Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

04 Июля 2017 Газета "Футбольный курьер № 49(1732)"

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Александр Точилин: Бесков относился ко мне по-дедовски

Александр Точилин - главный тренер «Динамо» (Санкт-Петербург)

Александр Точилин - главный тренер «Динамо» (Санкт-Петербург)

Точилин производит впечатление человека, который любое дело доводит до конца. У 43-летнего наставника питерского «Динамо», готовящегося к выступлению в ФНЛ, а в прошлом - известного игрока «Динамо» московского, все организовано, как бы ни складывались обстоятельства. И создается впечатление, что он не покинет Петербург, пока не добьется успеха. А его интервью изданию «Спорт день за днем» в этом убедило.

- Недавно вышло интервью с женой бывшего владельца «Асмарала» Аль-Халиди. Куча жутковатых историй...

- Я читал. Это же 1990-е.

- Вас не было на даче в Кисловодске, когда ворвавшийся ОМОН уложил игроков «Асмарала» лицом в землю?

- Нет, я был тогда молодой - 17 лет. Играл за «Красную Пресню», которая считалась дублем «Асмарала». Потом меня перевели в основную команду. Но той знаменитой дачи Брежнева уже не было.

- Аль-Халиди действительно был таким щедрым человеком, как рассказывает его жена?

- Когда меня перевели в главную команду, довелось с ним пообщаться. Действительно, добрый и позитивный человек. Я пришел в «Асмарал» в 1992 году, когда он был на подъеме. Тренировался с основной командой, но играл за дубль.

- Помните свой дебют в «Асмарале»?

- В последнем туре чемпионата-1992 мы играли в манеже против московского «Динамо» («Асмарал» проиграл 1:3. - Прим. ред.).

- Тогда вы успели пересечься на поле с Юрием Гавриловым.

- Даже еще раньше. У него был конфликт с Бесковым. Так что Гаврилов много матчей провел за «Красную Пресню», а мы получали огромное удовольствие рядом с ним.

- «Не знаешь, что делать с мячом, отдай его Гаврилову»?

- Точно! А он сам выберет лучшее продолжение атаки. Мы не замечали, чтобы Гаврилова тяготила игра за дубль. У него было настолько высокое мастерство, что ему особо и бегать было не надо.

- Дальше вы перешли в московское «Динамо», где остались до конца карьеры.

- Меня туда позвал Бесков. Кто-то называет его деспотом, но я этого не чувствовал. Наоборот, он относился ко мне по-дедовски. Если у меня были какие-то косяки, мог и отругать, но в основном от него шла поддержка. С легкой руки Константина Ивановича я попал в «Асмарал» и «Динамо», но долго поработать с ним было не суждено.

- Юрий Ковтун рассказывал, что у Бескова был пунктик насчет внешнего вида футболистов.

- Не только по поводу внешнего вида, но и дисциплины. У Бескова не было мелочей. В любой момент мог остановить тренировку и начать объяснять: не так дал передачу, не под ту ногу, не с той скоростью. Уделял большое внимание мелочам. Еще Бесков был модником. Поэтому и с футболистов требовал, чтобы у них был соответствующий внешний вид. Надеть тапки на босую ногу и зайти в столовую - для Бескова это было сродни тому, как отдать передачу в аут. Человек-педант.

- Страшно сказать, но последний трофей московского «Динамо» - это Кубок России-1995, завоеванный еще при Бескове. Финал против «Ротора» завершился феерической серией пенальти - 8:7. Вы не били. Отказались или очередь не дошла?

- Я вообще не бил пенальти. Для этого у нас были более мастеровитые ребята. Но счет уже был такой, что и до меня могла дойти очередь.

- Это был ваш первый трофей - в двадцать лет!

- Я тогда думал: «Во как резко начал! Так и дальше пойдет». Но не сложилось.

- Что для вас стало главным разочарованием - упущенное «золото» в 1997м или поражение в финале Кубка России-1999 против «Зенита»?

- «Динамо» было обязано стать чемпионом в 1996 и 1997 годах, но мы сами упустили «золото». После финала Кубка тоже было большое разочарование. Игра давалась. В первом тайме по всем статьям переиграли «Зенит». Вели 1:0.

- А потом провал и два пропущенных мяча за пять минут.

- Один Панов все перевернул с ног на голову. Это был, наверное, его год, его звездный час. Через две недели он еще забил французам на «Стад де Франс». Но не забывайте, что «Динамо» подошло к тому финалу обескровленным. У нас было всего два защитника -я и Андрей Островский. Опустили в оборону опорного полузащитника Константина Головского, а Ролану Гусеву, который славился своими атакующими действиями, пришлось играть правого защитника. После поражения в финале Кубка России наша команда рухнула.

- При вас в «Динамо» сменилось много главных тренеров. Самый оригинальный, наверное, Виктор Бондаренко с мегафоном?

- Если убрать мегафон, то ничего неординарного в нем не было. Вполне квалифицированный специалист. Был уважаем в Африке.

- Но чуть не утопил «Динамо» в 2004 году...

- Это неправда. Бондаренко пришел в июле после отставки Ярослава Гжебика. Мы тогда находились на 13-м месте и катились к первому дивизиону. Бондаренко пытался переломить ситуацию, у него не получилось.

- После него пришел Романцев.

- Поезд без тормозов тяжело остановить. Поэтому руководство «Динамо» решило сделать еще одну смену тренера. За три тура до конца поставили Романцева.

- Обещали повышенные премиальные за сохранение прописки в премьер-лиге?

- Нам ничего не заплатили за то, что мы остались. Еще и были должны. Руководство спрашивало: «За что вам платить, если вы чуть не вылетели?»

- Логично.

- Вообще проблемы начались с появлением Гжебика. В 2003 году при Прокопенко мы боролись за медали, но летом не получили усиления да еще продали Огнена Коромана, одного из ключевых игроков «Динамо». У меня была травма. Пропустил практически весь второй круг. Но у нас был коллектив единомышленников. Ребята выходили на поле и бились. Были матчи, которые до сих пор приятно вспоминать. Например, победу 7:1 над «Зенитом».

- В 2003 году спонсором «Динамо» стал скандально известный ЮКОС.

- Финансовые проблемы начались задолго до его появления. Нам задолжали премиальные за последние три игры чемпионата-2002. Я их так и не получил. А ЮКОС как пришел, так и ушел.

- Ходорковский не приезжал подбодрить футболистов?

- Нет, с появлением ЮКОСа, наоборот, начались проблемы.

- Чем вам не угодил Гжебик?

- Он пришел и начал выстраивать команду под себя. И параллельно разрушил микроклимат, который существовал при Прокопенко. Получился набор футболистов, а команды не было. Отсюда и такой результат.

- Со своим уставом в чужой монастырь?

- Да, Гжебик поставил себя выше коллектива. Не считал футболистов за людей.

- А за кого считал?

- Воспринимал игроков просто как материал для достижения поставленных задач.

- Почему у Романцева не получилось в «Динамо»?

- Во-первых, тогда уже наступили другие времена. Романцев всегда был независимой фигурой. В «Спартаке» он был и президентом, и тренером, и главным добытчиком финансирования для своего клуба.

- А в «Динамо»...

- ...Пришел просто как тренер. И не мог полностью контролировать трансферную политику клуба. Тем более приехала первая группа португальцев, с которыми надо было находить общий язык (весной 2005 года в «Динамо» появились Дерлей, Нуну, Жорже Рибейру, Тиагу Силва и Мигель Данни. - Прим. ред.). У российских игроков тоже не все было гладко с Романцевым. Да еще в его работу начали вмешиваться. В определенный момент Олег Иванович сказал, что больше так тренировать не хочет. И ушел.

- Через полгода в «Динамо» появился бразилец Вортманн. Его брали специально «под» португальцев?

- Похоже на то. Видимо, руководство посчитало: раз Романцев не смог справиться с португальцами, надо взять человека, который будет говорить с ними на одном языке и знает их менталитет. Но и у Вортманна мало что получилось. Португальцы были неуправляемы. Они воспринимали только хозяина клуба Алексея Федорычева.

- Вы могли с португальцами не пересечься. Зимой 2000-го почти стали игроком «Зенита».

- До сих пор дома лежит контракт, подписанный мною и Виталием Леонтьевичем Мутко. Раз не перешел, значит, не судьба. Тогда «Динамо» встало в позу. Ни в какую не хотели отпускать. Я, наверное, поступил не совсем порядочно по отношению к Мутко. Сначала подписал контракт с «Зенитом», потом вернулся в Москву и начал разбираться с Николаем Толстых. Он пригласил меня к себе в кабинет: «Пока не подпишешь контракт с «Динамо», отсюда не выйдешь». По телефону они с Мутко договорились. А меня решили не дергать.

- Откровенно - вы хотели перейти в «Зенит»?

- Я хотел остаться в «Динамо», но там всегда до последнего тянули с новым контрактом. Такая вот клубная политика. В 1999 году у меня истекло соглашение с «Динамо». Чемпионат тоже закончился. И было непонятно, что дальше. А «Зенит» уже в то время начал работать по-европейски.

- В чем это выражалось?

- За полгода до завершения чемпионата стали мне предлагать контракт.

- Вы рекордсмен «Динамо» по количеству матчей в чемпионатах России. В Европу вас никогда не приглашали?

- Был один конкретный момент. Приезжали из турецкого «Газиантепспора». Там выступало много российских футболистов. Ко мне приехали: вот чемодан денег, вот готовый контракт. Но я не поехал.

- Душа не лежала?

- В тот момент у меня только что образовалась семья, родился сын Даниил, начали вызывать в сборную. Бросать все и уезжать ради денег не стал. Тем более в Турцию. По мне, все, что ни делается, - к лучшему.

- Многие российские футболисты уезжали в Испанию.

- Для этого тогда надо было играть в «Спартаке» и все время выступать в Лиге чемпионов.

- Романцев вас не звал?

- Чтобы звонил и звал, такого не было, но Вова Бесчастных рассказывал, что такие мысли у него были. Когда возникала вакансия в защите, мою кандидатуру рассматривали.

- Но не приглашали.

- Да и я вряд ли перешел бы. Сам бы отказался.

- Артем Дзюба легко ушел из «Спартака» в «Зенит».

- Каждый сам решает, как ему быть. За это нельзя осуждать. Яркий пример - Илья Цымбаларь. Многие европейские клубы хотели заманить его к себе, он остался в «Спартаке». А в определенный момент перестал быть ему нужен.

- У вас был агент?

- Нет, может, и хорошо, что не было. Агенты разные бывают.

- Вы провели всего один матч за сборную России, когда она неожиданно проиграла на выезде Албании -1:3.

- Раз не выиграли - значит, оказался не совсем фартовым для сборной. И больше меня туда не вызывали.

- Валерий Газзаев после того матча на 40 минут запер игроков в раздевалке. Часто видели его таким же злым?

- Мы с ним работали в «Динамо». Мне часто приходилось его видеть... скорее не злым, а вспыльчивым. Такая у него эмоциональная черта. Когда в 2000 году мы проиграли «Сатурну» и упустили бронзовые медали, по раздевалке летало все, что попадалось Газзаеву под руку.

- Как думаете, по ходу карьеры могли что-то изменить в лучшую сторону? Ни о чем не жалеете?

- Если рассматривать каждые решения и шаги, то можно, наверное, найти варианты с лучшим исходом. Но чем больше в этом копаться, тем меньше будешь удовлетворяться теми или иными результатами. Я действительно считаю, что где-то, возможно, были ошибки и не совсем полностью себя реализовал. С другой стороны, вдруг это и есть мой максимум? О прошлом тяжело судить. Но то, что я провел столько матчей и лет в «Динамо», при разных специалистах и, что важно, не последних тренерах, означает, что я хороший футболист. При каждом тренере со своей философией и видением игры был востребован.

- Три с половиной года играли вместе с Мигелем Данни. Знаете, что у него есть знаменитая татуировка «Д». Он сам говорил, что это «Данни», но болельщики считают, что «Динамо».

- Я тоже считаю, что это «Динамо». Она нарисована таким образом - другой ассоциации просто не может быть. Татуировка появилась у него, когда его в «Динамо» все устраивало. Полагаю, на тот момент Данни не ожидал, что в его жизни появится «Зенит». Поэтому, когда что-то выкалываешь на себе, надо думать чуть-чуть наперед.

- Вы против татуировок, видимо?

- Это ведь потом не сотрешь. Так же как и слово - не воробей.

- Сыну то же самое внушаете?

- Нет, сын растет более разумным, чем я. Он уже знает, как надо себя вести в жизни.

- В футбол не отправляли его?

- Пытались. Но не пошло. Не было спортивного характера.

- Кем вы себя ощущаете? Москвичом или уже петербуржцем?

- Понятно, что я москвич. Все-таки родился в столице, большую часть жизни прожил в Москве. Но если вы считаете, что за два года можно стать петербуржцем, то, наверное, можете называть меня так. Я здесь себя чувствую комфортно. Если бы семья была рядом, было бы еще лучше. Поэтому при каждой возможности уезжаю в Москву либо семья приезжает в Петербург.

- Бордюр поребриком пока не называете?

- Нет. Но знаю разницу между ними. То же самое с «парадной» и «подъездом». Хотя, живя на съемной квартире, не всегда понимаю, как это можно называть парадной (смеется). Хлеб булкой тоже не называю пока.

- Шаверма или шаурма? Что вкуснее?

- (Смеется.) Я этого не ем.

- Вы любопытно собирали тренерский штаб. Начнем с того, что в «Динамо» работает тренер вратарей Дмитрий Бородин. Он типичный петербуржец, а вы истинный москвич. Как ужились вместе?

- Замечательно!

- Предположу, что дополняете друг друга.

- Мы разные по характеру. Он более открытый и общительный, я больше в себе. Правду говорите -дополняем друг друга, если так можно сказать в этом случае.

- Если судить по играм, подсказки игрокам чаще дает Бородин.

- Поскольку он более эмоциональный. Плюс у него настоящий вратарский голос. Я, например, на второй подсказ уже сажусь, а он - мой рупор. В отличие от Бондаренко, мне не нужен мегафон, у меня есть Бородин (смеется).

- Вместе с вами в тренерском штабе также Александр Новиков, который даже тренировал вас в «Динамо». Пригласить его в Петербург было вашим решением?

- Когда возрождали «Динамо» (Санкт-Петербург), руководители решили, что именно в таком тандеме мы и поедем сюда. Поскольку у меня есть лицензия Pro, а у Александра Васильевича - нет, то я занял место главного тренера. Хотя он на тех же основаниях может что-то подсказать игрокам, предложить концепцию игры. Впрочем, итоговое решение все-таки остается за мной - я главный и отвечаю за результат. Но его опыт колоссальным образом помогает нам. Во многом благодаря Новикову мы добились того результата, который имеем на сегодняшний день.

- Вы употребили фразу «руководители видели нас в тандеме». Руководители - это кого вы имеете в виду?

- Президента Бориса Ротенберга и генерального директора Дмитрия Рубашко.

- На первых порах после реформации клубу помогал Алексей Смертин. Чем он занимался?

- Его позвали, поскольку клубу в срочном порядке необходимо было проходить лицензирование. Мы приходили на пустое место -не было ни одного футболиста, ни одного сотрудника, Алексей занимался сбором документов, подводя их для лицензирования. В этом заключалась его роль.

- На первых порах действительно была идея сделать из петербургского «Динамо» фарм-клуб московского?

- Да. Но ситуация быстро менялась. В итоге «Динамо-СПб» появилось со своей философией и своими целями.

- Планы изменились после смены руководства в Москве?

- Именно.

- Вас лично Ротенберг приглашал в Петербург?

- Да.

- На каком основании?

- Была необходима связь с московским «Динамо». Я работал в академии в тот момент и показывал неплохие результаты.

- Стало быть, вы появились в Петербурге волею случая?

- Случая или нет, но Борис Романович в первую очередь хотел, чтобы тренером этой команды стал кто-то из «Динамо». Моя команда 1998 года рождения стала двукратным чемпионом России. Конечно, может, воля случая тут и есть, но, думаю, этим результатом привлек внимание к своей кандидатуре.

- Вы ведь не хотели после завершения карьеры игрока заниматься футболом. Кто-то вас уговорил?

- От судьбы не уйдешь. Когда только заканчиваешь, тяжело проходит переходный период к обычной жизни. Полгода или год практически ничем не занимался. Отдыхал от всего. Но бездельничать тяжело, в других сферах себя не нашел и со временем вернулся к футболу.

- Чем-то сторонним пытались заниматься?

- Честно говоря, ничем особенно и не пытался. Футбольные дела привлекали больше, в других областях я не специалист. Поэтому решил попробовать поработать тренером. Но не подумайте, сразу стать главным тренером профессиональной команды даже не предполагал. Хотел окунуться в профессию постепенно.

- Учитывая непростые первые полгода в Петербурге, не возникало мысли: «Может, ну его? Вернусь в Москву!»?

- Не было такого. Спасибо руководству за терпение. Не сразу все получалось, но я не из тех, кто сразу сдается и опускает руки. Был уверен, что добьемся результата. Понимал, что для этого элементарно нужно время.

- Два года назад полагали, что задача выхода в ФНЛ в первый сезон попросту нереальна?

- Конечно. Я реалист по натуре. Видел в той ситуации, что миссия невыполнима. Но надо же было с чего-то начинать.

- С деньгами в «Динамо» все в порядке?

- Голодать не будем, если станем выигрывать. Но и с жиру беситься повода нет. Все должно идти поступательно. Многое зависит от поставленных задач на следующий сезон. Мы должны понимать, с чем заходим в ФНЛ. От этого будет зависеть бюджет, цели.

- Кубок ФНЛ показал уровень команд первого дивизиона?

- Разумеется. При должном усилении «Динамо» не будет мальчиком для битья. Опыта нам, может быть, не слишком хватает. Но мы можем его набраться в первом круге, а зиму и весну используем, чтобы поправить свое положение. В какой-то мере следующий сезон будет похож на первый после реформирования, за исключением того, что мы заходим в лигу не с нуля, а с определенным опытом и составом.

- Вы планируете долго работать в «Динамо»?

- Главное, чтобы «Динамо» это планировало (улыбается). У меня контракт до конца сезона. Закончим его, сядем и будем обсуждать. В планах перевезти семью в Петербург. Раньше не могли - сын оканчивал школу, а теперь такая идея осуществима.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Похожие статьи

Социальные комментарии Cackle