Для того чтобы воспользоваться данной функцией,
необходимо войти или зарегистрироваться.

Закрыть

Войти или зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Популярное

Виды спорта: Футбол

Рубрики: Профессиональный спорт, Персоны

Автор: Герасин Максим

Александр Гармашов: Свою жизнь без футбола я не представляю

Александр Гармашов: Свою жизнь без футбола я не представляю

Александр Гармашов: Свою жизнь без футбола я не представляю

Вокруг фигуры Александра Гармашова в отечественном футболе гуляет немало слухов. Личность он, прямо скажем, загадочная. Но тем и интересен. Здорово играл в футбол. Имя себе сделал в краснодарской «Кубани». Но особенно ярко проявил себя по завершении игроцкой карьеры. Тольяттинская «Лада» одно время была брендом российского футбола. На протяжении 15 лет Гармашов, будучи ее руководителем, строил на берегах Волги суперклуб. Не все получилось так, как задумывалось, но та «Лада» известна любому мало-мальски сведущему в футболе человеку. Тольяттинская команда выдала «на гора» целый ряд незаурядных мастеров, поигравших даже в национальной сборной России.

Работал Александр Гармашов и тренером. Одно время пытался вытащить из трясины рушившийся новороссийский «Черноморец».

А потом - как отрезало. Исчез Александр Борисович с футбольных горизонтов. Широкой публике о судьбе Гармашова в последнее время практически ничего не было известно.

Мы решили восполнить этот пробел. И оказалось, жизнь у Александра Борисовича, как и раньше, бьет ключом. А главное - он по-прежнему в футболе. Сейчас вот с головой ушел в новый проект. Пытается фактически с нуля создать в Керчи российский клуб. На месте, разумеется, не сидит. В постоянных разъездах, ведь дел - воз и маленькая тележка. Но корреспонденту «Независимой спортивной газеты» все же удалось выйти с ним на связь и взять пространное интервью. Интервью, из которого вы наверняка узнаете немало интересного о прошлом, настоящем и будущем нашего «респондента».

- Александр Борисович, вы просто-таки неуловимы: то в Крыму, то в Москве... Я, так понимаю, дел невпроворот?

- Дел действительно много. Мы ведь в Краснодаре новый крымский клуб зарегистрировали - ФК «Керчь».

- Извините, а почему именно в Краснодаре?

- Потому что в Крыму законодательной базы пока нет. Общались с руководством города, там идею поддержали. Но все сейчас упирается в финансы.

- Подождите, вы сказали, что клуб зарегистрирован. Но ведь федерацию футбола Крыма в РФС еще не приняли.

- Пока не приняли. Должны были сделать это 7 июня, но в дело вмешалась ФИФА. Причем, вопрос стоял так: либо крымские клубы в РФС, либо сборная не едет на чемпионат мира в Бразилию. Вот поэтому данную тему отложили. Но с повестки дня ее уж точно не сняли. Думаю, теперь, как только сборная завершила выступление, этот вопрос вновь будет поднят.

- То есть всерьез надеетесь на включение крымского футбола в РФС именно в этом году?

- Если бы не верил, не занимался бы экстренно организацией клуба. Федерацию футбола Крыма нужно принимать в РФС именно сейчас. Через год будет поздно. Игроки, может быть, не поедут, спонсоры не потянутся, болельщики отвернутся... Это, конечно, осознают и в «верхах». Так что, уверен, включение вскоре произойдет.

- Вы упомянули, что главная загвоздка нынче в финансах. Спонсоры не проявляют интереса к крымскому футболу?

- Вопрос по-другому стоит. Конечно, будет и поддержка из госбюджета, и спонсоры появятся. Но нужно официально включить крымскую федерацию в РФС. Вот и у меня из-за этого завязаны руки. Я бы давно мог найти людей, которые вложат средства в ФК «Керчь», но не могу. Потому что впереди пока туман. Где будем играть, когда? Это главные вопросы.

- Кстати, по поводу «где играть». Как в Керчи дела с инфраструктурой обстоят?

- Знаете, я там не был с 1995-го. И за это время, конечно, в Керчи все пришло в упадок. Между тем, там ведь есть заводы, каковых больше нет на всем постсоветском пространстве! Правда, они в запущенном состоянии. Но вот приехал я на местный стадион имени 50-летия Октября. Не поверите - он в отличном состоянии! Сказал большое спасибо директору арены, что хоть ее уберег. На мой взгляд, она может стать лучшей во всей второй лиге России.

- А что с базой?

- Базы нет, и это проблема. Ведь состав мы уже фактически сформировали. Многих ребят я знаю, и по своему уровню эта команда во второй лиге точно не затеряется. Но футболистам нужны условия для тренировок, а базы нет. Построить ее не составит большого труда - нужны только средства. А их из-за подвешенной ситуации пока нет. Замкнутый круг получается. Но если вскоре вопрос решится, база будет. Думаю, к сентябрю мы успеем еще и детско-юношескую школу организовать.

- Я так понимаю, хотите выстроить «вертикаль» - «школа-дубль-первая команда»?

- Совершенно верно. Мы ведь не клуб-однодневка: собрались, поиграли, разбежались. Совсем нет. Ведь для чего нужен футбольный клуб? Чтобы добиваться результата и популяризировать вид спорта в регионе. Поддержка от властей у нас будет - президентом клуба станет, скорее всего, мэр Керчи. Я как спортивный директор уже пригласил знающих людей, с которыми долго работал. И мы будем развивать местный футбол.

- А в самом городе футбольная «лихорадка» наблюдается?

- Представьте только: стадион керченский 12 тысяч вмещает, а на матчи любительской лиги Крыма ходит по 10 тысяч! Этому городу как воздух нужен клуб. И в школу, думаю, ребята потянутся. У нас ведь какая задача? Воспитать к домашнему чемпионату мира-2018 хотя бы одного игрока сборной. Многие, правда, идею всерьез не воспринимают. Но это моя цель. И она осуществима.

- Если мне не изменяет память, в Тольятти вы трех «сборников» воспитали?

- Да - двух Максов, Бузникина и Деменко, и еще Лешу Бахарева. Вот вам, кстати, наглядный пример. В «Ладе» все трое стабильно попадали в основу. Хотя Бузникину и Деменко было всего по 18 лет, а Бахареву так вообще 17. Последнего, кстати, в 1994-м случайно заметил. Смотрю, на спортплощадке паренек мяч пятками набивает - пригласили его на просмотр. Понравился, взяли в команду. А мы тогда в высшей лиге выступали. И вот на матч с ЦСКА Виктор Григорьевич Тищенко, главный тренер «Лады», ставит Бахарева в основу. В команде сразу началось: «Куда 17-летнего пацана против мужиков!» Но я как президент клуба Григорьича поддержал.

- Не прогадали?

- Он тогда единственный гол в матче забил! Похожая история, кстати, с Игорем Стрелковым. Он тоже свой, тольяттинский. Кстати, потом в «Кубани» играл (в сезонах 2006-2007, -прим.М.Г.) Выступал у нас за дубль, но я как-то на него внимания не обращал. Зато много мне про него рассказывали - решил взглянуть. Прихожу на матч дубля, а он пять забивает! В 1998-м во втором круге Игорь уже за основу играл, а через два года в донецкий «Шахтер» перебрался.

- Совсем не боялись делать ставку на молодежь?

- А чего бояться? Молодому игроку нужно дать шанс. И если парень способный, целеустремленный, он им воспользуется. Как те же Бахарев и Стрелков, как Деменко и Бузникин. А как еще растить новых «звездочек»? Или, например, Коля Комличенко в «Краснодаре». Правильно, что Олег Кононов его к основе подпускает - он так быстрее расти будет. А в матче с «Томью» на выезде вообще матч спас, помог «Краснодару» ответный гол в ворота томичей забить. Значит, парня нужно подтягивать к основе.

- Но президент клуба Сергей Галицкий негативно относится к тому, чтобы молодого парня сразу бросать в пекло. Считает, ему необходимо постепенно осваиваться в большом футболе, нужна для начала игровая практика в менее сильном турнире.

- Сергей Николаевич и прав, и неправ одновременно. Комличенко должен тренироваться с первой командой. Да, пусть он выступает за дубль, там поддерживает игровой тонус. Но тренироваться должен с основой. Иначе как он будет расти? А если хорошо себя проявил, и вовсе нужно выпускать на поле. Пусть на 10 минут, но выпускать. Конечно, только если он это игрой за молодежный состав заслужил. И тогда, я вас уверяю, другие ребята будут землю на поле грызть. Потому что почувствуют - есть шанс.

- А у вас, подобно Сергею Галицкому, не было никогда идеи сформировать команду исключительно из собственных воспитанников?

- Не было. Ее и не могло быть. Ведь тех, кто по-настоящему сверкнул в «Ладе», нам приходилось продавать. Завод «ВАЗ», несмотря на разговоры, клуб не спонсировал. И поддержки властей, как в той же Керчи сейчас, в Тольятти не было. Да, хоккей и автогонки там в почете. А футбол - нет. Поэтому клуб зарабатывал сам. В том числе за счет продаж ведущих игроков.

- Правда, что в свое время вы возили Бахарева на просмотр в «Барселону»?

- Да, возил. На две недели. Это было зимой 1997-го. Почему не получилось Лешке зацепиться? По объективным причинам. Во-первых, в «Барсу» лично возить игроков на просмотр не принято. И у тогдашнего тренера сине-гранатовых Бобби Робсона это восторга не вызвало. А во-вторых, посмотрите на тот состав «Барсы»: Гвардиола, Стоичков, Ромарио, Михаэль Лаудруп, де ла Пенья. Сплошные звезды! Согласитесь, в московском «Спартаке» у Бахарева было больше шансов заиграть.

- Но ведь и в «Спартаке» играли по нашим меркам звезды.

- Вы мне напомнили одну историю. Как раз после поездки в Барселону я повез Бахарева вместе с Максом Буз-никиным в «Спартак». Там тоже звезды - Тихонов, Аленичев, Титов, Кечинов, Цымбаларь. И что вы думаете? Эти двое ту «гвардию» «возили» на поле! Особенно фраза Романцева запомнилась: «Ты посмотри, что делают!» Вот так их в «Спартак» и взяли.

- А Деменко, насколько знаю, в том же году мог оказаться в бременском «Вердере».

- Мог, но что-то там у Макса не сложилось. Звонит мне - то у него одно, то другое. Подробностей до сих пор толком не знаю. Кстати, отыскал его совершенно случайно. Женя Бузникин-старший, у нас тренером работавший, мне как-то сказал: «С тобой мама одного парня хочет пообщаться. Он сам кубанец, но в Киеве за «Динамо» играет». Пообщались - решил его оттуда забрать.

- Без проблем забрали, динамовцы не противились?

- Там получился своего рода обмен. Причем, тройной. Московские динамовцы отдали киевским Калитвинцева, а мы забрали Деменко. Но в итоге пришлось отпустить в Москву Терехина. Хотя его отпускать не хотели. Контракт Олега Терехина был у нас - выкупили у саратовского «Сокола», хотя там говорили обратное. Наверняка Олег принес бы нам много пользы, но.

- Говорят, вы были по тем временам для игроков сродни агенту?

- Не был я никаким агентом! Для молодых ребят я был как отец - поддерживал, помогал, опекал. Еще говорят, мол, владел контрактами футболистов. Не было такого! Контракты игроков принадлежали клубу и только клубу. Просто не хотел в те трудные времена бросать парней на произвол судьбы. Попал игрок не туда, куда надо - все, считай, карьера загублена. А мне хотелось, чтобы парни продолжали расти. Чтобы их талант не зачах и не исчез.

- А как вы отыскивали футболистов, Александр Борисович?

- По-разному. Макса Бузникина, например, отец привез. Он тогда травмированный был, а я сказал: «Привози». Вылечили, выходили и через полгода продали в московский «Спартак». Всех трех Калешиных - Игоря, Виталика и Женю - тоже через отца забирал. Причем, все трое с характером, часто тренеры их ставить на матч не хотели. Но я настаивал, потому что надо молодежи доверять. Как видно, не зря настаивал.

- И ведь это далеко не все кубанские парни, которых вы к себе приглашали, верно?

- Их было очень много. Из Краснодара ехали, из Новороссийска. Из Майкопа тоже. Почему в основном из Краснодарского края брали? Получалось так. На самом деле, просматривали многих. Кого только не брали «на карандаш»! В 1999-м, например, могли Аршавина к себе забрать, еще до того, как он в «Зенит» попал. Сычева как-то на детском турнире заприметил - наши мальчишки их омскую команду, помню, в пух и прах тогда разгромили. А в команде Находки впервые Файзулина увидел. В общем, много их было.

- Так почему не брали, раз заприметили?

- У нас талантливых пацанов много было. Зачем чужих брать, если свои подрастают? Обидно всегда, когда в клубах своим не доверяют. Зачем же их тогда растить? Вот, например, в «Крыльях» так было. Почему они вылетели? Потому что свои, доморощенные ребята на лавке сидят, а приезжие играют. Хотя местные посильнее тех будут. Спрашивается, почему? Маслов, гендиректор «Крылышек», объяснял: «Такова политика клуба». И вот куда такая политика приводит - в ФНЛ.

- Александр Борисович, правда, что тольяттинская футбольная школа считалась одной из лучших в стране?

- Пожалуй, что так. Во всяком случае, условия для ребят мы создали хорошие. Ведь мы тогда единственные были, кто вывозил мальчишек за рубеж. В 1999-м на турнир в Барселону ездили, причем, первыми там стали. Восьмерых пацанов в академию «Бенфики» звали, представьте! Работал, кстати, с ними Саша Григорян, он нынче «Луч-Энергию» тренирует. Одержимый, я вам скажу, футболом человек. Но очень способный, очень! И то, что с ребятами «Барсу» обыгрывал, тому доказательство.

- Вот слушаю вас, и все больше хочется провести аналогию с подходом Сергея Галицкого.

- (Улыбается). Сергея Николаевича я очень уважаю. Мы с ним знакомы, я часто бываю в Академии «Краснодара». Наблюдаю за разными возрастами, просматриваю турниры. То, что он уже сделал и построил - это супер. Одно плохо: такая Академия, как у него, должна все выигрывать. Все детские турниры до единого. А на подходе к основе должен быть не один Комличенко - несколько ребят. Но с такой селекцией и с таким подходом к делу в Академии ничего хорошего не получится.

- Как так? Можете пояснить, почему?

- Все лучшие специалисты оттуда уходят. Отличные тренеры, мастера своего дела, с которыми я знаком, там почему-то уже не работают. Не знаю даже, почему. Сейчас, как видим, в Академии много сербов трудится. Но они себя отживут. Может, на каком-то конкретном этапе работы с ребятами они и нужны. Но на длинной дистанции эти специалисты будут тормозить процесс. Их методика не направлена на достижение результата. А ребята должны почувствовать вкус побед. Быть лучшими в своем возрасте. Пока мы этого не видим.

- И в чем же вы видите корень зла, как говорится?

- Вот Сергей Николаевич ратует за открытый футбол. Это касается и детских команд. У основной команды с приходом Кононова открытый футбол временами прослеживался. Но в Академии подобного нет. Почему? Ребят открытому футболу не учат. Дети на поле должны творить, на то они и дети. А им запрещают играть в свое удовольствие, запрещают думать. Все подчинено одной методике, которая пока ведет в тупик. Но рано или поздно, уверен, Сергей Николаевич это поймет. Он уже многое понимает в футболе, со временем начнет разбираться и в футбольных людях. А то, что он построил Академию и возводит стадион - великое дело.

- Вы ведь тоже, к слову, построили в Тольятти клубную базу, считавшуюся долгое время лучшей в стране?

- Да, в 90-е она была одной из лучших. Пожалуй, была даже современнее базы волгоградского «Ротора», считавшейся образцовой. Когда Толстых к нам приехал, так и ахнул: «Во живете!» А как, собственно, жили? «Лишних» денег никогда не было. Наоборот, находили средства разными способами. Например, вместе с моим другом Владимиром Горюновым (президент «Ротора» в 1990-2009 годы, -прим.М.Г.) участвовали в госпроекте, могли заработать миллионы. Мечтали вместе играть в еврокубках. Горюнов, в конечном счете, заработал и «Манчестер Юнайтед» в Кубке УЕФА обыгрывал (3:2 на «Олд Траффорд» в 1995-м, - прим.М.Г.). А у нас не получилось.

- То есть создать в Тольятти клуб уровня того же «Ротора» мешали финансовые трудности?

- Не только. Во многом я сам виноват. Сейчас понимаю, что часто поступал неправильно. И в том, что в высшей лиге мы не задержались, есть моя вина. Что в 1994-м, что в 1996-м нам все время что-то мешало. Особенно обидно вылетели в первый раз. Всего одного очка для спасения не хватило.

- А по игре, как считаете, вылета заслуживали?

- В том-то и дело, что нет. В открытом футболе могли победить кого угодно. Кроме «Спартака», конечно. Состав тогда у нас сильный подобрался: Гаус, Верещак, Чухлеба, Бавыкин, Костя Павлюченко. Но раз вылетели, значит, все закономерно. У нас были два шанса закрепиться в российской футбольной элите. И мы их упустили.

- Но на заре «нулевых» ведь вновь хотели шагнуть с командой в «вышку»?

- Мы сначала рухнули во вторую лигу, а потом начали подниматься. В 1999-м вернулись в первый дивизион, кстати, «Кубань» в «стыках» одолели. Неплохая команда у нас в последующие сезоны подобралась. Молодой боевой коллектив. Нередко были близки к лидирующей группе, ниже планки не опускались. А потом 2003-й. Денег нет - нет и команды.

- И как же вы без денег до полуфинала Кубка страны дошли, «Спартак» чуть не одолели?

- Тот розыгрыш Кубка для нас - это сказка. Команда распадалась буквально на глазах. Доходило до смешного: отправлялись на выезд - возвращались без пары футболистов. Продавали прямо во время сезона! Так, незадолго до игры со «Спартаком», Дима Годунок в «Томь» ушел, Виталик Калешин - в «Кубань». И вот вдумайтесь: оставшаяся без финансов и многих футболистов «Лада» - в полуфинале Кубка! Причем, прошла не кого-нибудь, а раменский «Сатурн» и питерский «Зенит».

- И красно-белых вполне могли пройти.

- Эх, могли. Бились на пределе возможностей - всего чуть-чуть до трофея оставалось. Тот же Глущенко, хавбек наш, в игре с «Зенитом» Владимира Быстрова просто «съел» - не было того словно на поле. И со «Спартаком» отыграл здорово. Да все, в принципе, сыграли здорово. Если бы еще судья гол не отменил. 2:3 в овертайме уступили. На 100-й минуте Ковтун победный мяч забил. А могли, как говорится, хлопнуть дверью напоследок.

- Те 15 лет, что провели в волжском городе, с какими чувствами вспоминаете?

- Знаете, чувства разные. Чего только за эти 15 лет не происходило! Было трудно, порой очень трудно. Все-таки поднимать футбол в регионе без должной поддержки - задача сверхсложная. Конечно, неприятные моменты из памяти не выкинешь. Но было и много действительно ярких. Это и два года в высшей лиге, и полуфинал Кубка страны, да и еще много чего.

- И сумасшедшие по накалу стыковые матчи во второй лиге с «Кубанью» в 1999-м.

- Да, их тоже не забудешь. Дома, помню, выиграли 2:1. Хотя должны были забивать штук 8 минимум. Но мы моменты не реализовали, а краснодарцы раз в створ попали - забили. Причем, красиво забили, ударом метров с 30-ти точно в сетку. С одной стороны, мы гораздо сильнее были. А с другой, в Краснодаре нас ждал «теплый» прием. Зрителей на «Кубань» столько пришло, сколько лет 15 не собиралось - ажиотаж был бешеный. И настрой у хозяев зашкаливал, оттого мы особо и не раскрывались, вперед не лезли. В общем, ничью удержали и задачу выполнили.

- А ощущения дежавю у вас не возникло? Как-никак, три года за желто-зеленых вы сами отыграли.

- Эмоции, конечно, зашкаливали. Родители, которые здесь живут, на стадион пришли, друзья. Все-таки Краснодар для меня действительно не чужой город. Хоть я сам грозненский, но здесь фактически сложился как футболист. Кстати, в Краснодаре оказался совершенно случайно. Еще в пятигорском «Машуке» меня заметили Пахомов и Антонянц, вторые тренеры «Кубани», и позвали в команду. Но я поехал в 1983-м на сборы с донецким «Шахтером». Думал, там закреплюсь - не вышло.

- Разница между «Шахтером» и «Кубанью», в 1982-м высшую лигу покинувшей, ощущалась?

- Мне было тяжело и там, и там. Почему? Потому что на тот момент я еще был никем. Футбольной школы не заканчивал, азам обучен не был - разве что здоровьем и силой отличался. В армии только два года в футбол играл, а потом в «Машуке» оказался. За это время, конечно, чему-то научился. А еще быстрый был: в детстве серьезно занимался легкой атлетикой. Все тесты в команде лучше всех сдавал. Кроме теста Купера - вот его как раз не любил.

- Стиль «Кубани» середины 80-х - фланговые проходы и навесы в центр. В краснодарской команде себя как рыба в воде чувствовали?

- Это моя стихия. Если за тайм пять раз по флангу не подключусь - можно считать, плохо сыграл. Личная статистика, как же без нее. А ведь крайнего защитника играл: подключился - возвращайся. И приходилось обратно бежать. Но здоровья, слава Богу, хватало, так что успевал возвращаться. Зато Саше Семенюкову, со мной справа на фланге игравшему, думаю, легко было (улыбается).

- В «Кубани» вы были защитником, а чуть позднее - в самарских «Крыльях» - уже хавбеком. Как так?

- Я вам больше скажу: как в Краснодар приехал, играл нападающего. И сезон-1983 провел в атаке. А в следующем году хотел уходить в другую команду. Тут мне Александр Петрович Кочетков, тренер наш, и говорит: «Нашел тебе место, хочу попробовать». И поставил справа в оборону. Честно скажу, понравилось в защите, я остался. В обороне интереснее. Нравилось в отборе действовать. Пусть много ошибался, но боролся до конца. Всегда был первым «на мяче», старался открыться под передачу.

- За такое «открытие» Кочеткову до сих пор благодарны?

- Я ему не только за это благодарен. У Кочеткова в футбольном плане я много чего почерпнул. К нему в Краснодаре по-разному относятся: для одних - футбольный профессор, для кого-то - негодяй. Честно говоря, в нем было всего понемногу (улыбается). Но психолог он был великолепный. Думаю, если бы продолжал работать в «Кубани», своего бы добился. Он мог сплотить команду, он же мог ее и «разбить». Авторитетом обладал сумасшедшим! Я хоть характером далеко не подарок, но ему слова поперек сказать не решался.

- То есть держал Кочетков команду в ежовых рукавицах?

- Дисциплина была строжайшая. В 1994-м, как с «Ладой» в «вышку» попали, пригласил для усиления состава опытных Серегу Доронченко и Юру Соболя. По «Кубани» с ними знаком, в одном номере на базе жили. А тренером тогда позвал Кочеткова. Так они перед ним по стойке смирно ходили! Да и тактик Александр Петрович был неплохой. Как-никак, с Бесковым в «Спартаке» поработал.

- И что же такое спартаковское он «Кубани» прививал?

- Например, правило «треугольника». Вот идет тренировка, играем двусторонку. В один момент Кочетков дает свисток - игра останавливается. И тот, кто с мячом, должен иметь два варианта продолжения атаки. Хоть на самом краю поля ты мяч принял, все равно. В итоге получается «треугольник». Но дело в том, что не все в схему вписывались. Тот же Саша Плошник, например - типичный центрфорвард. Пройдешь по флангу, навесишь в центр - обязательно голову подставит и забьет. Форвард, конечно, от Бога. А в пас играть не очень любил. Оттого при Кочеткове не так часто выходил на поле.

- И кто его тогда на острие атаки заменял?

- Андрейченко. Он, хоть и нападающий, больше в подыгрыше действовал. А в атаке при Кочеткове раскрылись Ваня Котенов и Валера Рудько. Второй так и вовсе мог классным форвардом стать, если бы не отношение к делу. Котенов же, по сути, после «Кубани» толком нигде не заиграл. Раскрыл Ваню именно Кочетков: сделал его «свободным художником», и тот в 1984-м лучшим бомбардиром команды стал.

- То был самый удачный ваш сезон из тех трех, что провели в «Кубани»?

- Успешным он был, потому что могли вернуться в «вышку». Причем, и футбол показывали достойный. Много матчей зрелищных провели, чего только «триллер» в Волгограде стоит! То мы «Ротору» забьем, то они нам -так до 4:3 в нашу пользу дело довели. Но, как это часто бывает, всего один сбой на длинной дистанции - и ты вне игры.

- Где же допустили тот самый роковой сбой?

- Мне кажется, в Кишиневе. Тогда ведь система спаренных выездов действовала, и первый матч мы проводили в Симферополе. «Таврия» перед этим наших конкурентов, торпедовцев Кутаиси, просто уничтожила - 5:0! А мы ее взяли, и 2:0 обыграли. Думали, в Кишиневе точно победим. Но пока добрались, страху натерпелись... Самолет наш чуть не разбился, стресс был жуткий. В итоге уступили 0:1, играли отвратительно. Вот это, пожалуй, ключевой момент.

- А длина скамейки сказывалась? В том сезоне в заявке всего 17 человек числилось.

- Мы этого не чувствовали. Сил было столько, что после матча могли сразу еще один сгонять! К тому же, исполнители хорошие подобрались. В центре поля у нас был Игорь Калешин - умел практически все. Как он видел поле, конечно, словами не передать! Вместе с Калешиным в центре действовал Колесов, по флангам - Горюнов и Семенюков. Я справа в обороне, Шлюбуль слева, Чеботарев по центру. А Володя Лагойда последнего защитника играл.

- Лагойда - последнего защитника?

- Это потом уже его Кочетков в полузащиту перевел. Кстати, с ним мне комфортнее всего было играть. И объясню, почему. Не секрет, что футболисты общаются по ходу матча. Куда лучше пас дать, куда открыться, как навесить. Так вот, Володя этим не занимался. Наверное, в ленинградском «Зените» полезного опыта набрался. Мы с ним могли до матча обсудить, что да как. А уже в его процессе чувствовали друг друга, что называется, спинным мозгом. Так что он всегда знал, страховать ему меня или в центр смещаться. Потому, собственно, он последнего защитника и играл.

- И результат налицо: меньше «Кубани» в сезоне пропустил только московский «Локо».

- Тут и заслуга голкипера велика, тем более что Саша Балахнин был у нас незаменимым. Но что в воротах творил! В 1994-м я его в Тольятти тренером по вратарям взял. И тут в конце сезона случился форс-мажор. Все вратари из строя вылетели, представьте! Что делать? В итоге в ворота на четыре матча стал. Саша. И это в его-то 40! Стоял он, конечно, великолепно. В матче с московским «Локо» вообще вытаскивал мертвые мячи. Так что мало пропустили в 1984-м во многом благодаря ему.

- Я так понимаю, вас со многими знакомыми по «Кубани» потом жизнь сводила.

- Со многими. Про Доронченко, Соболя и Кочеткова уже говорил. А с Семенюковым и Володей Подобедовым пересеклись в 1989-м в Нижнем Новгороде. Как раз попали к Валерию Овчинникову, небезызвестному «Борману». Какой он был тренер? В двух словах не расскажешь (улыбается). К нему относятся по-разному: своеобразный «Борман» человек. Но его афоризмы до сих пор в народе гуляют. А для меня он как друг был. Может, порой я дружбой и злоупотреблял, потому надолго в Нижнем и не остался. В итоге Семенюков спустя сезон ушел, а мы с Подобедовым попозже, в 1990-м.

- А не Подобедов ли вас в 2004-м позвал с собой тонущий новороссийский футбольный «корабль» спасать?

- Там совсем по-другому дело обстояло. Володя ведь тоже не знал, на что шел. Нам в администрации края сказали: принимаете клуб чистым, без долгов. Я - тренером, Бачир Хут - гендиректором, а Володя - его помощником. Но сразу поняли, что это за «чистота». 15 миллионов долларов долга! А выделили нам 4. Точнее, обещали выделить. Два должны были дать краевые власти, еще два - городские. Край свою сумму выплатил, а вот город - нет. Сами понимаете, в каких условиях приходилось работать.

- А почему решились на коренную «чистку» состава, его обновление?

- Разве была какая-то «чистка»? Просто я стал разбираться, что к чему, и мне многое стало понятно. Взять ситуацию с тем же Сашей Призетко. Посмотрел его контракт, а у него там черным по белому 500 тысяч долларов «подъемных» прописаны. Спрашивается, откуда я их должен взять, чтобы заплатить? В мэрии Новороссийска сказали: денег не дадим. Так что же, из своего кармана? Поговорил с Призетко, а тот: «Не мои проблемы». И как в такой ситуации реагировать?

- С этого и начался внутренний конфликт в команде?

- Внутренний конфликт? Такого не было. На общекомандном собрании Призетко выбрали капитаном, я не возражал. Более того, Саша регулярно выходил на поле. Сейчас мы с ним в хороших отношениях, зла друг на друга не держим. Как раз в самой команде конфликта не было - негативно влияла обстановка вокруг. Так, президент клуба, он же мэр города, Синяговский пообещал: задолженности выплатим. А я знал, что не выплатят, и ребятам это объяснил.

- Так и не рассчитались в «Черноморце» с долгами?

- Нет, конечно! Денег не было, а откуда их взять - вопрос. Команда играет, как может, даже в серединку таблицы забралась. И тут мне, как обухом по голове: уходи в отставку. Мол, причина в плохих результатах. А какие они должны быть, когда денег нет? И при этом то, что ребята на честном слове челнинский «КАМАЗ» и брянское «Динамо» громили (3:0 и 5:0 соответственно, - прим.М.Г.), никого не волновало. Тищенко после моего ухода команду от вылета спас. А что толку? Все равно клуб банкротом объявили.

- И никаких шансов избежать банкротства не было?

- Знаете, в любой ситуации главную роль играют личности. Именно личность может взять проблему под контроль и ее решить. В Новороссийске таковых не нашлось. А тем, кто пытался помочь, тем же Хуту и Подобедову, всячески мешали. И пока такой личности в руководстве клуба не будет, не будет в Новороссийске нормального футбола, дело не сдвинется с мертвой точки.

- Значит, не надеялись на выживание клуба?

- Не надеялся. Поэтому и забрал с собой парней, которых приглашал: Володина, Белозерова, Гордиюка, Бавыкина, Бекетова. Оставил только Аслана Засеева, и то потому, что Тищенко попросил. Потом они его как раз в «Кубань» продали. Кстати, полный сезон тогда в Новороссийске провел Влад Кулик. Я вам скажу, парень очень толковый. По-спортивному сухой, легкий и, к тому же, думающий на поле. Что он, в принципе, потом доказывал в «Кубани». И его нынешнее возвращение из «Рубина», считаю, для желто-зеленых большой плюс.

- Пока это единственный трансферный плюс для желто-зеленых.

- Уверен, приобретения еще будут. К слову, селекционная служба в клубе работает очень качественно. Ведь уже который год они раскручивают игроков и потом выгодно их продают. Список немалый: Ионов, Озбилиз, Козлов, тот же Кулик. И каждый трансфер тщательно обсуждается. Например, я точно знаю, как приметили Каборе. Нашел его Коля Хлыстунов, он в структуре клуба работает. Толковый парень, у него нюх на футболистов. Причем, смог отстоять Каборе перед руководством, и клуб не прогадал.

- Вы сказали про нераскрученных игроков. А как же тогда Джиб-риль Сиссе?

- А вот это была ошибка. Серьезная трансферная ошибка. И даже не потому, что Сиссе не заиграл. Дело в том, что он испортил атмосферу в команде. Своим авторитетом, что называется, «нагнул» команду, в том числе «стержневого» Каборе. В этом, по сути, проблема. Еще месяца три после его ухода ребята отойти не могли. Так что игровой кризис, случившийся в клубе осенью, связан в том числе с приходом француза. И я об этом руководство клуба предупреждал.

- А что тогда можете сказать о возможной потере Беленова и Попова?

- Такая опасность действительно есть. Не факт, что они уйдут, но возможность нельзя исключать. Однако еще реальнее мне видится уход Каборе. Уж очень серьезно им интересуется «Краснодар». Не знаю, актуален ли этот вариант после приобретения «горожанами» Одила Ахмедова, но вариант есть. Обещанных россиян «горожане» купили, остались два иностранца. И почему одним из них не может стать Каборе?

- Мрачные, Александр Борисович, перспективы вы рисуете болельщикам «Кубани».

- Расстраиваться пока рано. Лучше болельщикам ждать интересных приобретений. А они обязательно будут. А вообще, Краснодару, конечно, повезло. Две команды в одном городе - это здорово. Здесь теперь много футбола, и футбола качественного. Хочется, чтобы и в Крыму вскоре он тоже был.

- В регионе до сих пор юридически «живы» украинские клубы - «Севастополь» и «Таврия». Как быть с ними?

- Много слышал об этом. Мол, хотели на следующий сезон в украинскую лигу заявиться. Но такого, уверяю вас, не будет. Совсем недавно почетный президент «Севастополя» Новинский ясно заявил: клуб в украинскую лигу не заявится.

- А сколько российских клубов в Крыму уже формально существует?

- На данный момент четыре: СКЧФ из Севастополя, симферопольский СКИФ, ялтинская «Жемчужина» и «Керчь». Могло быть больше, будь у Армянска желание содержать свою команду. Но «Титан» там развалился, а новый клуб пока не образован. Что же касается «Керчи», то она уже функционирует. Повторюсь, главная загвоздка заключается пока в финансах. А как правильно организовать работу, я знаю.

Помимо статей, в нашей спортивной библиотеке вы можете найти много других полезных материалов: спортивную периодику (газеты и журналы), книги о спорте, биографию интересующего вас спортсмена или тренера, словарь спортивных терминов, а также многое другое.

Социальные комментарии Cackle