Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Бакаев Сергей

Александр Семенюков: Если футболом заболел, вылечиться уже нельзя

Александр Семенюков: Если футболом заболел, вылечиться уже нельзя

Александр Семенюков: Если футболом заболел, вылечиться уже нельзя

Александр Семенюков один из тех немногих игроков, кто взял в «Кубани» громадную высоту - провел свыше 300 матчей в чемпионатах СССР в разных лигах. Статистики зафиксировали 311 выходов Семенюкова на поле в желто-зеленой экипировке.

Основную часть своей карьеры он провел в составе краснодарского клуба в союзные времена, был участником «золотых лет» - кто выходил в высшую лигу СССР и кто принимал в ней участие. В российское время выступал за ветеранов клуба, работал продолжительный срок администратором в «Кубани», тренировал в СДЮСШОР-5 Краснодарского края. Александр Семенюков нечасто дает интервью, но «Независимая спортивная газета» восполняет этот пробел.

КОСМОС!

- Если задуматься, то с 1974 года все в «Кубани» проходило на моих глазах как игрока, ветерана, работника клуба, просто болельщика, - начинает рассказ герой нашего материала. -Самый плодотворный период - тот, когда «Кубань» проделала путь из второй лиги в высшую. После второй лиги мы так разыгрались! Хотя и были новичками. А первая лига СССР, если по командам взять, впечатляет - минское «Динамо», «Жальгирис», «Кайрат», «Днепр». Пик всего - 1979 год, когда вышли в высшую лигу, и дебютный 1980-й - это что-то соизмеримое с полетом в космос! Ажиотаж страшнейший! Народу на стадионе битком! По 40-45 тысяч. В Краснодар приезжали такие знаменитые люди: в составе тбилисского «Динамо» - Кипиани, Гуца-ев, Дараселия, киевского «Динамо» -Блохин, Буряк, Веремеев, Трошкин... Легенды!

Все, наверное, выделяют свое время. Смотрю на теперешний футбол, и думаю, что и тогда, «в наши дни», очень даже хорошо играли. Сейчас большое внимание уделяется физическому состоянию, игроки много бегают, бьются, демонстрируют отличное движение. Но стало меньше футбольной мысли. Таково мое субъективное мнение.

Как оцениваю свою карьеру? Пожалуй, любого футболиста спроси -хотел бы лучше. Я прожил интересную футбольную жизнь - сталкивался на поле с Кипиани, Блохиным, другими игроками сборной СССР, выступавшими на чемпионатах мира и Европы. Пусть даже на их фоне выглядел бледно, но соперничать с ними - многое значит. Сетовать, что не сложилось, не буду. Главное, есть, что вспомнить!

ЛЮБОВЬ СВЫШЕ

- Александр Константинович, а как вы связали свою жизнь с футболом?

- Начну с того, что я коренной краснодарец. Немаловажно, что в свое время дед переехал в район стадиона «Кубань», на улицу Новороссийскую. Любовь к футболу привило само расположение дома - 100 метров от стадиона. Отец, страшный болельщик, матчи «Кубани» не пропускал. Он так болел, что полностью погружался в игру, в тот момент его нельзя было отвлекать. И нас с братом отец часто брал на футбол.

Конечно, в мое детство, в 60-е годы, жизнь была совсем другой. Мы не имели доступа к нынешним развлечениям, развлечение было одно - мяч. Мы переходили железную дорогу, и все площадки были доступны. Футбол такая штука - один раз заболел им, уже не выздоровеешь. С 4-5 лет как заболел - так и живу футболом

Мой брат Виктор, который на четыре года старше, стал первым заниматься. Я хвостиком везде бегал за ним. Долго ходил на тренировки как зритель. Тренером у брата был Юрий Михайлович Сосин. В один прекрасный день группа брата заканчивала тренировку, предстояла двусторонка. Для ровных составов не хватало одного человека - а меня все хорошо знали. Позвали: будешь играть? Буду! Мне лет шесть было, и с этого момента стал основательно уже тренироваться.

Не было мысли заниматься профессионально, но и мысли не заниматься - сейчас тренируюсь, а завтра разонравится - не возникало. Просто нравился процесс! Свыше, наверное, дается такая любовь к игре. Такая, что она не надоедает. Мы могли играть с утра до вечера.

Затем группу брата передали другому тренеру, у меня началась чехарда, продолжал заниматься со старшими ребятами, и далеко не сразу подошел к своему возрасту - 1958 года рождения. Сменилось много тренеров. Главные, кто повлиял на мое развитие серьезным образом, - Юрий Васильевич Горин и Анатолий Михайлович Миронов. Благодарен этим людям, оказавшим помощь в переходный период из юношеского футбола в профессиональный.

- Строгими наставники были?

- Требовательными, но палочной дисциплины не было. Мы знали, что эти люди прошли через футбольный клуб «Кубань». Я видел матчи с их участием, когда отец брал на стадион. Когда ты видел, как они играли, невозможно было относиться к тренировкам плохо. Пусть из нашей группы в «Урожае» немного пацанов заиграло, но я не помню, чтобы на занятиях надо было кого-то подгонять. Отложилось в памяти, что на тренировках всегда было много людей. Сейчас иногда приходишь - мало ребят. Почему? Погода, оказывается, плохая. В наше время, есть погода или нет - мы всегда на тренировке.

- Когда оказались в стане «Кубани»?

- Впервые - в 1974-м. Как одного из воспитанников резерва меня под конец года взяли в дубль. В 16 лет отправился на два выезда - понемногу сыграл в Ростове и Ярославле. На следующий год я продолжил заниматься у Миронова. Спасибо Анатолию Михайловичу, который на старте сезона переговорил с тогдашним тренером «Кубани» Русланом Борисовичем Дзасоховым и замолвил за меня словечко. Так состоялась моя вторая проба сил - снова пригласили в дубль, который возглавлял Владимир Александрович Бражников. Пять игр провел в начале сезона. В Орджоникидзе состоялся примечательный матч, мы выиграли 2:0, я забил оба мяча. Затем дома уступили - 0:1 - «Уралмашу», и так случилось, что это поражение совпало с решением упразднить дубль.

- И где вы оказались?

- Попал в команду завода Седина, выступавшую в первенстве края. Это был сильный коллектив, где выступали бывшие игроки «Кубани», в том числе сам Анатолий Миронов. Я доиграл год, после сезона в «Кубани» просматривали молодых пацанов. И меня зачислили в штат. В начале 1976-го «Кубань» возглавил Виктор Григорьевич Гуреев, которому ассистировал Юрий Горин в качестве второго тренера. На сборах в Сочи я был самым молодым в команде, он мне всячески помогал. Но 1976 год в плане результата оказался неудачным - «Кубань» покинула первую лигу Союза. Команда была неплохой, однако обстановка внутри коллектива не сложилась, что сразу отразилось на игре

Примечательно, что в 18 лет я выступал в первой лиге, понюхал пороху. В «вышку» тогда пробился бакинский «Нефтчи». Въелось в память, как мы принимали их в Краснодаре, в ранге лидера турнира. Меня Гуреев поставил в состав с первых минут, я провел весь матч. Толик Абрамов забил два мяча с моих передач. Мы выиграли 2:1, у бакинцев отличился известнейший футболист того времени Анатолий Банишевский. Даже такой бывалый игрок, как Владимир Васильевич Суренков, подошел ко мне после матча, поблагодарил, назвал молодцом.

ЭПОХА КОРОЛЬКОВА

- Наступил 1977 год...

- Точнее, наступила эпоха Виктора Георгиевича Королькова, когда каждый день было приятно тренироваться. Были приезжие ребята - Пискунов, Купцов, - но костяк состоял из местных ребят. Александр Плошник назабивал больше 30 мячей за сезон. Сначала у него с Корольковым нестыковки были, потом все наладилось. Я игровой практикой не был обделен.

Важную роль сыграло желание руководства. Пусть что ни говорят про Сергея Федоровича Медунова, не будь его воли, не подними он тему выхода «Кубани» в высшую лигу, так, может, и ковырялись бы - первая-вторая лига. Сложилась цепочка: Медунов, председатель ДСО «Урожай» Федор Михайлович Коркишко, Корольков - и «Кубань» оказалась в высшей лиге.

- Как развивались события шаг за шагом?

- Мы боролись за первое место с воронежским «Факелом», и в итоге его опередили. Но проводилась финальная «пулька», с соперником из другой группы - матчи дома и на выезде. Нам достался «Янгиер» из Узбекистана. Играющая команда, с известным тренером Красницким. Янгиер - маленький городок, в клубе собраны были футболисты, прошедшие школу главной республиканской команды «Пахтакор».

Первый матч в Краснодаре мы выиграли при полном стадионе 2:0. По прилету в Узбекистан нас хорошенько «покатали» - если из аэропорта по-хорошему ехать 50 километров, то здесь мы проехали все 150. Мы неплохо отыграли, но уступили 1:2, поскольку арбитры нам просто-таки голову оторвали. Разница мячей в то время не считалась, поэтому была назначена переигровка на нейтральном поле - в Симферополе.

- На минутку задержимся, Александр Константинович, и вспомним атрибуты того времени. Основные нюансы игр в Средней Азии - жара и судейство?

- Да, жара вносила свои коррективы. Я 2-3 раза попадал на матчи в Ташкенте и однажды - в мае 1976-го - играл в Ашхабаде, но там было уже за 40 градусов. Это сказывалось сильно. В Джизаке матчи проходили в дневное время, потому что на стадионе не было освещения. В Ташкенте матчи назначались ближе к вечеру, в полседьмого - но было довольно жарко. Самое страшное: польют поле, солнышко еще припекает, происходит испарение - дышать совершенно нечем. Местным футболистам тоже приходилось тяжело, но они переносили духоту легче.

И, что греха таить, в некоторых регионах отношение судей, к хозяевам, было, мягко говоря, благосклонным. В высшей лиге внаглую голову не отрывали, но предпочтение сохранялось. Свои нюансы были и в Закавказье - Кутаиси или Ланчхути. Так арбитров там стращали, что это влияло на результат. Это было советское время, спокойно к такому относились, как к должному.

- Как к правилам игры?

- Вот именно.

- Итак, переигровка в Симферополе.

- Мы заблаговременно поехали на автобусе, тренировались там несколько дней. Но соль в том, что когда вышли на поле - словно оказались в Краснодаре! Болельщики добрались на своих машинах и на автобусах. Атмосфера - чемпионат мира! На поле «заруба» - страшная. Провел всю встречу, мы выиграли 2:0 - забили Иллиодорович, то есть Виталий Фурса, и Сергей Андрейченко.

- Итак, «Кубань» вернулась в первую лигу.

- Мы укрепились. Пришел в команду Юрий Палыч Семин, у которого началась вторая молодость. Корольков пригласил также Толика Рыбака, Вовку Комарова из московского «Динамо». Но главное, Корольков создал замечательную атмосферу.

Хорошо провели сезон-78, однако выйти в высшую лигу сразу не получилось. Стали шестыми, но задел на будущее сделали хороший. Было приятно играть, не могу припомнить, чтобы кому-то не хотелось. Другое дело, что сезон длинный - что-то не получалось.

В 1979-м серьезных изменений не произошло. Добавился и здорово усилил середину поля Игорь Калешин.

- В 1979-м победным маршем прошлись?

- Не сказать, что мы начали с места в карьер. Долгое время шел в лидерах ярославский «Шинник». В концовке второго круга, туров за 6 до финиша, предстоял выезд в Ярославль. Напомню, в те времена существовал лимит ничьих. У нас он еще не исчерпался, у «Шинника» уже 12 накопилось. Тяжелая получилась игра, «горели» мы 1:2. Я вышел на замену в середине второго тайма, сам не забил, но поспособствовал голу Виктора Батарина. Если не ошибаюсь, Комаров прошел по левому флангу, прострелил, я навязал борьбу защитнику, мяч пролетел дальше в штрафную, где Батарин набежал и сравнял счет. В результате, мы получили очко, а «Шинник» - ноль за 13-ю ничью. В оставшихся матчах ярославцы больше не сумели набрать очков. У нас же пошло-поехало. Оставались две домашние игры - с харьковским «Металлистом» и симферопольской «Таврией», в которых достаточно было одержать одну победу.

- Была уверенность - что обыграете соперников?

- Конечно, была! Сумасшедший настрой был, даже не допускалось мысли, что результат может быть каким-то иным, кроме победного. Понимали, что нельзя оставлять решение задачи на последний тур, что надо решать здесь и сейчас.

- «Кубань» выиграла у «Металлиста» 3:0, а вы забили на 2-й минуте.

- Я обычно играл крайнего полузащитника - и слева, и справа. Но этот матч провел впереди, Кто-то из партнеров прошел справа, бил или простреливал - мяч по диагонали прошел в штрафную. Я оказался на краю вратарской, защитник надеялся, видимо, что мяч уйдет. Как говорят, провожал взглядом. А я выскочил из-за спины и переправил мяч в ворота. Эмоции наполнили так, что остаток матча помню размыто. А вот на последний матч против «Таврии» - уже формальный - не собрались, уступили 0:1, но вышли со второго места в «вышку» вместе с львовскими «Карпатами».

МУРАШКИ ПО КОЖЕ

- Три года в высшей лиге считаются в истории «Кубани» золотыми.

- Несомненно! Атмосфера в городе, ажиотаж. Приток ребят в футбольные школы. Вместимость стадион увеличили, в 1980-м он заполнялся на все игры. Мурашки по коже бежали, когда 40 тысяч начинали греметь!

- Как известно, команду покинул Корольков, который предпочитал не работать в высшей лиге. При новом наставнике Владимире Михайлове как сложилось у вас?

- Лично для меня то время оказалось не самым удачным. Честно признаюсь, в высшей лиге был больше зрителем, хотя возраст располагал к иному -22 года. Много играл за дубль, в основе выходил эпизодически. Скорее, вина моя. Может, характера не хватило или физических кондиций, что-то неправильно оценил. При этом исправно тренировался - но. не пошло.

- Наверняка есть памятные матчи?

- В 1980-м в Краснодаре мы сыграли дома с московским «Спартаком» 0:0, я на поле первый тайм провел. 1981-м командой руководил Владимир Сергеевич Белоусов, он пришел в «Кубань» при Королькове, затем отучился в ВШТ, помогал Михайлову. И давал мне чуть больше практики. Играл и против тбилисского «Динамо», когда соперничал с самим Виталием Дараселией на фланге, против киевлян, одесского «Черноморца», ереванского «Арарата»...

В 1982-м находился ближе к основе, начинал чемпионата в составе. Стартовый матч мы выиграли дома у «Торпедо» из Кутаиси 1:0. Следом победили бакинский «Нефтчи» - 3:1. Счет был 1:1, все замены сделаны, вывели из строя левого защитника Вовку Комарова - перелом ноги. И мы вдесятером забили два мяча!

На выезде первая игра с алма-атинским «Кайратом», английская погода - дождь. Я вышел в составе, действовал на фланге полузащиты. У нас было три нападающих, все высокие - Плошник, Андрейченко, Кобзев. При счете 1:1 я обыграл соперника, сделал подачу - Серега Андрейченко забил. Но в итоге судья не дал выиграть, хозяева забили с «точки». Тогда практиковалось, что после каждого матча награждались лучшие игроки в обеих командах. Мне вручили красивую вазу, и Стукашову у «Кайрата». Затем поехали в Ташкент к «Пахтакору». Раньше не было такого медико-восстановительного процесса, как сейчас. Думаю, мне не хватило физических кондиций. Отыграл полтора тайма, мы уступили -1:2. После этого началась чехарда - то в составе, то дубле.

- Восстановительные процедуры сейчас, надо полагать, совершенно на другом уровне.

- Конечно. И это важнейший фактор для подводки к матчам. Исключаю, понятное дело, допинг, имею в виду дозволенные медико-восстановительные мероприятия. Что было в наше время? Аскорбинка и кусок мяса перед игрой. Еще гидромассаж, да и электрофорез в случае травмы. Криосаун - не было! Таковы реалии времени. А сегодня многое изменилось. Раз игроки носятся в бешеном ритме -надо уметь и восстанавливаться. Если чемпионат мира в Бразилии взять, отбегали, а играть-то следующий матч уже через три дня. Просто поесть и поспать - нет, так не получится.

- Первый круг сезона-1982 «Кубань» здорово прошла!

- Не то слово! На шестом месте закончили. Потом разлад произошел. В руководстве изменения случились -звенья цепи начали рассыпаться. Сергей Федорович Медунов покинул пост первого секретаря крайкома партии. Владимир Белоусов получил травму на тренировке, и пропустил некоторое время. В коллективе пошло какое-то брожение, атмосфера поменялась и сразу результат ухудшился. После шестого места оказались на предпоследнем, хотя после первого круга ничто не предвещало такого развития. После 11-го места годом ранее мы даже задумывались о месте в десятке, а тут. Очень жалко, что вылетели. Очень! По составу должны были оставаться.

В последнем выезде сезона - Кутаиси и Баку - добыли ничью и победу. Но эти 3 очка не повлияли на наше положение. Оказались на 17-й позиции и опустились в первую лигу. У «Нефтчи» тоже было 27 очков, однако по числу побед положение бакинцев было приоритетнее. Такие дела.

- С октября того года команду тренировал Юрий Семин.

- Он пытался варьировать состав, но многое было упущено. Юрий Палыч начинал работать и в 1983-м, и мы думали, что он продолжит работу с командой в первой лиге, но руководство видело ситуацию по-другому. Не знаю, кто им посоветовал Александра Кочеткова. Но на сборах в Сочи нам представили именно этого специалиста.

- Ошибка - что Семина не оставили в «Кубани»?

- Да. Юрий Палыч - игрок с именем, стал лицензированным тренером. И вообще, человек с амбициями. Он ушел в Душанбе, и тамошний «Памир» выкарабкался, остался в первой лиге, а потом начал восхождение в высшую лигу СССР. Думаю, у нас было бы не хуже. На том этапе, с теми игроками Семин, считаю, смог бы добиться успехов.

СПЛОШНОЙ НЕГАТИВ

- Как работалось с Кочетковым?

- У меня с этим специалистом сложились натянутые отношения. Были и хорошие матчи, но чаще испытывал внутреннее неудовлетворение. В общем, не так было, как при Королькове. Отзывы о моей игре были достаточно жесткие. Отыграешь нормально - ни доброго слова, ни доброго взгляда. Не пошла игра -пропесочат до невозможности. Сам виноват, конечно. Что говорят, пишут - второе дело. Если взять Александра Плошника, он - кремень! Ничего на него не действовало, выходил и забивал, что бы ни говорили. Вот так и нужно.

- Вы забили в этот период, если не ошибаюсь, около 10 мячей.

- В 1983-м не могу вспомнить ни одной яркой игры в своем исполнении, плюс травма была в середине сезона. Словом, сезон прошел кувырком. В 1984 году при определенном стечении обстоятельств могли, между тем, вернуться в высшую лигу. Могли, но не было, повторюсь, единой цепи, как при Медунове и Королькове. Заняли в результате только четвертое место, хотя весь сезон шли в группе лидеров.

В 1985-м у Кочеткова произошел, как мне представляется, внутренний надлом. Он хоть тренер и хороший, знающий, но по натуре очень жесткий. Команда начала катиться вниз, сезон Кочетков недоработал. После его «жестких тисков» команда облегченно вздохнула. Юрий Владимирович Колинько, сменивший его, раскрепостил ребят, оковы спали, пресс ушел. И мы решили задачу сохранения места в первой лиге.

- Однако на следующий год «Кубань» в первой лиге не удержалась.

- Надлом, в какой-то мере, продолжался. Вроде бы играем - а результата нет. Не могли из штопора выйти, несмотря на все усилия. Набрали одинаковое с соперниками количество очков, одержали равное количество побед, но уступили ставропольскому «Динамо» и «Котайку» из Абовяна по худшей разнице мячей в очных встречах. Вылетели во вторую лигу. Все недовольны, все ругаются. Я шишек получал в прессе много. Попрекали, что подающий надежды, но никак не раскроюсь. Сплошной негатив. Когда еще добивают, хоть и заслуженно (я человек самокритичный, ошибки не на стороне, а в себе ищу), тяжеловато. Во всяком случае, у меня так.

Говорили, что не хотели играть. Никогда не поверю, что так может быть. Есть много стечений обстоятельств, которые влияют на игру команды, отдельных исполнителей. Юрий Колинько по приходу на тренерский мостик нас раскрепостил, но дальше что-то не пошло. Результата нет - обстановка не очень. Ком нарастал и нарастал, и мы вылетели.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЛИ ТРАГЕДИЯ В КИШИНЕВЕ

- В 1987-м году «Кубань» вернулась в первую лигу.

- Да. 87-й - мой последний год в «Кубани». На пост главного тренера пришел Хамза Абдулович Багапов, и мы начали практически с нуля. Он вернул многих игроков - Александра Плошни-ка, Василия Шитикова, Александра Багапова. Плошник не нашел общего языка с Кочетковым, и играл в Ростове, а потом в Орджоникидзе. Как всегда -много забивал и там, и там. Атмосфера наладилась, начало приходить удовольствие от футбола. При этом никто не получал больших денег. Да и во второй лиге было попроще - тем более, с таким классным футболистом, как Плошник. Он сам себя не щадил и никому не позволял отлынивать.

- С кем сражались за выход в первую лигу?

- С «Соколом». В конце первого круга состоялась очная дуэль в Саратове -мы крупно проиграли 0:3. Но поражение только завело дополнительно. Начинается второй круг - мы как разошлись! Остановить было невозможно, Саратов дома просто разорвали - 5:0! Прошли почти без очковых потерь. Однажды лишь оступились в выездном матче с «Тереком». Были еще советские времена, но атмосфера в Грозном уже была в политическом плане накаленной. Мы ведем 2:0 - без вопросов. Врезалось в память, что действительно здорово играли. Но судей в перерыве словно «погоняли» в раздевалке. До того были напуганы, что «сделали» счет равным - 2:2. Спасибо, что не довели дело до поражения. В любом случае, «Соколу» этой нашей потери не хватило для достижения своей цели.

- «Кубань» заняла первое место и вышла из своей зоны в финальную «пульку» из трех команд.

- С нами соперничали кишиневский «Нистру» и «Нефтяник» из Ферганы.

Первые две игры проводили дома. Народ пришел на «пульку» - около 20 тысяч. Основным соперником был «Нистру», молдавский клуб также стремился в первую лигу. Команду тренировал Владимир Емец в тандеме с Геннадием Жиздиком. Известная пара, которая приводила к победе в чемпионате СССР в 1983-м «Днепр». Начинали как раз с Кишиневом, в непростом, «качельном», матче победили 2:0. Валера Рудько забил два гола, один с моей передачи. Во втором матче без вопросов обыграли «Нефтяник» - 4:0. В середине первого тайма забили три мяча подряд, команда не то что неслась - летела!

- Как проходили ответные поединки?

- Приехали в Кишинев. Тяжелейший матч! Нельзя было проиграть больше двух мячей. Мы уступили 0:2, третий гол они не забили, но игра была такая, что случиться все могло. В личных встречах у нас получалась зеркальная ситуация, но кишиневцы хуже сыграли с Ферганой. О накале и важности того матча можно судить по связанному с ним печальному эпизоду. Наставник «Нистру» Владимир Емец был человеком настолько эмоциональным, что на него пагубно повлиял тот результат. У него до встречи было предынфарктное состояние, он понимал, что мы Фергане не проиграем. И когда пришел после матча в раздевалку - прихватило сердце. Вызвали «скорую», но не успели спасти.... Ему было 50 лет.

- Трагичная история. А как, напомните, завершился последний матч в Фергане?

- Мы могли не выйти в первую лигу только в случае крупного поражения. Но это слишком фантастический был расклад, учитывая, на каком ходу была наша команда. Проделать такой путь и не сделать последний шаг... В ничейку 1:1 сыграли - а больше нам и не надо было.

- В конце года состоялся розыгрыш чемпионата РСФСР, который «Кубань» выиграла в пятый раз.

- У меня еще в Фергане начались рецидивы, защемление седалищного нерва. В том матче остался в запасе. Дома вывели из этого состояния. Начались игры, и в первой встрече в Краснодаре с хабаровским СКА в стыке мне сломали нос. Всю финальную часть пропустил. Хорошо, было кому играть - не стали рисковать. Но я все-таки получил звание чемпиона России.

Главную задачу сезона - выход в первую лигу - мы решили. Психологического груза не висело, прошли соревнования на одном дыхании. Хамза Абдулович поставил задачу победить, не расслабляться. В итоге мы выиграли турнир с разницей мячей 11:1, в четырех матчах лишь раз сыграв вничью.

ВДАЛИ ОТ ДОМА

- Дальше у «Кубани» не заладилось. Команда заняла 19-е место в первой лиге, остановившись в шаге от вылета. Но это происходило уже без вашего участия.

- Мне стукнуло 30 лет. Поехали в Африку на подготовительный период, где при неудачном падении я повредил спину. Подготовка насмарку. Поставили в известность, что на меня не рассчитывают. Мол, на игровую практику не надейся, больше будет привлекаться молодежь.

В марте я закончил с «Кубанью». Уезжать не хотелось, но пришлось подыскивать новое место. Бывший партнер по команде Сергей Андрейченко, с которыми мы соседствовали, предложил вариант в Павлодаре, куда мы отправились вместе.

- За 12 прежних лет в «Кубани» появлялись мысли уйти в другую команду?

- Такие мысли возникали только при Кочеткове. Но я местный - семья, дети, это сдерживало.

- В статье о вас в Википедии, крупнейшей интернет-энциклопедии, 1988 год выпал. Почему?

- Видимо, потому что далеко играл - во второй лиге за «Трактор» (Павлодар). Выиграли свою зону, но «пульку» не прошли. Примечательно, что в 1/16 финала Кубка СССР обыграли московский «Локомотив». Не знаю, может, столичный клуб отнесся к нам с прохладцей. Но, как бы там ни было, после поражения в Москве 0:1 дома победили 2:0. И вышли на донецкий «Шахтер», с которым не сладили.

- Как у вас лично складывались дела?

- Я играл много, в основном под нападающими и крайнего хава. Тренер Александр Федорович Борн долго отговаривал не уходить. Была достойная зарплата, но слишком далеко все это было от дома. В итоге сезон-1989 провел в майкопской «Дружбе» и «Локомотиве» из Горького.

- Последнее место вашего выступления в профессиональном футболе - это «Старт» из Ейска, который играл тогда во второй союзной лиге.

- Верно. Стал бомбардиром команды. Забивал много - 37 голов за три сезона. При этом играл в полузащите и. даже на позиции либеро в обороне. Каждый год в «Старте» менялись тренеры, но ни один меня не напрягал. Я, само собой, тренировался, понимал, что надо готовить себя как следует. Уезжал домой в Краснодар, приезжал в расположение команды за день-два до матча. Знаете, приятно, что на закате профессиональной карьеры очень тепло обо мне отзывались зрители.

- Что было дальше?

- А дальше произошел развал страны. Мне было уже 34 года, физически мог поиграть еще, но. смысла не было. Вернулся в Краснодар, окончательно осел в родном городе. Продлил футбольную жизнь выступлением за ветеранов «Кубани». Снова поиграл вместе с Плошником, Калешиным. Мы выиграли чемпионаты СНГ и России. Уровень футбола, конечно, не тот, зато приятно было вспомнить прошлые годы.

Активно закончил играть в футбол только в 50 лет. Тогда словно Рубикон произошел - резкое обострение болей в тазобедренных суставах.

- И что же?

- Сделал снимки - оказалось разрушение суставов. Помучился немного, сделал две операции с интервалом в семь месяцев. В прошлом году дали постоянную группу инвалидности и пенсию. Ветераны часто играют, зовут к себе, но мне, увы, «железки» не позволяют бегать.

НОВАЯ ЦЕПЬ

- Александр Константинович, вы работали администратором в «Кубани» в 2002-2008 годах. Яркое впечатление команда оставила в сезоне-2003, в котором пробилась в высшую лигу. Лично меня первый круг, который «Кубань» выиграла под руководством Владимира Ла-гойды, особенно впечатлил, а вас?

- Согласен, хороший период. Первый круг сезона-2003 в истории «Кубани» пусть кратковременный, но действительно яркий момент. Возвращаюсь к тому же - формированию цепочки. Генеральным директором стал Владимир Подобедов. Еще осенью 2002 года главным тренером был назначен Владимир Лагойда, который в новом сезоне пригласил в помощники Игоря Калешина и Александра Артеменко. Меня взяли администратором в пару к Владимиру Гапоненко. Все люди, игравшие в «Кубани». В самой команде собрались ребята, выступавшие в Краснодаре ранее, - Алексей Герасименко, Станислав Лысенко.

Игра завораживала! Яркая, живая. Болельщики отмечали - что вернулись в те времена, когда было приятно ходить на «Кубань». Жаль, немного не сложилось тогда, административно-финансового ресурса не хватило. Как следствие - в августе того года сменилось руководство и тренерский штаб.

- «Кубань», тем не менее, добилась повышения в классе, но затем начались качели - премьер-лига, первый дивизион.

- Работы было невпроворот. Конечно, переживал во время матчей, родная же команда, но, знаете, скорее, машинально. Сменилось много генеральных директоров, тренеров, а игроки менялись так быстро, что мы с Гапоненко не успевали их встречать, привозить на базу, селить, одевать. Круговерть не останавливалась, даже когда заканчивался дозаявочный период. А как начиналась дозаявка, жизнь проходила по схеме аэропорт-база-аэропорт. Официально в это время прошло много игроков, с которыми были подписаны контракты, а в тренировочном процессе - еще больше.

- Спрошу без обиняков: почему ушли из «Кубани»?

- Закончился трудовой договор, каждый год подписывался таковой в начале сезона. Новое руководство в 2008-м его со мной не продлило.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СТИЛЬ БЫЛО РАНО ПРИВИВАТЬ

- Какое впечатление произвел на вас первый тренер из дальнего зарубежья чех Иозеф Хованец, работавший с краснодарским клубом в течение 2005 года?

- Это был уникальный в истории «Кубани» тренер со своим видением футбола. Он хотел перенести свои взгляды на нашу команду, но они не прижились. Менталитет российского человека к европейскому еще не подошел, а он хотел его привить, уповал на него. Перед матчами, например, были выходные, а еще ряд нестандартных моментов как в подготовке, так и после игры. Для общего житья команды вроде бы положительные были сдвиги, однако на результате они сказались отрицательно - начались провалы, прежде всего, в «физике». Почему сейчас в российской сборной нет ни одного игрока из зарубежных чемпионатов? Наверное, и по этим причинам в том числе. В Европе другой подход, большую роль играет самоподготовка, у нас во главе угла стоит работа с тренером. Во втором круге команда некоторое время еще двигалась, а потом по ходу матчей просто останавливалась. И результаты закономерно начали падать.

- Ключевой момент - игра в Нальчике, куда команда не отправилась, за что наказана была техническим поражением. Ваше мнение?

- Тот конфликт в столице Кабардино-Балкарии не хотели раздувать в прессе. Но вспомните - там стреляли. Были жертвы. Да, безопасность гарантировали, ну а если бы все-таки что-то произошло? Как европеец, Хованец решил: прежде всего - безопасность.

- Этим событиям предшествовала ситуация в Махачкале, когда в перерыве матча с местным «Динамо» игроки «Кубани» подверглись нападению.

- В Махачкале к нам применялись, скажем так, «нюансы» советских времен. В аэропорту начали «шерстить», хотя всем известно, что проверяют до полета, а не после. Поселили в непонятой гостинице. Вышли на матч - пацаны играют неплохо. Счет 0:0, команды отправляются в раздевалки. Вдруг генеральный директор «Динамо» (Осман Кадиев, - прим.С.Б.) налетел на Костю Зуева. Тот играл годом ранее в Махачкале, и на него первого выплеснули злость. Я был в подтрибунном помещении и все видел собственными глазами. Хорошо, что засняли момент удара на видео. Будь просто разговоры, возможно, ничего бы не добились. Говорят, потом в раздевалке Любомира Кантонистова ударили, но там я не присутствовал.

В переигровке, которая произошла через полмесяца в Москве, мы победили - 1:0. Ситуация с Нальчиком случилась буквально следом за махачкалинской. «Кубань» хотела добиться переноса игры, а не просила записать 3 очка. Но записали поражение. В любом случае, думаю, переигровка нам бы не помогла в решении задачи выхода в «вышку». На тот период Нальчик был мощнее.

