразу сыграла на сцене одного из лучших театров (Театр Уиндема. — Прим. авт.).

Это было, конечно, прекрасно. Спектакль очень хорошо приняли, и у меня остались воспоминания на всю жизнь. Я сразу поставила себе галочку: Лондон — замечательный город!

Играя на сцене с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой, снимаясь в кино с такими людьми, как Владимир Машков и Сергей Гармаш, вы понимаете, почему именно они сегодня являются одними из лучших актеров в нашей стране?

— Я вижу, что эти люди горят. Им совершенно не важно, лучшие они или нет. Думаю, перед ними даже не встает таких вопросов: они одержимы своей профессией, одержимы тем, что делают. Их не портят ни деньги, ни слава, они не пиарятся и не занимаются пустой тратой времени. Они «в профессии», они очень много трудятся, и, наверное, этим отчасти объясняется их успех.

ВЗРОСЛЫЕ ДЕТСКИЕ ДЕЛА

В 2012 ГОДУ ЮЛИЯ ПЕРЕСИЛЬД СТАЛА ПОПЕЧИТЕЛЕМ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «ГАЛЧОНОК», КОТОРЫЙ ПОМОГАЕТ ДЕТЯМ С ПОРАЖЕНИЯМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ. ДЕВИЗ ФОНДА: «КАЖДОЕ ЗЕРНЫШКО — УЖЕ ПОМОЩЬ».
Как вы стали попечителем благотворительного фонда?

— Чулпан Хаматова как-то на гастролях мне рассказала о существовании фонда «Галчонок»: он на тот момент только открылся, только получил документы и искал публичного человека, который мог бы стать его лицом, представлять в прессе и помогать. Она спросила, не хочу ли я этим заняться, только заклинала меня хорошенько подумать, прежде чем давать ответ. Но я сразу сказала «да», поскольку чувствовала, что к этому готова.

Сейчас фонду уже больше двух лет. Мы начинали, помогая пяти детям, теперь у нас их 437. За это время мы собрали для них более 26 миллионов рублей. У нас пока нет крупных инвесторов, но мы счастливы и гордимся тем, что «по зернышку» нам удалось помочь этим детям и их мамам, обеспечить их всем необходимым. У фонда уже есть свои традиции: мы устраиваем вечера сказочных чтений, различные концерты, представления. Фонд маленький, но на своем уровне делает все очень качественно, по-домашнему и с большой любовью.

Серьезно заниматься благотворительностью может не каждый. Одно дело — выступить на концерте, и совсем другое — быть попечителем фонда и все время о нем заботиться, искать финансирование и думать о детях. Для этого нужны силы, любовь и готовность посвящать себя этому. На ваше решение заняться фондом повлияло то, что у вас самой есть дети?

— Отчасти повлияло, но в большей степени... Я просто, наверное, идеалист, но считаю, что наша профессия должна приносить пользу другим людям. Когда я после спектакля украдкой смотрю на зрителей и вижу, что они плачут, переживают, смеются, что-то чувствуют в связи с увиденным, то мне становится так хорошо. Я, конечно, говорю себе: «Какая же ты все-таки глупая!» Но я не могу иначе, мне это очень важно. Так же и с фондом: я на Новый год нарядилась Дедом Морозом, пришла к детям, и они меня не узнали. Потом смотрела фотографии, сидела и плакала: «Они такие счастливые, радостные!» Конечно, бывает трудно, когда не получается найти спонсоров, когда никто не хочет помогать (это постоянная история, и эта часть работы с фондом гораздо больше, чем праздничная), но когда ты потом видишь счастливые лица детей, эти чувства нельзя выразить словами.

Видимо, именно это ощущение счастья от счастья другого человека и дает вам силы заниматься фондом. Ведь при том, сколько вы снимаетесь и играете в театре, вообще непонятно, как вы находите время на «Галчонка».

— Я не так уж много снимаюсь! Конечно, у меня не бывает свободного времени, но я, например, никогда не снимаюсь параллельно. Я очень жадная до работы, но сниматься одновременно в нескольких фильмах просто не могу. Ведь я вся уже в той картине, в которой работаю, в ней живу. И как же я вдруг перекинусь на что-то другое? Мне говорят, что отказываться от параллельных предложений глупо. Но я иначе не могу.

Вы же, кстати, еще умудряетесь петь и выступать с концертами с ребятами из ГИТИСа. Я видел вас, например, в программе «Романтика романса».

— Я очень люблю петь. Осенью мы наконец-то придумали название нашей группы: арт-группа «С.А.М.» («Свободные актеры и музыканты»). Мы недавно в Государственном театре наций сделали новый благотворительный спектакль «Взрослые детские песни» — в основном по песням Большого детского хора. И мы планируем развивать это дело. Вместе с нашей бандой «кудряшей» (воспитанников курса Олега Кудряшова) выступают другие замечательные актеры и невероятные музыканты. Надеюсь, в будущем мы с ними обязательно сделаем какие-нибудь интересные проекты!

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle