Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Общеспортивная тематика

Рубрики: Профессиональный спорт

Автор: Анна Васеева

Болевые точки российского спорта

Вадим Гущин

Вадим Гущин

Около месяца назад в полку футболистов - нарушителей порядка прибыло. По стопам Кокорина и Мамаева пошел Аяз Гулиев: сломал нос американцу, не уступившему на пешеходной «зебре» дорогу машине полузащитника «Спартака». Еженедельник «Футбол» опубликовал интересное интервью о ментальных проблемах спортсменов и их причинах. Опытный психолог Вадим Гущин, специалист по работе с космическими экипажами, также известный по сотрудничеству с теннисистом Михаилом Южным, указал на главные болевые точки российского спорта.

«СПОРТ - УВЕЛИЧИТЕЛЬНОЕ СТЕКЛО ОБЩЕСТВА»

- Насколько сегодня востребованы психологи в российском спорте?

Есть отдельные отрасли, где тренеры понимают их необходимость. Но в основном потребность возникает не у них, а у родителей юных спортсменов. Тренеры у нас сами себя считают психологами, сколько ни объясняй, что педагог и психолог - разные профессии. Чтобы быть психологом, надо знать основы этой науки. Формально есть такой предмет в физкультурных вузах, но я бы не сказал, что мне во всем нравится то направление, в котором идет обучение. В США психолог - это норма, совершенно законная позиция в команде. Есть четкая подготовка, методология, люди работают на вспаханной ниве. А у нас каждый идет своим путем, потому что ни Гиссен, ни Загайнов, ни другие школ не создали. И все это - на фоне нелучшей подготовки заказчиков, тренеров. Исчезла великая тренерская генерация, существовавшая в советское время. Остались единичные столпы типа Евгения Трефилова, Евгения Загорулько, Владимир Янко, но это могикане.

- Что с нашими тренерами не так?

- Многие не уверены в себе, ревнуют спортсменов к психологам. В итоге мало тех, кто отвечает за психологические аспекты построения команды. Обратите внимание, как редко мы побеждаем в командных видах. В том же футболе вышли из группы - какое счастье! Но я абсолютно согласен с Черчесовым, который ответил на поздравления фразой: «А что особенного мы сделали?» Насколько искренне - уже не так важно. Важно то, что это правда, которую никто больше не сказал.

Еще наши тренеры не блестяще умеют выражать свои мысли. Вы послушайте, как они говорят! С их языка порой надо переводить на общечеловеческий. Тот же Янко повторял, что главнейшее свойство наставника - умение ясно и кратко доносить до ученика свои мысли. Очень важно тренеру окружить себя бригадой помощников, теми, кто может взять на себя свой участок работы.

- «Одна голова хорошо, а две - лучше» - это правило работает всегда?

- Нельзя одним ключом открыть все двери. Когда тренер просто стоит у бровки и орет, игрокам надоедает и они перестают слышать. Если стоит памятником самому себе - тоже плохо: нет эмоциональной отдачи. Великий тренер - это репертуар приемов: надо уметь и гимн спеть, и наорать, и по голове погладить. Профессия движется по пути специализации, и речь не только о физической подготовке, медицине. Сегодня в цене аналитики, специалисты по реабилитации. И психологи.

- Вы сказали, что в СССР спортивных психологов почти не было, но отметили высокий командный дух. Как удавалось этого достигать, не имея базовых знаний предмета?

- Тогда была такая должность, как начальник команды. Он отвечал в числе прочего и за моральный дух. Да, с идеологическим уклоном, но все равно это был тот, кто отвечал за правильное направление сознания. По сути, Андрей Петрович Старостин в сборной СССР и являлся психологом, который мог зайти в раздевалку и сказать что-то, чего тишайший Гавриил Дмитриевич Качалин сказать не мог

- Насколько важно для тренера спортивное прошлое?

- Масса великих тренеров не были великими спортсменами. Более того, я считаю, что из великого спортсмена тренер, как правило, не получается. Потому что ему в спорте все легко давалось. Как он может что-то объяснить, если у него в то время, когда он был игроком не было причин задуматься, как у него это получалось? Восприятие игрока и тренера кардинально отличаются. Первый не должен задумываться,

он должен исполнять - в потоке игры на уровне интуиции быстро принимать решения. А второй, напротив, должен постоянно анализировать.

- С какого возраста спортсмену можно начинать сотрудничать с психологом?

- Лучше где-то с начала полового созревания, с 14-16 лет, когда уже есть некая осмысленность, интеллект, личность. Работа с несформировавшейся личностью - больше для педагогов.

- Эмоции для спортсмена больше друг или враг?

- Эмоции появляются тогда, когда результат не соответствует ожиданиям. Если ожидания выше результата, то они отрицательные, если ниже - положительные. Они как топливо: без них вы не сможете добавить. С другой стороны, гиперэмоциональный человек истощается и не может показать даже то, что вроде бы обязан, - это называется эмоциональным выгоранием. Есть оптимум возбуждения - состояние, когда уровень задачи вас вдохновляет, но не является недостижимым. Важно уметь выйти на него и продержаться на нем. Когда спортсмен чувствует, что готов полностью выложиться, то он о результате не думает - просто получает удовольствие от того, что делает.

- С какими вопросами к вам приходят тренеры?

Бывает, говорят: «Я потерял ощущение значимости своей работы. Зачем я все это делаю? Никто не ценит, не уважает». И ты, вспоминая его жизненный путь, рассказываешь, какую неоценимую роль он имеет для ребят. Другой приходит: «У меня такие-то игроки, я хочу с ними поступить вот так. Что думаете?» А я аргументированно объясняю, почему считаю, что тренер прав, просто другими словами, со стороны. У меня нет задачи доказать, что я умнее тренера. Моя задача - поддержать его, но таким образом, каким он не может поддержать себя сам.

- «Краснодар» и Иван Игнатьев все же помирились, но осадок от истории остался. Что думаете по поводу этого конфликта?

- Бизнесмены считают, что если они заработали много денег то они могут тренировать биатлонную сборную, писать учебники и так далее. Успешен в накоплении - значит успешен везде. С другой стороны, у нас разрушено чувство клубного патриотизма. Вот и строй его, начав с детей из твоей школы, которой ты так гордишься! На кого пенять, если начал делать это только сейчас, когда игроку 20 лет и уже поздно?

Спорт - увеличительное стекло общества. Вот Дзюба - это же классический герой нашего времени, как и Кокорин с Мамаевым.

Скороспелые миллионеры, которые чувствуют, что им нет равных и они все себе могут позволить. Они не понимают, ради чего и кого играют. И вдруг на чемпионате мира Дзюба осознал, что, оказывается, за него люди болеют, страна! И он воспарил - на своем уровне, конечно. Потому что впервые ощутил, что играет не только для себя и не для контракта. Но, простите, он только в 30 лет это понял.

- Может ли быть нормальной ситуация в клубе, где один человек условно получает миллион долларов, другой - миллион рублей?

- Это очень плохо и разлагает коллектив. Другое дело, если речь идет о звездах уровня Пеле и Марадоны, но в их случае всем все понятно. Я помню, как в 90-е годы над Игорем Семшовым - одним из моих любимых футболистов - в сборной смеялись, когда он рассказывал, сколько получает в «Торпедо». Как он должен был себя чувствовать после этого? В конце концов он ушел в «Динамо».

- Почему спортсмены часто жалуются на депрессии?

- Во-первых, дефицит целей. У наших игроков это особенно просматривается. В Европу они не уезжают, чемпионат мира выиграть не могут. Заработал миллион, пять голов забил - и все. А цели может ставить только человек с широким кругом интересов. Психологи не зря говорят, что цель должна быть длиннее, чем жизнь. Тогда она будет наполнена смыслом. Если ты все свои мечты исполнил, что дальше? Идешь и морды бьешь от скуки.

Либо то самое эмоциональное выгорание. Тем более общество у нас не слишком доброе. Если спортсмен много побеждает, начинают говорить: «Слушай, надоел он! Ушел бы уже, пусть другие выигрывают». Представляете, какой ужас: ты побеждаешь, а тебе говорят, что ты надоел!

- Действительно печально.

- Обыватель негодует: «Почему спортсмен небезупречен? Испытывает стресс? Он должен быть сильным!» Слушай, а ты сам-то сильный? Тогда почему ты пьешь? Почему ленишься? Почему в выходные отдыхаешь, а они работают? Ты так можешь? Нет. Так почему от них этого требу-

ешь? Многие спортсмены тянут карьеру до последнего, потому что боятся вернуться в обычную жизнь: они же там никем будут. С другой стороны, они хоть немного жили полной жизнью. У 95 процентов людей за окном и такого не было. Я же недаром сказал, что у меня было несколько секунд, когда я был счастлив. Далеко не все могут такое о себе сказать. Так что я своей жизнью в спорте удовлетворен.

НИКИ, ПРОЩАЙ!

«С глубокой скорбью мы сообщаем, что горячо любимый Ники покинул нас в понедельник, - говорится в заявлении семьи Ники Лауды. - Его уникальные достижения в качестве спортсмена и предпринимателя останутся навсегда. Его неутомимый интерес к жизни, его прямолинейность и смелость остаются образцом для подражания для всех нас. Вдали от публичной жизни он был любящим и заботливым мужем, отцом и дедом. Нам будет его не хватать».

На «Гран-при Германии»-1976 Лауда попал в серьезную аварию: его машина ударилась в ограждение, загорелась и вылетела обратно на трассу, в нее врезался другой болид. Несколько пилотов смогли достать Лауду из горящей машины, но не сразу. Лауда получил обширные ожоги головы, а после в больнице впал в кому. После аварии на его голове и лице осталось множество шрамов, которые Лауда всегда прикрывал ставшей его фирменной красной кепкой.

Лауда пропустил только два этапа и вернулся в гонки через 42 дня после аварии. Он проиграл чемпионский титул Джеймсу Ханту потому, что на последней гонке сезона добровольно сошел из-за очень плохих погодных условий - в Японии шел сильный дождь. Хант опередил Лауду всего на одно очко.

В июле 2018 года трехкратный чемпион мира был госпитализирован в венскую клинику с подозрением на грипп и пропустил этапы Гран-при «Формулы-1» в Германии и Венгрии. Сначала заболевание переросло в тяжелую пневмонию, затем медикам стало очевидно, что легкие Лауды повреждены и не могут больше нормально функционировать. В начале августа того же года бывший спортсмен перенес успешную операцию по трансплантации легких.

Лауда провел в «Формуле-1» 13 сезонов, одержав 25 побед на этапах Гран-при и 54 раза поднимаясь на подиум. Звание чемпиона мира он завоевал трижды - в 1975, 1977 и 1984 годах. Лауда выступал в составах команд «Марч», БРМ, «Феррари», «Брэбем» и «Макларен», завершив карьеру в 1985 году. С сентября 2012 года бывший гонщик являлся председателем наблюдательного совета «Мерседеса».

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Похожие статьи

Социальные комментарии Cackle