Что до Хованеца, то он был готов начать новый сезон в «Кубани», пообещал сделать работу над ошибками. Но руководство решило, что «европейский стиль» нам рано прививать, и пригласило новым наставником Павла Яковенко.

ФАНАТ ФУТБОЛА

- «Кубань» при этом украинском специалисте пережила яркий период, вернувшись в премьер-лигу.

- Это был своеобразный момент. Конечно, Яковенко выделяется на общем фоне - фанат футбола, это слабо сказано. Таких мало, хотя работать с ним не просто. Но интересно. Очень требовательный, он живет одним футболом, мелочей никаких для него не существует. Еще когда выступали в первом дивизионе, в голове держалась премьер-лига, поэтому вся работа была построена на соответствующем уровне. Яковенко скрупулезно относился как к тренировкам, так и к отдыху команды. Требовал, чтобы все происходило ровно так, как он сказал. Если что-то не получилось, ты мог нарваться на очень жесткий «анализ» твоей работы.

Он сам подбирал команду и требовал серьезной отдачи. В премьер-лиге Яковенко понимал, что надо делать. Однако, на мой, конечно, субъективный взгляд, ему не хватило гибкости. Знаю, что он жесткий человек в текущих моментах, и, думаю, в глобальных вопросах по игре команды на компромиссы не шел. Поэтому ему было сложно работать с руководством. А команду он сформировал хорошую. До сих пор на виду Янбаев, Олег Иванов, Габулов, Калешин. Неплохо при нем играли, но в премьер-лиге балансировали внизу таблицы. Не хватило рывочка. Играли с раменским «Сатурном», вели 2:1, на 90-й минуте после длинной передачи Лебеденко сравнял счет. И Яковенко был уволен. Ситуация немного выправилась при Леониде Назаренко, но затем пошла обратно вниз.

- Скажите, с иностранцами возникали сложности?

- По-разному. Много национальностей было: чехи Роман Ленгиел и Ян Резек, болгары Петков и Петров, хорват Марьян Вука, босниец Анте Яжич. Были проблемные люди, но большинство - нормальные. Хорошие отношения остались от общения с Рикардо, который сейчас работает в «Краснодаре». Когда Ивайло Петков прилетает из Болгарии, бывает, встречаемся.

Сложности были в том, что руководство держало имена новичков в секрете до последнего момента, а встретить надо было оперативно, разместить. Лимит времени был невероятный. Постоянный цейтнот! Особенно много работы было в премьер-лиге, когда выступали основа и дубль. Например, встретить надо игрока, а тут уже начинается игра резерва... Впрочем, хоть горячих моментов случалось много, мы успевали решать свои задачи.

НУЖНЫ ВОСПИТАННИКИ!

- Расставшись с «Кубанью», вы работали в Кубанском университете физкультуры и спорта на кафедре футбола, верно?

- Нет-нет, это мой сын Сан Саныч, с которым меня частенько путают (улыбается). Он тоже начинал в «Кубани», и начинал неплохо. Не повезло, что в переходный период не было человека, который поддержал бы его. Плюс - травмы замучили. Я за свою карьеру избежал травм мениска, крестообразных связок, паховых колец. Он же за короткое время собрал всю эту «коллекцию». В 16 лет его пригласил Софербий Ешугов, когда команда выступала во второй лиге. Провел две официальные игры. Но после Ешугова пришел Федор Щербаченко, и сына отчислили первым. Дубля не было, перевели в команду из Горячего Ключа. Потом травма на травме. Параллельно учился. Александр Петрович Золотарев и Рауф Заурович Гакаме и пригласили на кафедру, где он работает уже около десяти лет.

- Как болельщик что сейчас, Александр Константинович, испытываете?

- Хорошо, что «Кубань» борется за высокие места в чемпионате, поиграла в еврокубках. Но все ветераны, с которыми я беседовал, сходятся во мнении - нужно, чтобы играли свои воспитанники. За «Кубань» буду болеть всегда, но хожу и на «Краснодар». В перспективе у «быков» ситуация более выгодная, потому что Сергей Галицкий создал мощную школу. Такая работа - обязательно даст плоды. У «Кубани» же, увы, не видно, что свои воспитанники появятся. Веяние нынешнего времени - нужен результат. В наше время он тоже был нужен, но как-то относились терпимее.

В «Кубани» всегда были собственные воспитанники. Это привлекает еще больше болельщиков на стадион. Никого не хочу критиковать, говорить, что плохо работают. Я почти пять лет работал тренером. Видел, что в школах талантливые пацаны есть. Но они пропадают на переходном этапе. Клубам нужно набираться терпения, чтобы выводить ребят на высокий уровень. Понимаете, это очень важно.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle